Колумбийский диалог о войне и мире

11:17 30.11.2012 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Возможно ли мирное урегулирование полувекового вооруженного конфликта между колумбийской властью и ее леворадикальными противниками? Конфликта, унесшего более 600 тысяч человеческих жизней? Да! – полагают некоторые эксперты, возможно! Но только если стороны в ходе конструктивного диалога смогут достичь компромисса и выработать взаимоприемлемые условия решения основных общенациональных проблем без насилия. Такого же мнения и конфликтующие стороны, которые с новыми надеждами пошли на трудные переговоры о достижении мира.

И вот представители правительства Хуана Мануэля Сантоса и делегация колумбийских повстанцев уже второй месяц продолжают так называемый «бессрочный» диалог о возможном перемирии и роспуске «незаконных» вооруженных формирований, как левого, так и правого толка. Делегация правительства настаивает на разоружении повстанцев и включении их в мирную политическую жизнь, обещая им возможность легально бороться за власть «наравне с другими партиями».

Вместе с тем, президент страны Хуан Мануэль Сантос еще до начала переговоров с главными левыми группировками – Революционными вооруженными силами Колумбии и Народной Армией (РВСК-НА) – предупредил, что диалог будет вестись в норвежской столице Осло и в Гаване без какого бы то ни было предварительного соглашения о прекращении огня.
Как заявил президент, выступая по национальному телевидению, «мы не уступим ни сантиметра контролируемой нами территории, и боевые действия будут продолжаться, возможно, с еще большей интенсивностью, чем раньше». За его словами последовали и активные действия – уже во время переговоров армия Колумбии предприняла несколько атак на позиции повстанцев, уничтожив и взяв в плен несколько десятков боевиков…

Однако, как пафосно выразился перед началом диалога лидер РВСК-НА команданте Тимолеон Хименес, повстанцы пошли на переговоры о мире с правительством президента Сантоса «не из страха перед смертью, а из-за любви к жизни (“no por miedo a la muerte, sino por amor a la vida”).

Переговоры начались в середине октября в столице Норвегии Осло, а затем продолжились в гаванском Дворце конгрессов (Куба), где проходят до сих пор. Гарантами контактов противоборствующих сторон выступают Норвегия и Куба, а «сопровождающими» миротворческий процесс странами-наблюдателями являются Чили и Венесуэла. Начало мирного процесса поддержали практически все государства Латинской Америки. В Вашингтоне и Евросоюзе же считает РВСК террористической организацией со всеми вытекающими последствиями. Против повстанцев давно ведется мощная пропагандистская кампания, цель которой – дискредитировать и всячески запятнать идеологию герильи, свести все социально-политические требования вооруженной оппозиции к элементарной уголовщине, привязав их деятельность сугубо к целям обогащения за счет торговли наркотиками и изумрудами, к похищению людей с целью получения выкупа. Власти Колумбии даже приводят цифры: якобы, торговля кокаином приносит повстанцам примерно 3,5 миллиарда долларов в год. А вот какие доходы дает «контроль» над наркомафией отдельным подразделениям армии и полиции, а особенно отрядам ультраправых «парамилитарес», об этом чиновники не распространяются…     

 

Переговоры в гаванском Дворце конгрессов продолжаются. Не прекращаются и вооруженные столкновения отрядов РВСК-НА с колумбийской армией. Проводят свои карательные экспедиции по деревням и «парамилитарес», задача которых – «гасить» среди населения вспышки левых политических настроений, исключая саму возможность поддержки крестьянами идеологии повстанцев. Заодно они безнаказанно грабят «подозрительных» мелких и средних сельских хозяев, насилуют крестьянок.

 

На последних раундах переговоров представители повстанцев предлагают армии прекратить взаимные боевые действия и начать в стране справедливые социально-экономические преобразования, прежде всего, – комплексную аграрную реформу в интересах широких масс безземельных крестьян. Обе стороны регулярно подтверждают, что стремятся к миру во имя всего колумбийского общества  и намерены вести диалог вплоть до заключения взаимоприемлемого соглашения. 

Нынешняя попытка прекратить гражданскую войну в Колумбии далеко не первая. В марте 1984 года тогдашний президент республики Белисарио Бетанкур заключил с РВСК перемирие и начал переговоры. Однако процесс был сорван, и боевые действия возобновились. Другой глава государства Сесар Гавириа в июле 1991-го сумел завязать новый диалог с повстанцами, который тоже был провокационно оборван. В январе 1999-го года президент Андрес Пастрана инициировал очередной переговорный процесс на так называемой нейтральной «демилитаризованной территории» в Сан-Висенте-де-Кагуан. Им же был утвержден и предложен казалось бы прекрасно выверенный и теоретически обоснованный «План Колумбия», который поддержали и финансировали США. Однако и эти инициативы колумбийских властей потерпели фиаско. Президент Пастрана поставил перед своим правительством задачу умиротворения и демократизации страны, прекращения вооруженных действий, насилия и обуздание наркоторговли. Однако повстанцы выдвинули свои требования, которые власти никак не могли принять. Они потребовали среди прочего вывода армии и полиции из районов, контролируемых РВСК, проведения «глубоких реформ», включая аграрную, разоружения «парамилитарес». Разумеется, и президент, и командование армии, и влиятельные  спонсоры «парамилитарес» отвергли требования вооруженной оппозиции.

Таким образом, за многие годы страна так и не приблизилась к миру.

 

Известно, что и предшествующий нынешнему президенту глава Колумбии  -Альваро Урибе тоже пытался установить контакты с повстанцами. Но доверие между вооруженными оппонентами было окончательно утрачено, поскольку каждый раз мирная передышка использовалась одной из сторон либо для перегруппировки своих сил, либо для подготовки более чувствительных и эффективных ударов по противнику. Возможно, были и другие мотивы, нам не вполне известные.

Почему же сейчас власти и повстанцы решились на новый мирный диалог? Неужели к обеим сторонам, наконец, пришло понимание, что в этом длительном и кровавом конфликте никому из них победить не удастся? Возможно. Но по логике, в подобной «патовой», ничейной ситуации возможен только один выход – достижение компромиссного мира. Менее логичная развязка конфликта –  принесение более уязвимой стороны (повстанцев) себя в жертву всеобщему миру в Колумбии. Но этот вариант равносилен поражению РВСК-НА, и, на мой взгляд, маловероятен.

Внутренняя война в Колумбии, действительно, длится чересчур долго: одни эксперты считают, что около полувека, другие – более полувека.

Но каковы же ее социально-исторические корни? По мнению ряда специалистов, в частности, известного российского ученого ИЛА РАН, доктора политических наук Марины Чумаковой, к примеру, причин, породивших гражданскую войну, немало. Это, в первую очередь, и острота аграрного вопроса, и бедственное положение сельского населения, вынужденная миграция безземельных крестьян в труднодоступные горные районы, глубинные социальные противоречия в обществе…

Марина Чумакова утверждает, это режим, установленный Национальным фронтом в конце 1950-х годов, заложил основы политической системы, которая была нацелена на сохранение собственной устойчивости в ущерб обновлению. За ее демократическим фасадом скрывалось традиционалистское господство региональных элит и могущественных семейных кланов. Эта политическая система была заинтересована в поддержании консервативной стабильности и подавление социальных протестов. Такая политика выталкивала потенциальных и реальных оппозиционеров за рамки легального политического поля. Именно правительственные репрессии, считает эксперт, регулярно обрушивались на левые организации, что и явилось причиной ухода многих из них в подполье и перехода к тактике партизанской борьбы. С годами боевые действия, карательные акции властей, партизанские засады и похищения политиков, - вообще насилие - стали чем-то вроде национальной «визитной карточки» Колумбии.

Некоторые «незаконные вооруженные формирования» как левого, так и правого толка, и вовсе перешли к бандитской тактике грабежей и убийств, маскируя свои корыстные планы обогащения политическими лозунгами. Так криминал и беспредел почти на половине всей территории Колумбии оказался выгоден определенной части элиты страны, которая получала от «внутренней войны» свои дивиденды. А наиболее страдающей от этого конфликта стороной, как всегда, оставались жители территорий, на которых либо орудовали наемники мафии, либо велись боевые действия между повстанцами и правительственной армией.       

Некоторые политологи, в том числе и российские, с подачи американских политтехнологов, вбросили в международные СМИ тезис о том, что герильерос РВСК, мол, давно и окончательно утратили свои первоначальные идеологические ориентиры и запал, «активно включились в наркобизнес, найдя в нем надежный и прибыльный источник дохода». В их деятельности на первый план вышли террористические акции» (взрывы учреждений и объектов инфраструктуры, захват заложников для получения выкупа или в пропагандистских целях, убийства граждан, не разделяющих «революционных идеалов», срыв избирательных кампаний, рэкет и экономический саботаж).

Более того, политолог из ИЛА РАН Марина Чумакова отмечает: именно включение левых повстанцев и правых «парамилитарес» в наркоэкономику послужило сохранению вооруженного конфликта и даже его эскалации. Кажется логичным, что получая финансовую подпитку от незаконного бизнеса (а, может быть и из других источников, о которых мало кому известно?), партизанское движение в Колумбии в 1990-е стало крепнуть. Политолог приводит даже сведение о том, что в период с 1991 по 1996 годы «доходы герильи от наркотрафика, рэкета, различного рода «налогов» и поборов с крестьян и наркодилеров, выкупа за похищенных людей и т.д. составляли около 2,4 миллиарда долларов. Экономический и военный потенциал повстанцев к концу 1990-х существенно возрос, а число бойцов достигло 20 тысяч человек»…

А может быть, все-таки новых членов РВСК привлекли идеологические лозунги организации, ее цели? Ведь по утверждению других, более объективных экспертов, не клюнувших на пропаганду неолибералов, РВСК ведет войну с правительством южноамериканской страны с 1964 года за построение «Новой Колумбии» и общества социальной справедливости и равенства.

Ранее в качестве условий для прекращения кровопролития герильерос предлагали правительству явно неприемлемое – «перераспределить частную собственность, провести радикальную аграрную реформу, решить проблемы жилья, здравоохранения и образования, установить подлинную демократию и превратить Колумбию «в действительно независимое, суверенное и справедливое государство». Предложения ФАРК больше похожи на диктат. Причем они были практически невыполнимы. Ни одно государство в мире так и не смогло осуществить меры, предложенные колумбийскими повстанцами. И поэтому их «программа» больше напоминает некий новый проект создания «страны Утопии». Но скорее всего, предложения-требования ФАРК были намеренно завышены, поскольку тогда партизаны вовсе и не собирались включаться в мирный процесс. Им нужна была лишь временная передышка для перегруппировки своих сил и пополнения своих рядов новыми боевиками, а также для совершения своих тайных операций.

Нынешний диалог имеет совершенно другую цель. Он нацелен на то, чтобы договориться о мире. И его участники готовы идти на компромисс. В какой степени, пока трудно сказать. Тем более, что как с той, так и другой стороны возможны провокации. Видимо, поэтому президент Сантос на этот раз и не пошел на временное прекращение боевых действий. Ведь перемирие всегда можно прервать кровавой провокацией, сорвав весь переговорный процесс. Так, собственно, и происходило в ходе прошлых попыток договориться о мире.  

Среди обсуждаемых делегациями во Дворце конгрессов Гаваны тем по-прежнему сложнейший вопрос вопросов – аграрная модернизация страны. Дело в том, что участники диалога демонстрируют разный подход к земельной проблеме, решение которой имеет приоритетное значение для РВСК: повстанцы продолжают выступать за проведение комплексной и всеобъемлющей аграрной реформы в интересах крестьян.

Глава делегации РВСК-НА команданте Иван Маркес заявил, что на эту тему должен бы высказаться сам народ Колумбии. А что касается его самого, то он против неолиберальной экономической модели, которая ныне действует в стране. Что он также против активного и бесконтрольного проникновения в национальную экономику иностранного и местного частного капитала, особенно в энергетическую и горнодобывающую отрасли, против Договора с США о свободной торговле, против так называемых реституции земли и территориального развития.

Команданте Маркес подчеркнул, что сегодня колумбийское общество – это 44 миллиона человек. А более 30 миллионов колумбийцев все еще живут в бедности. Почти 50% экономически активного населения страны перебивается временными заработками. Около 6 миллионов крестьян являются вынужденными переселенцами из сельских районов в города и поселки. Из 21,5 миллиона га потенциально обрабатываемой земли только 4,7 миллиона га используются для сельского хозяйства. А в результате 10 миллионов тонн продуктов питания Колумбия вынуждена ежегодно ввозить из-за рубежа…

По мнению повстанцев, страна созрела для экономических и социально-политических перемен. Именно все эти проблемы они готовы обсуждать с делегацией правительства. И представители РВСК-НА еще раз подчеркивают, что намерены вести диалог с властями о мире и социальной справедливости столько времени, сколько потребуется для достижения компромисса и позитивных результатов. Повстанцы, мол, понимают, что от вооруженного конфликта страдает в первую очередь народ Колумбии. А военную победу не сможет одержать ни одна из сторон. 

Правительственную делегацию возглавляет неолиберальный политик, чиновник, бывший вице-президент Республики Умберто де ла Калье Ломбана. Его задача, как утверждают колумбийские СМИ, - сделать все возможное для того, чтобы склонить вооруженную оппозицию к прекращению огня, путем обещаний и компромиссных решений вынудить повстанцев «сложить оружие и интегрироваться в мирный политический процесс, создать свою партию и, участвуя в демократических избирательных кампаниях, вести легальную борьбу за власть».    

Политические и идеологические разногласия сторон кажутся абсолютно непримиримыми. Однако «воз» не стоит на месте. Сторонам уже удалось договориться о проведении декабре общенационального форума о мире в столице Колумбии Боготе. Обе стороны обратились с просьбой к представительству ООН в Колумбии и к Центру содействия мирному диалогу Национального Университета об организации дебатов на тему комплексного развития аграрного сектора страны, а также об обнародовании заключительного документа переговоров 8 января 2013 года.

Вообще, наблюдая за ходом диалога, создается впечатление, что представители повстанцев действуют активнее. Делегация РВСК-НА постоянно делают заявления для прессы, выступают перед журналистами с комментариями и разъяснениями. На днях вооруженная оппозиция Колумбии заявила об одностороннем прекращении наступательных боевых действий, оставляя за собой лишь право на оборону.

Судя по высказываниям представителей РВСК-НА, они стремятся сделать все возможное, чтобы вовлечь в миротворческий процесс все слои колумбийского общества, чтобы в процессе обсуждения бесконфликтного будущего страны в Колумбии не осталось безучастных и равнодушных. 

Правительственная делегация, напротив, ведет себя сдержанно, стараясь как можно меньше общаться со СМИ. И в этом проигрывает оппонентам пропагандистскую часть диалога.

…Колумбия вновь устремляется к миру. Похоже, она созрела для серьезного и конструктивного диалога о войне и ее прекращении. Повстанцы заявляют, что готовы вести этот диалог бесконечно вплоть до достижения положительного и взаимоприемлемого результата. Власти добиваются разоружения и самороспуска герильи, интеграции боевиков в легальную политическую жизнь страны. Как показывает опыт Центральной Америки, это вполне возможно: «худой мир, как говорится, лучше доброй ссоры». Вот только остаются вопросы. Как быть с диаметрально противоположными интересами и политическими противоречиями оппонентов? Возможен ли принципиальный компромисс между имущими и неимущими слоями колумбийского общества? Может ли установиться полюбовное согласие между эксплуатируемыми и эксплуататорами? Согласится ли богатейшая часть страны делиться с большей частью своих соотечественников? А главное – смогут ли противоборствующие силы окончательно отказаться от насилия как главного средства решения своих экономических и социально-политических проблем?

 

Вопросов много. Ответов пока нет.

И все же мы желаем колумбийцам добиться мира. Каким бы долгим и трудным ни был к нему путь.

Ключевые слова: Колумбия

Версия для печати