Перечитывая Чомски

01:34 22.05.2013 Владимир Разуваев, доктор политических наук


Хотя 84-летний Ноам Чомски – выдающийся лингвист, международную известность ему принесли, наверное, в первую очередь его нетривиальные взгляды по вопросам философии, истории, войне, масс медиа и некоторым другим вопросам. В том числе и внешней политики его родины – США. Вообще это весьма специфическая личность, которая, будучи до мозга костей настоящим американцем, получает интеллектуальное удовольствие от вскрытия несообразностей и противоречий в действиях своей страны в международной политике. За последним стоит, конечно, и гражданская позиция ученого. Многие считают его самым выдающимся интеллектуалом современности, отдавая ему преимущество даже над моим любимым Умберто Эко. Здесь можно спорить, но принять во внимание этот факт необходимо.

Один из любимых его приемов прн анализе внешней политики – предложить читателям или собеседникам взглянуть на ситуацию в «перевернутом» виде и задаться вопросом, как выглядела бы ситуация с оценкой конкретных намерений или действий, если бы Запад изначально поддерживал Иран, а не Израиль. Нашел ли он бы оправдание действия Тегерана? Или представить, что было бы, если Джулиан Ассанж опубликовал российские, а не американские внешнеполитические документы.

Во многом классикой, хотя и, с моей точки зрения, спорной, является его взгляд на антинаркотические операции США в Колумбии. Чомски предлагает представить, что Пекин, озабоченный массовой табакоманией в Китае, обзавелся военными базами в Мексике, дабы защитить своих граждан от этой пагубной привычки. И начал бы спецоперации против производящих табак американских штатов. Да еще с распылением химических средств против табачных посевов. Затем добавляет: «Мы будем смеяться». И не будем это обсуждать.

Он обратил внимание на то, что Запад жестко критикует Иран за возможное намерение создать ядерное оружие, однако отказывается сказать хоть одно негативное слово в отношении Израиля, у которого на вооружении «сотни ядерных боеприпасов» и современные средства их доставки. И который отказывается присоединиться к ДНЯО.

Не нужно думать, что у Чомски зашорены глаза. Не следует считать, что он настроен антиамерикански, если говорить в философском плане. Он просто хочет, чтобы во внешней политике его страны не было кардинальных противоречий. Например, он полностью признает правильность оценки своим правительством иранского руководства. Но при этом добавляет, что этой же характеристике соответствуют стратегические союзники США в этом регионе. Вот такой человек.

Когда-то Чомски бы непримиримым противником американской войны во Вьетнаме. Такую же позицию он с самого начала занял и в отношении вторжения в Ирак. А потом констатировал: официальные предлоги для войны были вымышленными, цели ее не достигнуты, интеллекта у американских руководителей не хватило, чтобы понять это с самого начала.

Довольно часто Чомски говорит или пишет сомнительные, с моей точки зрения, вещи. Среди них, например, тезис, что большинство экспертов (не названных им) на Арабском Востоке готовы согласиться с тем, чтобы Иран имел ядерное оружие, поскольку таким образом будет достигнут баланс сил в регионе. Тот самый баланс сил, который якобы гарантирует мир. Но это, как мне кажется, скорее проявление выбранной для себя роли «адвоката дьявола», нежели трезвая оценка существующей ситуации. Желание найти парадоксы и сыграть на них тут превалирует. Впрочем, Чомски в первую очередь – интеллектуальный критик, а не внешнеполитический эксперт.

Он был одним из очень немногих в США людей, который накануне последних президентских выборов прочитал предвыборные программы Барака Обамы и Митта Ромни, что позволило ему вволю поиздеваться над их отношением к глобальным экологическим проблемам. С Чомски никто из американских экспертов не спорил – возможно потому, что никто из них не удосужился ознакомиться с этими документами. Признаюсь, что я сделал то же самое, поэтому лишен возможности вступить с ним в заочную дискуссию.

И еще одна идея Чомски: не надо считать, что если что-то правильно или неправильно для нас, то это автоматически обязано быть таким же для остальных. А если они возражают против этого, то сами в этом виноваты.

А вообще-то посыл Чомски к американским творцам внешней политики очень прост: надо думать перед тем, как действовать. Надо сомневаться. Но это уже – мнение интеллектуала. Ноама Чомски. 

Ключевые слова: Ноам Чомски

Версия для печати