О плохих - хороших институтах

10:24 27.05.2013 Вадим Бондарь, аналитик, журналист


Согласно результатам опроса, проведенного по заказу научно-исследовательского института European Councilon Foreign Relations (ECFR) большинство европейцев испытывает недоверие и недовольно новыми институтами, созданными в последние годы, как в рамках Евросоюза, так и в собственных странах. Данные выводы подтверждает и опрос, проведенный в рамках инициативы «Европейское социальное исследование» (European Social Survey), объединяющей социологов из разных университетов ЕС.

Испанский политолог Хосе Игнасио Торребланка, анализировавший для ECFR полученные данные даже сравнил рост этой негативной тенденции с вирусом, которому крайне трудно противостоять. По его мнению, им заразился уже весь континент. Дело в том, что новые институты оказались сродни наркотику, создав в начальной стадии чувство эйфории, прилива сил, желаний, жажды красивой жизни полной наслаждений, в последующей стадии приведя к жестокой ломке, моральным и физическим страданиям. Сегодня большинство опрошенных европейцев чувствуют себя жертвами. Причем это почти в равной степени относится как к жителям богатых стран севера, которые доминируют в союзе и выступают в качестве доноров, так и оказавшимся на грани банкротства и нищеты гражданам «южных провинций». Еще одной немаловажной  проблемой является то, что никто, ни на высоком общеевропейском уровне, ни на уровне руководства государств-членов Евросоюза не может или не хочет популярно объяснить людям, чем были плохи старые институты и почему с новыми ассоциируются главным образом растущие негативные явления и тенденции. «У людей возникло ощущение, что они утратили контроль над ситуацией. Их заставляют соглашаться с вещами, которые им преподносят как безальтернативные», - считает Торребланка. Действительно, безальтернативность один из важнейших и по-своему знаковых аргументов всего предыдущего строительства и нынешнего убеждения разочарованных. Мол, да тяжело, болезненно, но никакого другого пути не существует, власти ведут вас в правильном направлении, надо просто немного потерпеть. Но это не совсем так. Вот, что говорит о проблеме европейских институтов советник Норвежского муниципального союза и директор движения «Кампания за государство всеобщего благосостояния» в Норвегии, являющийся также членом Координационного комитета Европейского социального форума, Асбьёрн Валь: «За последние несколько лет ЕС быстро реорганизовался к более авторитарному наднациональному государственному органу в интересах, прежде всего финансового капитала. …Коллективные соглашения в государственном секторе были аннулированы правительствами, по крайней мере, в десяти странах-членах ЕС, в то время как зарплаты были сокращены, и все это без переговоров с профсоюзами. В ряде стран на национальном уровне внедряется законодательство в целях ограничения права на забастовку и придания полицейским силам прав использовать более экстремальные меры по пресечению забастовок и так далее». Это отличная иллюстрация к тому, как в Европе идут, и при помощи соответствующих институтов ускоряются процессы глобализации. Существование проблемы плохих институтов вынуждены признавать и официальные представители Евросоюза. Так, в конце апреля Председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу отметил, что в рамках союза со стороны граждан существует непонимание. «Кто что делает, кто что решает, кто кем и чем управляет? И в каком направлении мы двигаемся?». При этом тут же перевел стрелки, заявив, что европейская «мечта» находится под угрозой из-за «усиления популизма и национализма» во всех странах ЕС. О необходимости в связи с этим каких-либо кардинальных реформ всё тех же институтов в рамках объединения, либо отдельных стран, господин Баррозу ничего не сказал. Это говорит о том, что сворачивать или кардинально менять глобальный проект, даже если от этого стало хуже абсолютному большинству его невольных участников, - никто не собирается. Сказали круглое носить, а квадратное катать, - значит, так оно и будет. Американские институты это вообще отдельная тема. Их создатели и функционеры в массе своей ограничиваются набором дежурных фраз общего характера. При этом, очевидно следуя жанру демократического поиска верных решений устраивают театрализованные представления в виде споров и демонстрации публичных разногласий относительно перспектив проводимой кредитно-денежной и всякой другой политики. Во второй половине мая, рейтинговое агентство Moodys в очередной раз пригрозило понизить суверенный рейтинг США. Повод – разногласия между конгрессом и Белым домом в вопросе о бюджете и последовательном сокращении госдолга. Ларс Кристенсен из Saxo Bank даже высказался в том духе, что: «Американская политическая система находится в полном беспорядке. Политики проводят больше времени, сваливая вину друг на друга, чем, пытаясь найти решение. Это полностью нерабочая система». Однако не будем забывать, что, во-первых, часто бывает так, что наблюдатели, эксперты и другие люди видят то, что им стараются показать, а во-вторых, в каждом хаосе и беспорядке есть свой внутренний смысл, порядок и логика. Зачем американцы создали «полностью нерабочую систему», и, как и европейские элиты продолжают за неё упорно держаться? Держаться, несмотря на то, что рядовые американцы, которых при помощи печатного станка нарезающего «шнурометры» планетарной резервной валюты упорно закармливают, и стараются всячески отвлечь от мировых проблем, создавая интравертный культ избранности, в растущей степени выражают недовольство институтами и действиями своих властей. «Пользократия» повсеместно вытесняет истинную демократию и истинную человеческую сущность с её целостным и богатейшим внутренним миром. В глобализуемом обществе это, очевидно, ненужные продукты. В данном контексте совершенно естественными и вполне логичными выглядят рекомендации МВФ, адресованные растущим азиатским странам. Дескать, чтобы достичь уровня развитых стран (которые они скоро и так перегонят по целому ряду основных экономических показателей), им необходимо совершенствовать и улучшить свои институты. Какие и как? Ну, например, «улучшить работу правительственных и экономических учреждений, либерализовать негибкие трудовой и товарный рынки», далее по списку. Для пущей важности азиатов пугают «уязвимостью» и «риском продолжительного замедления роста». На этом фоне очень оптимистично выглядят выводы фонда об «уменьшении риска кризиса еврозоны и облегчении «бюджетного обрыва» в США». То, что рецессия в еврозоне длится уже год, а безработица бьёт все мыслимые рекорды, конечно же, не говорит о какой-либо ущербности институтов и неолиберальной экономической политики. Никакого значения не имеет и то, что госдолг США достиг отметки близкой к 16,7 трлн. долл., хотя формальным его пределом считается 16,4 трлн. «Великие кормчие» Америки перенесли решение этой проблемы на осень, но ситуацию это не изменило. Как не изменило и навязчивого желания экспорта «хороших институтов» от развитых стран к неразвитым. Мирным путём, или под знаменем революции, это уж как получится. То, что «хорошие институты» - всего лишь плацдарм для расширения политического и экономического контроля, к сожалению, пока мало кто видит. И наша страна здесь не исключение. В качестве чисто экономического примера можно привести ситуацию с транснациональными корпорациями. Сегодня идет активный процесс их эволюции в сетевые транснациональные производственные комплексы, которые могут легко трансформироваться в результате гибкого включения или исключения из производственного цикла тех или иных производственных узлов (участников сети). Что это значит? «Хорошие институты» экспортированные в какую-либо страну позволяют сделать практически любую часть её хозяйственной системы, отрасль экономики или всю целиком участником сети, сделав зависимой от нее. Сеть же при этом такой зависимости не приобретает. В случае необходимости непослушную, или проштрафившуюся «ячейку» просто отключают от сети. На время или совсем будет зависеть от степени усилий «ячейки» в работе над ошибками. Выхода из сети, как и из нынешнего Евросоюза, не предусматривается. Об этом надо помнить, играя в глобализацию.

Ключевые слова: США глобализация Евросоюз институты

Версия для печати