Восточноазиатский саммит: на пути к диалогу и интеграции

15:31 22.11.2012 Стрельцов Д.В. , заведующий кафедрой востоковедения МГИМО (У) МИД РФ, доктор исторических наук


 

На вопросы журнала «Международная жизнь» отвечает  заведующий кафедрой востоковедения МГИМО (У) МИД РФ, доктор исторических наук Дмитрий Викторович Стрельцов.

«Международная жизнь»: Дмитрий Викторович, 19 и 20 ноября текущего года в столице Камбоджи Пномпене прошел VII Восточноазиатский саммит. Известно, что российскую делегацию на Восточноазиатском саммите возглавлял министр иностранных дел Лавров. Как, в связи с этим, Вы могли бы прокомментировать заявления ряда западных СМИ о том, что Россия понижает свой статус в АТЭС, поскольку делегацию возглавлял именно министр иностранных дел, а не премьер-министр и не Президент страны?

Д.В.Стрельцов: Мне трудно комментировать участие первых лиц государства в подобных мероприятиях, но я не считаю, что это сигнал того, что Россия понижает свое участие. Россия по-прежнему занимает активную позицию в вопросе участия в ВАС. Выступление С.В. Лаврова на саммите показало, что Россия по-прежнему считает саммит ключевой структурой для налаживания взаимодействия как по вопросам международной безопасности, так и по вопросам экономической интеграции в Восточноазиатском регионе. Поэтому, на мой взгляд, делать такие поспешные заявления неправильно. А что касается участия России в саммите, дальнейших ее планов в отношении этой организации, то она будет рассматривать Восточноазиатский саммит как площадку для обмена мнениями по ключевым вопросам международных отношений, безопасности в Восточноазиатском регионе, и возлагает надежду на то, что через этот формат международной интеграции, международного сотрудничества возможно решить многие проблемы, стоящие перед Восточноазиатским регионом, прежде всего в области международной безопасности, реагирования на  чрезвычайные ситуации, а также налаживания международного сотрудничества, прежде всего в области энергетики, продовольственной безопасности и транспорта. Я думаю, что степень участие России в этом формате будет повышаться, и мы будем занимать активную позицию в его развитии.

«Международная жизнь»: Какие результаты в целом Россия может ожидать от прошедшего саммита?

Д.В.Стрельцов: Что касается России, я думаю, что вряд ли с точки зрения нашей страны в повестке дня стояли какие-то конкретные результаты, которые могли бы рассматриваться в качестве нашей задачи, требовавшей решения именно на этом саммите. Речь шла о том, чтобы развить тот успех, который был достигнут на саммите АТЭС во Владивостоке и где Россия позиционировала себя как ключевая азиатско-тихоокеанская держава и где стояли на повестке дня вопросы, имевшие для России первостепенное значение, - прежде всего, интеграции регионов Сибири и Дальнего Востока в динамично развивающийся Азиатско-Тихоокеанский регион. Поэтому те же положения, те же тезисы, которые прозвучали в выступлениях России на саммите АТЭС, прозвучали и в выступлении министра иностранных дел Лаврова на Восточноазиатском саммите. Если смотреть повестку дня саммита, были вопросы, которые, безусловно, касались непосредственно экономического сотрудничества. Это, прежде всего, Декларация о развитии стран Восточной Азии и Декларация о борьбе с малярией. Россия выразила свою заинтересованность в налаживании сотрудничества по тем вопросам, которые были отражены в этих декларациях.

«Международная жизнь»: Накануне саммита большое внимание уделялось предстоящей на его полях встрече президента США Б.Обамы и  председателя Госсовета КНР Вэн Цзябао. Как прошла эта встреча?

Д.В.Стрельцов: Интрига саммита была связана в частности, с тем, что он проходил на фоне территориальных споров вокруг островов в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях, и многие считали, что это соперничество выплеснется и на саммите. Однако саммит показал, что возобладал реалистичный подход, и в целом в выступлениях китайских делегатов, и выступлениях делегатов других стран Юго-Восточной Азии эта болезненная тема не получила своего отражения. В целом страны ставят перед собой задачу нахождения именно точек соприкосновения, то есть вопросов конструктивного характера, а не деструктивного. Это говорит о том, что страны Восточной Азии рассматривают саммит как площадку для сотрудничества, а не конфронтации и соперничества. Много говорилось об азиатско-тихоокеанском соперничестве, о том, что в какой-то степени борьба между двумя новыми сверхдержавами получит отражение в повестке дня саммита, и участие президента США Б.Обамы многие рассматривали в контексте американо-китайского соперничества. Безусловно, поскольку на саммите прошли переговоры между Обамой и председателем Госсовета КНР Вэн Цзябао, и хотя результаты этих переговоров носят закрытый характер,  это лишний раз доказывает, что саммит является очень важной диалоговой площадкой, на которой возможно обсуждение, а, возможно, и нахождение путей решения достаточно сложных вопросов международных отношений.

«Международная жизнь»: Работа Восточноазиатского саммита направлена на налаживание взаимодействия в приоритетных сферах сотрудничества. Что в связи с этим делается для формирования зоны свободной торговли в регионе Юго-Восточной Азии?

Д.В.Стрельцов: Процесс формирования зоны свободной торовли идет давно, и безусловно саммит является важным форматом для налаживания диалога по вопросу о свободной торговле. Формат «АСЕАН + 6» получил прописку именно в рамках Восточноазиатского саммита и успешно развивается. Практически все страны, участвующие в этом формате, признают жизнеспособность этой идеи. Отрадно и то, что на саммите получила развитие и идея так называемой большой тройки, то есть обсуждался вопрос о зоне свободной торговли между Японией, Китаем и Южной Кореей. Таким образом, в любом случае саммит позволит налаживать взаимодействие по столь многообещающему формату международных отношений, как зона свободной торговли. Что касается перспектив этого формата, я думаю, многое будет зависеть от позиции Китая, Японии и Южной Кореи – трех экономических гигантов региона. Безусловно, между ними разворачивается определенное соперничество за лидерство, прежде всего между Японией и Китаем. Но есть понимание того, что экономическая интеграция восточноазиатских стран уже назрела, она необходима и не может быть заменена какими-то другими всеобъемлющими предложениями, например, Транстихоокеанского партнерства – идеей, которую активно продвигают Соединенные Штаты. Я думаю, что все эти форматы экономической интеграции – «АСЕАН + 6», «большая тройка», ТТП, - будут развиваться параллельно, и каждая из стран-участников будет решать свои задачи в рамках конкретного формата экономической интеграции. Часто даже эти задачи носят политический характер, призванный обозначить в том числе политическое лидерство той или иной страны. Особенно это касается китайской позиции, а в какой-то степени – и позиций Японии и Южной Кореи.

«Международная жизнь»: Известно, что стороны во время саммита подписали Декларацию об инициативе развития Восточноазиатских саммитов и Декларацию о реагировании на угрозу распространения малярии и о мерах по повышению эффективности малярийных препаратов. Какова важность подписания этих документов?

Д.В.Стрельцов: Вопрос о борьбе с инфекциями давно находится в повестке дня Восточноазиатских саммитов как вопрос нетрадиционных угроз безопасности и, наряду с борьбой с птичьим гриппом и другими инфекциями. Этот вопрос безусловно очень важен в контексте функций, которые выполняет в том числе и Восточноазиатский саммит. Гуманитарная компонента этой декларации очень важна для того, чтобы продемонстрировать участникам саммита его способность решать конкретные задачи международного сотрудничества в столь специфической сфере, какой является борьба с инфекционными заболеваниями. Что касается Декларации о будущем Восточноазиатских саммитов, здесь мне кажется важным то, что страны видят некоторую перспективу развития этого формата, видят то, что этот формат способен развиваться в будущем, привлекая новых участников и служить не только диалоговой площадкой, но и средством реализации конкретных проектов экономического и политического сотрудничества. Мне кажется, что одной из перспективных форм развития сотрудничества в рамках ВАС может стать сотрудничество в области международной безопасности. Об этом, кстати, говорил в своем заявлении министр иностранных дел России. В частности он заявил, что в условиях, когда в Восточноазиатском регионе отсутствуют эффективные диалоговые структуры в области мер доверия, Восточноазиатский саммит способен стать одной из таких форм сетевого взаимодействия в области международной безопасности. И я думаю, что если эти вопросы будут поставлены в повестке дня саммита, Россия сможет проявить не только заинтересованность, но и выступить актором, активным игроком в этой области, и многие вопросы смогут решаться с учетом национальных интересов России.

 «Международная жизнь»: Большое спасибо за беседу, Дмитрий Викторович!

Беседу с Д.В.Стрельцовым провел обозреватель журнала «Международная жизнь» А.И.Торин.

Версия для печати