Мировая энергетика: от «сланцевой революции» к здоровому прагматизму? (часть I)

01:12 07.06.2013 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Часть II

Завершившийся в Брюсселе очередной саммит Европейского союза прошел под знаком громкого программного заявления, с которым выступил комиссар ЕС по энергетике Гюнтер Эттингер. В интервью парижской газете деловых кругов Les Échosон призвал страны-члены Евросоюза не блокировать программы разработки месторождений сланцевого газа в Европе. «Мы должны быть открыты к таким проектам и позволить заинтересованным странам – например, Великобритании или Польше – развивать экспериментальные программы в этой области, на основе которых можно было бы провести общеевропейскую экспертизу», - заявил Эттингер. [1] 

Помимо Великобритании и Польши курс на развитие технологий добычи сланцевого газа взяли в Европе Румыния, Венгрия и Испания. В то же время во Франции и Болгарии этот метод добычи официально запрещен. [2]

Ситуация со сланцевым газом и в целом положение с энергобезопасностью Европы - проблема сложная и многоплановая.Практически одновременно с интервью Гюнтера Эттингера газете Les Échos  достоянием французских СМИ стало открытое письмо ведущих энергетических компаний ЕС. Среди них - французская GDF Suez, немецкие E.On и RWE, итальянская ENI, а также испанские Iberdrola иGasNatural Fenosa. Представители этих компаний фактически обвинили Еврокомиссию в проведении несостоятельной политики в энергетической области в целом.

Позицию европейских энергетических гигантов пояснил в интервью парижской газете Le Monde генеральный директор GDF Suez Жерар Местралле. Он подчеркнул, что компании не «просят дотаций», но требуют «ясности, наличия стабильных и однородных правил в Европе и определения задач вплоть до 2030 года». Европейские лидеры «должны понять, что нынешняя энергетическая политика ведет к краху», - говорит Ж.Местралле. «Все это закончится тем, что Европа разрушит часть своей энергетической промышленности. Необходимо срочно переосмыслить эту политическую линию, ее ресурсы и цели». По мнению генерального директора GDF Suez, Старый Свет не сумел добиться конкретных результатов ни по одному из трех пунктов своей энергетической повестки: борьбе с изменением климата, повышению конкурентоспособности, обеспечению безопасности поставок энергоносителей. Более того, именно в настоящее время наблюдается тенденция «к раздроблению Европы по энергетическому принципу». [3]

Ведущие европейские компании подходят к проблеме добычи сланцевого газа критически, усматривая  здесь опосредованную экологическую угрозу для всего континента. Разработка месторождений сланцевого газа в Северной Америке привела к кардинальной ломке энергетической системы в Европе: США сделали ставку на сланцевый газ, это обвалило цены в угольной отрасли, европейцы кинулись закупать дешевый уголь – и Европа в буквальном смысле «задымила». 

Да и сами американцы, попытавшиеся стать пионерами в добыче сланцевого газа, пока осторожны в оценке перспектив. Пробное бурение вызвало массовые протесты в США, поскольку применяемый в этих случаях метод гидроразрыва пластов (фрекинг) опасен для резервуаров  воды и атмосферы. К тому же ведущие компании и аналитические институты в своих оценках перспектив добычи сланцевого газа в США серьезно расходятся, что также не дает оснований говорить о «сланцевой революции» в утвердительном смысле. Так, если компанияEast European Gas Analysis прогнозирует к 2015 году годовую добычу в объемах свыше 180 млрд. кубометров в год, то Международное энергетическое агентство называет 150 млрд. кубометров в год – да и то не к 2015-му, а только к 2030 году.

Тем не менее сторонники сланцевого газа в Европе торопятся двинуться по американскому пути. Даже Гюнтер Эттингер в интервью Die Welt счёл за благо предостеречь от излишней спешки в этой области. Он пообещал от имени Еврокомиссии выработать единые правила по добыче сланцевого газа и проработать «вопросы охраны окружающей среды». Правда, он по-прежнему убежден, что Германия не должна «упускать шанс» добычи сланцевого газа. [4]

Как бы то ни было, на родине Эттингера, в Германии, решение вопроса о сланцевом газе откладывается на период после намеченных на 22 сентября 2013 года выборов в бундестаг. Экология – слишком больная тема для немецких избирателей.

А вот в соседней Польше разработке сланцевого газа придают без преувеличения геополитическое значение, рассчитывая обрести таким образом освобождение от пресловутой «газовой зависимости от России». Эксперт Польского института общественных наук и по совместительству сотрудник брюссельского Центра по изучению европейской политики Петр Мачей Качинский, настаивая на том, что «"Газпром" - это орудие внешней политики Кремля», активно призывает, например, правительство Польши «сделать всё», чтобы предотвратить строительство газопровода «Северный поток» - как раз и служащего интересам энергетической безопасности Европы. В этом вопросе определенные польские круги действуют в тесной «смычке» с американцами. [5]

Так, Збигнев Бжезинский подчеркивает, что «крайне важным» компонентом евразийской стратегии Вашингтона являются усилия, направленные «на открытие Средней Азии (несмотря на помехи, создаваемые Россией) для мировой экономики». Средняя Азия здесь имеется в виду как источник поставок энергоресурсов, альтернативных российским. Эта стратегия призвана не допустить превращения в самостоятельный полюс влияния в мировой энергетике не только России, но и Евросоюза, учитывая, что, согласно оценкам Министерства энергетики США, мировой спрос на энергоресурсы возрастет к 2015 году более чем на 50% в сравнении с серединой 1990-х годов. [6] Еще более откровенно роль энергоресурсов во внешней политике США обрисовал известный американский эксперт Роберт Герберт: «Нефть и финансовые средства – вот две основные темы, которые никогда открыто и публично в США не обсуждались. Эти важные вопросы были отданы на откуп различным мастерам закулисной политической борьбы, и теперь многие из них уже подсчитывают свои барыши». [7]

Однако и в США апология «сланцевой революции» сталкивается с серьезными проблемами. Французская Total в начале текущего года заявила о приостановке разработок месторождений сланцевого газа в США из-за низкой рентабельности. В частности, концерн понес «крупные финансовые потери в Техасе». Поэтому руководство Total приняло решение отказаться от разработки соответствующих месторождений в США и сконцентрировать усилия на добыче традиционного природного газа. [8]

Аналогичная ситуация складывается и в других районах «мировой сланцевой революции». От разработки польских месторождений уже отказались местная государственная компания Lotos, американскаяExxon Mobil и канадская Talisman Energy. Последняя, в частности, откровенно заявила о том, что рентабельных залежей сланцевого газа попросту не обнаружено. А на состоявшемся в марте в Мапуту первом Мозамбикском газовом саммите с красноречивым заявлением выступил президент португальского нефтегазового холдинга Grupo Galp EnergiaМануэл Феррейра де Оливейра, призвавший не преувеличивать угрозу со стороны сланцевого газа для традиционных источников энергии. Он признал, что «сланцевый газ уже, безусловно, превратился в источник энергии для мира», но подчеркнул, что «по самым оптимистическим прогнозам», запасов сланцевого газа хватит в основном лишь на то, чтобы конкурировать с углем в тех  странах, где он добывается. [9]

Характерно, что, несмотря на горячие призывы еврокомиссара Эттингера, в Совете ЕС пока настроены осторожно, что также подтверждает спекулятивный характер многих заявлений о стоящей у ворот Европы «мировой сланцевой революции». Дипломатические источники в Брюсселе дают понять, что говорить о выработке общего подхода к использованию сланцевого газа преждевременно. «У ЕС нет такого потенциала. Для повышения конкурентоспособности нам нужна иная стратегия, состоящая из нескольких компонентов… Сланцевый газ в ЕС есть. Но вопрос состава источников получения энергии находится в компетенции национальных властей. Те, кто хочет попытаться, могут это делать. Для некоторых стран ЕС это может стать частью списка источников энергии», - свидетельствуют в Брюсселе на условиях анонимности. [10] К тому же, согласно прогнозам  Международного энергетического агентства, добыча нетрадиционного газа в Европе к 2030 году составит не более 15 млрд. кубометров.

Председатель Совета ЕС Херман ван Ромпей публично признает, что к 2035 году зависимость Евросоюза от импорта нефти и газа достигнет 80% от его потребностей. Эксперты Международного энергетического агентства подтверждают, что спрос на газ в Европе будет увеличиваться до 2030 года на 1,5% в год. Однако вряд ли это обстоятельство должно оправдывать непродуманные и поспешные шаги. Главным является вопрос стабильности и надежности существующих маршрутов энергопоставок. А он должен решаться с участием всех заинтересованных сторон, в том числе и России.

(Окончание следует)

[1] Les Échos 21.05.2013

[2] http://www.fondsk.ru/pview/2013/05/28/rumynia-protestuet-protiv-razvedki-slancevogo-gaza-na-20747.html#

[3] Le Monde, 21.05.2013

[4] Die Welt, 21.05.2013

[5] Цит.по: Северный поток российского газа и его противники // Аналитические записки. 2007. Июнь. С.50.

[6] Бжезинский З. Великая шахматная доска. М., 2009. С.163.

[7] The New York Times, 21.04.2003

[8] Le Monde, 10.01.2013

[9] ИТАР-ТАСС  15.03.2013 08:17

[10] РИА НОВОСТИ 21/05/13 18:20 21.05.2013 18:21

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ключевые слова: США Россия Газпром Европейский Союз Великобритания Германия Польша Еврокомиссия Восточная Европа

Версия для печати