Иран пересматривает итоги туркманчайского договора 1828г.

19:31 16.04.2013 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Соразмерно росту напряжённости вокруг иранского вопроса в худшую сторону меняется климат азербайджано-иранских отношений. В спорах Тегерана с западными странами Баку склонен поддержать, скорее, Запад, чем Тегеран. Отношения Баку и Тегерана сегодня – это информационное противостояние и стремления обыграть соперника на пропагандистском поле.

Группа иранских юристов приступила к пересмотру положений Туркманчайского договора 1828 г., завершившего русско-персидскую войну 1826-1828 гг. Непосредственное отношение к этому событию имел знаменитый классик русской литературы Александр Грибоедов. Согласно условиям договора, за Россией оставались территории, приобретённые по условиям Гюлистанского мирного договора 1813 г.после окончания русско-персидской войны 1804—1813 гг. Также Персия соглашалась на эмиграцию армянского населения в пределы Российской империи, и на присутствие российского флота на Каспии.

Теперь иранские юристы-международники утверждают, что условия договора были действительны только на протяжении 100 лет. Поскольку азербайджанские земли принадлежали ранее Персии, после развала Советского Союза, который не вернул утерянный регион прежним «владельцам», он должен был перейти в состав Ирана, но в нарушение норм Туркманчайского договора, стал независимым государством (1). Передача Азербайджана Тегерану должна проходить по той же схеме, что и передача Британией суверенитета над Гонконгом Китаю в 1997 г. (2).

В ответ азербайджанские политики указали на обязанность Ирана передать Баку часть своей территории, а именно северо-западные области, где традиционно проживают азербайджанцы, составляющие, по разным оценкам, от 18% до 40% населения Ирана, что гораздо больше, чем азербайджанцев в самом Азербайджане.

Противостояние Ирана и независимого Азербайджана – геополитическая закономерность. Здесь уместна параллель с «армянским» вопросом дореволюционной эпохи. Русский философ Владимир Эрн (1882-1917) критиковал желание некоторых армянских интеллигентов ХІХ века видеть турецкую Армению не в составе остальной Армении, российской, а отдельным, ещё одним армянским государством. При этом эти самые интеллигенты уверяли, что армянам в Российской империи открыты все карьерные пути (в Кавказской армии всегда было множество русских генералов-армян), но часть армянского народа находится под турецким игом и её надобно освободить, предоставив полную независимость, как от Турции, так и от Российской империи. Случись так, уверял В. Эрн, не российская Армения будет полюсом притяжения для бывшей турецкой Армении, а, напротив, бывшая турецкая Армения будет тянуть к себе Армению российскую, подпав под влияние извне.

В годы армяно-азербайджанских конфликтов в 1990-х Иран отказывался принимать беженцев-азербайджанцев, опасаясь их массового влияния на иранских соплеменников, и занял проармянскую позицию. В начале 2000-х в областях Ирана, населённых азербайджанцами, прокатилась волна антиправительственных демонстраций, которая была подавлена властями, причём не обошлось без жертв и смертных приговоров.

Независимый Азербайджан, вольно или невольно, несёт потенциальную угрозу территориальной целостности Ирана, выступая как культурно-политический центр притяжения для иранских азербайджанцев. Не снимает остроту проблемы и принадлежность персов и азербайджанцев к общей, шиитской, ветви ислама. Затрудняет лёгкое разрешение вопроса и соперничество двух государств за контроль над частью Каспия с его кладовыми энергоресурсов. В довершение картины, Тегеран поддерживает дружеские отношения с Ереваном, а Баку – с Тель-Авивом и Вашингтоном. Даже ставя под сомнение результаты Туркманчайского договора, Иран не говорит об Армении, которая точно так же, как и Азербайджан, вошла под юрисдикцию Российской империи по его итогам.

Тегеран находится под непрекращающимся давлением Запада, и ставки в игре высоки. Между Ираном и Азербайджаном, как членом антииранской прозападной коалиции, идёт информационная война. Баку, в силу возможностей, поддерживает иранских азербайджанцев, часть из которых, действительно, выступает за воссоединение с Азербайджаном. В ответ, иранские власти заявляют о необходимости вынесения на референдум вопроса о присоединении к Ирану в самом Азербайджане. Вероятно, взаимный отказ от территориальных претензий был бы лучшим выходом из создавшейся ситуации, но это вряд ли возможно в ближайшем будущем.

Из ирано-азербайджанской вражды наибольшую выгоду извлекает Запад. В истории Кавказа Россия и Персия играли важную культурную и политическую роль. По сути, история Кавказа – это история взаимоотношений России, Персии, Турции и стоявшими, за двумя последними, Лондона, Парижа или Берлина. Закавказье было рубежом соприкосновения российского и персидского влияния, и таковым этот регион остаётся и поныне. Россия является принципиальным противником силового разрешения иранской проблемы, что позволило западному агитпропу зачислить её в союзницы «оси зла». Поставив Москву на одну доску с Тегераном, Запад, отталкиваясь от азербайджанской проблематики, называет Россию и Иран оккупантами Кавказа, возомнившими себя освободителями (1). Иранцы вынуждены принимать правила информационной игры, и, пересматривая итоги Туркманчайского мира, дабы ударить по принципу азербайджанского суверенитета, рикошетом бьют по России, говоря о российском «покорении» Грузии в 1804 г. Освободить Грузию от «русских оккупантов» намеревалась как раз Персия, но её благородный порыв сокрушился о русские штыки в ходе русско-персидских войн XIX в.(2).

Запад рассматривает Азербайджан как площадку для «демократизации» и переформатирования регионального геополитического пространства, ссылаясь, при этом, на исторический прецедент. В начале XX в. выходил сатирический журнал «Молла Насреддин», основанный азербайджанским просветителем Джалилом Мамедкулизаде. Номера печатались в Тифлисе, Баку и иранском Тебризе. Журнал, продвигая светские идеалы, влиял на общественные настроения приграничных с Азербайджаном регионов Ирана. Считается, что излагаемые в журнале идеи способствовали иранской конституционной революции 1905-1911 гг., которая совпала с национально-освободительным движением иранцев, выступивших против иностранного контроля над финансово-экономической системой страны.

Сможет ли Азербайджан сегодня выступить в качестве интеллектуального локомотива перестройки всего региона? Этим вопросом задаются и западные, и азербайджанские эксперты. Часть из них полагает, что действия официального Баку более облегчают распространение иранского влияния на Азербайджан, чем препятствуют ему, и призывают к большей демократизации азербайджанской власти, беспрепятственной работы неправительственных организаций и к открытому диалогу властей с оппозицией (3). Без оздоровления политического климата всё большее число граждан Азербайджана будут внимать транслируемым иранскими теле- и радиоканалами словам о коррупционности и недемократичности азербайджанского правительства, о безработице и неудовлетворительных социально-экономических условиях, в которых проживает часть населения Азербайджана. Либеральный Азербайджан, столь близко расположенный к границам теократического Ирана, мог бы послужить искушением не только для этнических азербайджанцев в Иране, но и для самих иранцев. Дабы обыграть на этом поле Баку, Тегеран должен ослабить режим правления и, хотя бы частично, смягчить социально-политические порядки в стране, что при текущих обстоятельствах кажется нереальным.

В любом случае, перекройка азербайджано-иранской границы – искра, из которой возгорится пламя территориальных претензий всех ко всем, поскольку таковые существуют не только между Тегераном и Баку. Может обостриться курдский вопрос, т.к. в Иране проживает более 5 млн. курдов, и даже существует топоним «Иранский Курдистан» - неофициальное название иранских провинций, населённых курдами. Иранский Курдистан граничит с Ираком и Турцией, где курдский вопрос тоже остро стоит, и входит в состав т.н. иранского Западного Азербайджана. Традиционно Тегеран старался противопоставить азербайджанцев курдскому национальному движению, и между иранскими курдами и азербайджанцами существует отчуждённость.

 

 

 «Iran Considers “Annexing” Azerbaijan» (Eurasianet.org, April 11, 2013)

«Iranian MPs Preparing Bill to Re-annex Azerbaijan to Iran» (FARS, 2013-04-09)

«Azerbaijan & Iran: A Soft-Power Struggle?» (Eurasianet.org, April 10, 2013)

Ключевые слова: Россия Иран Азербайджан

Версия для печати