Украина на распутье

11:24 18.03.2013 Владимир Разуваев, доктор политических наук


В последние месяцы существования СССР мне довелось познакомиться в печати с результатами исследования украинских ученых. Смысл их состоял в том, что через 2 – 3 года после независимости уровень жизни в стране станет такой, как в Швейцарии. Не сложилось. Как потом выяснилось, неверны были исходные предпосылки работы. Подразумевалось, что Украина будет продавать за рубеж беспрепятственно и по рыночным ценам, а вот импортировать - как в бытность свою союзной  республикой в составе СССР, в том числе нефть и газ из России.

Во второй половине 1992 года я имел честь побеседовать с одним из первых украинских политологов. Сумрачно взглянув на меня, он сразу заговорил о газовой блокаде, которую Россия устроила Украине. Удивившись термину, я ответил что-то в духе: а что, если вам попросту платить за газ вовремя, тем более, что и цена явно щадящая? Политолог обиделся и отвернулся в сторону.

90-е вообще были специфическим временем в истории российско-украинских отношений. Обычно украинское правительство договаривалось с Москвой о льготной цене на газ, пообещав взамен что-нибудь, интересующее Россию. Затем в дело вступала Верховная Рада и, ссылаясь на национальные интересы, запрещала исполнительной власти какие-либо уступки северному соседу. После чего правительство широко разводило руками (что, мол, можно взять с законодателей?) и отказывалось от своей части договоренности. Но цена на газ для Украины оставалась льготной. Так было несколько раз.

Ситуация изменилась в «нулевые», хотя общая идея борьбы любой ценой за дешевые поставки газа сохранилась в неприкосновенности. Украина, как и раньше, жестко использовала свое положение транзитной страны, провоцировала «газовые войны», чтобы вызвать давление ЕС на Москву, добивалась преференций, но каждый раз громко обижалась на российскую сторону за то, что та временами не без успеха отстаивала свои собственные интересы.

Сейчас вопрос о цене на газ снова встал во главу угла. Для Украины. Для России куда важнее перспектива Таможенного союза. А для ЕС самое главное – это чтобы Украина в него не вошла. Почему – догадаться легко.

Киев вроде бы оказался в завидном состоянии невесты, руку которой оспаривают два претендента. Или, наоборот, в незавидном - решение откладывать нельзя, потому что хочется кушать. Киеву надо договориться о новой программе кредитования МВФ и снижения цены на российский газ. Все это – как можно быстрее и сразу.

У каждого из «женихов» есть свои козыри, которые они иногда демонстрируют. ЕС предлагает Киеву зону свободной торговли, одновременно указывая, что это предложение  несовместимо с членством в Таможенном союзе. Заодно «организовывает» возможность получения Украиной газа из Германии. ЕС также предлагает Киеву свои услуги по давлению на Москву в вопросе о цене на газ. Правда, при этом выставляет известные политические условия.

Совершенно очевидно, что в основе позиции Брюсселя лежат прежде всего политические соображения – евробюрократы опасаются как сближения Украины с Россией, так и появления рядом с собой нового мощного геоэкономического образования. Отсюда и упомянутый ультиматум Киеву, если он был только один. Отсюда и требования о быстрейших реформах и даже готовность их финансировать. Правда, кое-что в идеях ЕС все-таки попахивает шантажом. Скажем, абсолютно правильный посыл об улучшении бизнес-климата в стране легко может быть интерпретирован как создание особых условий для европейских предпринимателей. В самом деле, едва ли Брюссель в этом вопросе печется об интересах в том числе и российского бизнеса.

Вообще ЕС всегда негативно относился к сближению постсоветских государств с Россией и подозрительно – к его перспективе. Особенно в случае с Киевом. Недавний пример: активизируется обсуждение создания российско-украинского газотранспортного консорциума – Брюссель немедленно заявляет, что готов быть третьей стороной в этом проекте.

Свои аргументы есть и у России. Они основаны прежде всего на естественной заинтересованности: Таможенный союз с Украиной и без нее – принципиально разные вещи. Проблема в том, что Киев до сих пор не понял, что Таможенный союз уже стал реальностью. Меняются правила игры. Предложения украинской стороны о сотрудничестве с Таможенным союзом по формуле «3+1» выглядят на этом фоне странными. Ведь не хочет же Киев вести переговоры с ЕС по формуле «27+1»?

Изменения могут коснуться Украины неожиданно для нее. Новые правила игры в торговле, передвижении рабочей силы, экономическом сотрудничестве, изменения в визовой политике. Сергей Тигипко недавно заявил, что Украина может получить безвизовый режим с ЕС, после чего «через год – полтора все украинцы смогут ездить без виз от Атлантики до Тихого океана». Необычно оптимистическая оценка для такого опытного политика.

С другой стороны, это заявление показывает, что Киев настроен продолжать свою прежнюю политику и получать дивиденды отовсюду, откуда можно. Верховная рада уже приняла заявление о приверженности курсу евроинтеграции. Об этом же постоянно говорит президент Виктор Янукович. Он же заявляет, что Украина готова присоединиться к тем положениям Таможенного союза, которые «не будут противоречить нашим международным обязательствам… для того, чтобы создать условия для наших товаропроизводителей, для нашей экономики, снять препятствия, которые сегодня есть». Похоже, что в случае с Таможенным союзом Украина все же хочет быть «немножечко беременной» и зафиксировать такой статус как можно дольше.

А вообще вся эта ситуация очень напоминает известные размышления «девушки на выданье» из гоголевской «Женитьбы». Вот бы к достоинствам сотрудничества с ЕС добавить преимущества низкой цены на газ и открытый рынок России… Вся проблема заключается в том, что попавшиеся Украине «женихи» крайне ревнивы и с опасением смотрят на кокетство своей «избранницы» «на стороне».

Ключевые слова: ЕС Украина Таможенный союз

Версия для печати