Ядерное разоружение на современном этапе: проблемы и перспективы

15:44 14.11.2012


8 ноября с.г. в стенах Московского государственного института международных отношений (МГИМО-Университета) прошла международная конференция «Ядерное оружие и международная безопасность в мире XXI века». Ее инициатором выступил Российский совет по международным делам (РСМД) совместно с международной организацией Global Zero и МГИМО (У) МИД РФ. В конференции приняли участие высокопоставленные представители академических, военных, политических кругов России, США, ряда стран Азии и Ближнего Востока. Координаторами встречи были президент РСМД Игорь Иванов и руководитель проекта Global Zero Ричард Берт.

Идея ядерного разоружения была в свое время выдвинута  по инициативе Советского Союза  и стабильно выдвигалась его руководством с 1946 года. После распада СССР и роста преимущества США в рамках обычных вооружений инициатива выдвижения безъядерной альтернативы перешла от Москвы к Вашингтону. Добиться ядерного разоружения не удалось, но важным промежуточным итогом этих усилий стало заключение договора по ПРО в 1972 году, ставшего краеугольным камнем существовавшей в то время биполярной системы. После ее краха и установления внешнеполитической гегемонии США Вашингтон вышел из договора по ПРО и перехватил у Москвы инициативу глобального разоружения.  Однако в последние два года наметилась новая стагнация в российско-американских переговорах по сокращению стратегических наступательных вооружений, и камнем преткновения вновь стала  неурегулированная проблема противоракетной обороны (ПРО). Кроме того, обострились дискуссии вокруг проблемы тактического ядерного оружия (ТЯО) в Европе, Турции и Азиатско-Тихоокеанском регионе. Поэтому неудивительно, что стремление конференция была организована с целью возродить интерес российского экспертного сообщества к этим проблемам.

Еще в своей речи в Праге 5 апреля 2009 года нынешний президент США заявил о поддержке проекта создания безъядерного мира и выдвинул поэтапный план ядерного разоружения. Проект «глобального нуля» стал своего рода переговорной площадкой для поиска компромиссов по проблемам нераспространения и разоружения. По всей видимости, после победы Б.Обамы на президентских выборах 6 ноября 2012 года обновленная администрация президента-демократа продолжит процесс реанимирования инициатив в области ядерного разоружения. При этом совершенно не очевидно, что эти предложения будут выгодны России и другим ядерным державам (известно, например, какое раздражение вызвала пражская инициатива Обамы в Елисейском дворце).

Со вступительным словом выступил президент РСМД Игорь Иванов.  Президент РСМД отметил, что конференция проходит после состоявшихся в США президентских выборов, в ходе которых победу одержал Барак Обама и результаты этих выборов повлияют, в конечном итоге, на многие измерения международной политики. Одним из важнейших измерений такого рода является ядерное оружие. Более того, оно по-прежнему оказывает весьма существенное воздействие на всю систему мировой политики, далеко выходя за рамки российско-американского ядерного баланса.

При обсуждении ядерного фактора в мировой политике в XXI веке сохраняют свою актуальность фундаментальные вопросы, которые мы задаем себе с начала «ядерной эры». При каких обстоятельствах и против кого ядерное оружие может быть применено? Какие угрозы можно отразить с его помощью? К каким результатам может привести ядерный конфликт?

Размышляя над этими вопросами, снова и снова приходишь к выводу, подчеркнул И.Иванов, что ядерное оружие не может быть использовано в военном конфликте без катастрофических последствий для всех – и тех, против кого оно применяется, и тех, кто его применяет. Об этом уже много говорили и писали – и в годы «холодной войны» и позже. Сценарии наступления «ядерной зимы» сегодня ничуть не менее актуальны, чем они были в 80-е годы прошлого столетия.

Выступивший затем заместитель Председателя Правительства России Дмитрий Рогозин  заявил, что Россия не верит в ненаправленность американской системы противоракетной обороны (ПРО) против нашей страны. «Горбачев верил словам, а мы не верим. Нам нужны гарантии», - сказал он. В качестве таких подтверждений ненаправленности ПРО Д.Рогозин назвал предоставление информации о технических данных ракет перехватчиков, которые будут устанавливаться в позиционных районах американской противоракетной системы. В частности, дальность полета этих ракет, высота полета и другие параметры.

«Только это может быть гарантией того, что ПРО предназначена для перехвата ракет средней и малой дальности», - сказал Д.Рогозин. Он добавил, что на данный момент есть информация о том, что на морских носителях американской системы находятся ракеты, способные сбивать тяжелые межконтинентальные баллистические ракеты, составляющие основу российских ядерных сил.

Касаясь сотрудничества России и НАТО, Д.Рогозин напомнил, что Москва давно предлагает отказаться от военного планирования «против друг друга», предлагает прекратить держать на картах объекты, которые будут уничтожены в первую очередь в случае нападения. Он также предложил активное взаимодействие России и Запада в сфере военных технологий.

По словам Д.Рогозина, термин «оборона», используемый в аббревиатуре «ПРО», совершенно не означает защиту. По мнению вице-премьера, США используют ПРО для обороны не своей территории, а для защиты своего наступательного потенциала.

«Мир очень хрупок. Тот, кто думает о возможности применения ядерного оружия, тот уже безумен. Ядерное оружие - это, прежде всего политическое оружие. Но с помощью войны нельзя решать вопросы политики», - отметил российский вице-премьер. По его словам, ядерное оружие всегда выступало в качестве «великого уравнителя шансов». «Оно являлось всегда великим уравнителем более крупной армии и компактной армии. Отношение к ядерному оружию сложилось не вчера», - отметил Дмитрий Рогозин, добавив, что фон, сложившийся вокруг ядерной проблематики, становится все более тревожным, поскольку ядерное оружие становится не только средством сдерживания, сколько потенциалом для ответного удара. Особую озабоченность Москвы вызывает развертывание элементов американской системы ПРО. Она, по словам Рогозина, в том виде, в котором действует сейчас, «является не оборонительной системой, а системой, которая выходит за пределы ответственности НАТО».

«Расширение зонтика ПРО до территории Уральских гор мы расцениваем, как попытку обнулить российский сдерживающий потенциал», - подчеркнул Дмитрий Рогозин, добавив, что нынешняя система ПРО США, которая базируется на морских носителях, «напоминает Фигаро, который сегодня здесь, (у берегов Испании), а завтра там (у норвежских фьордов)». «Вторым тревожным фактором», как отметил Рогозин, является ускоренное развитие странами Запада новейшего, в том числе, высокоточного оружия, которое в пять раз превышает скорость звука. Эта концепция вписывается в стратегию молниеносного удара, что является провокацией против любой оборонительной системы. Наконец, у Москвы вызывает вопросы новая тактика применения сил НАТО за пределами норм собственной ответственности, за пределами зон своей компетенции. Это, по словам Рогозина, приводит к тому, что некоторые страны пытаются обезопасить себя, создавая собственное оружие массового поражения.

В качестве мер противодействия Рогозин призвал к отказу от «варварского использования военной силы» и сохранению жесткого контроля за нераспространением ядерного оружия. Кроме того, он дал понять, что в Москве рассчитывают на учет Вашингтоном мнения России по ПРО после переизбрания Барака Обамы на посту главы Белого дома.

Первая сессия конференции была посвящена теме «Российско-американское взаимное ядерное сдерживание как основа стратегической стабильности: есть ли альтернатива?». Модератор дискуссии заместитель директора канала «Россия» по специальным проектам Сергей Брилев вынес на обсуждение два вопроса. Первый – при каких условиях возможен отказ от взаимного ядерного сдерживания России и США как основы стратегической стабильности. Второй – в чем заключается новое понимание стратегической стабильности для XXI века.

Участники дискуссии сошлись в том, что прежнее понимание стратегической стабильности, выработанное в 1970-х годах, уходит в прошлое. Однако альтернатива старому пониманию стратегической стабильности виделась им по-разному. Заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков указал, что новое понимание стратегической стабильности должно включать в себя помимо прочего отказ сторон от совершения враждебных действий в отношении друг друга. Главный научный сотрудник ИМЭМО РАН генерал-майор Владимир Дворкин полагает, что отказ от взаимного сдерживания России и США возможен. Перед сторонами стоит более важная задача в виде предотвращения ядерного терроризма и распространения. Руководитель проекта «Global Zero» Ричард Берт сделал упор на распространении ядерного оружия и появления «ядерного многоугольника» - при том, что новые ядерные державы не обязательно будут придерживаться советско-американской системы стратегической стабильности.

Вторая секция была посвящена перспективам российско-американского сотрудничества в области международной безопасности, ядерного разоружения и ПРО. Модератором дискуссии выступал редактор отдела обороны и дипломатии «Financial Times» Джеймс Блиц. В ходе сессии заместитель министра обороны России Анатолий Антонов, директор Института США и Канады Сергей Рогов, директор инициативы по контролю над вооружениями Института Брукингса Стивен Пайфер указали, что нерешенность ситуации с соглашением по стратегической противоракетной обороне (ПРО) остается ключевой проблемой российско-американских отношений. Таким образом, положение напоминает замкнутый круг: Конгресс США не ратифицирует никакой вариант обновленного Договора по ПРО. Однако без снятия озабоченностей по проблеме ПРО Москва не пойдет на новые сокращения СНВ.

«Ситуация с ПРО патовая,— подчеркнул заместитель министра обороны РФ Анатолий Антонов.— Стоит нам поставить вопрос о гарантиях в виде юридически обязывающего документа, как это предложение отсекается Вашингтоном как несерьезное». По словам А.Антонова, еще одна угроза для Москвы — «целенаправленные и последовательные шаги» по развертыванию глобальной ПРО. «Хочется верить, что президент США сдержит слово и проявит гибкость в выстраивании своей политики в этой области»,— выразил надежду Антонов.

Американские эксперты демонстрировали оптимизм и не сомневаются: переизбрание Барака Обамы откроет новые возможности для диалога. Так считает и Стивен Пайфер, директор инициативы по контролю над вооружениями  Института Брукингса. «Для спокойствия Москвы достаточно гарантий США и НАТО, что они не используют свою оборону против России»,— повторил он известную формулу американской дипломатии.

Особое внимание собравшихся вызвало обсуждение доклада Комиссии «Global Zero» о перспективах политики в ядерной области. Докладчиками выступили бывший Верховный главнокомандующий Объединенными вооруженными силами НАТО в Атлантике генерал Джон Шихан и бывший начальник Главного штаба Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) генерал-полковник Виктор Есин. Модератором дискуссии был соучредитель проекта «Global Zero» Брюс Блэр. Он предложил экспертам сосредоточиться на проблеме облика будущих российских и американских стратегических ядерных сил (СЯС). Докладчики представили количественные параметры минимального уровня СЯС России и США к 2020 году.

Доклад Global Zero был посвящен вопросам модернизации ядерной стратегии и структуры ядерных сил США. Его авторы признали, что политика США в этой сфере «сфокусирована на угрозах времен холодной войны» и нацелена на «неправдоподобные сценарии ядерной войны с Россией»; чтобы удовлетворить «разумные потребности сдерживания», достаточно арсенала в 500–900 единиц оружия с каждой стороны; процесс сокращения займет десять лет.

«Доклад Global Zero приемлем,— заявил в своем выступлении на секции директор Института США и Канады РАН Сергей Рогов. – Однако сначала надо найти компромисс по остальным вопросам». Эксперт назвал несколько спорных компонентов военного баланса. Среди них — высокоточные ракеты большой дальности, способные поражать стратегические цели на территории России. Сегодня в арсенале США 3755 таких ракет морского базирования, еще 361 планируется закупить в этом году. Другим фактором, вызывающим опасения, Рогов назвал «размещение на американских эсминцах сверхскоростных ракет SM-3 (в распоряжении США 94 эсминца, каждый может вмещать до 90 таких ракет)». А замдиректора Департамента по вопросам безопасности и разоружения МИД РФ Владимир Леонтьев предупредил: невозможно определить реальные размеры неконтролируемого потенциала.

Темой третьей сессии стали проблемы многостороннего ядерного разоружения. Ее участниками были заместитель директора Департамента по вопросам безопасности и разоружения МИД России Владимир Леонтьев, а так же представители так называемых третьих ядерных держав: бывший министр обороны и министр внутренних дел Франции Поль Кильес, бывший советник президента Пакистана по национальной безопасности и посол Пакистана в США Махмуд Дуррани, бывший министр иностранных дел и безопасности Израиля Шломо Бен-Ами. Модератором дискуссии выступила главный редактор телеканала «Russia Today» Маргарита Симоньян. Основное внимание участники панели уделили проблеме присоединения третьих ядерных держав к российско-американским переговорам о сокращении ядерных вооружений. Из текста выступлений следовало, что в настоящее только Лондон готов с оговорками стать участником переговорного процесса. Некоторые обязательства (хотя и сугубо добровольного характера) возможно, возьмет на себя и правительство Индии.

Руководитель проекта Global Zero Ричард Берт выразил убежденность, что в диалоге между Россией и США нужно учитывать мнение других ядерных держав. «Со временем потенциалы Китая и Индии будут сильнее волновать Россию и США»,— пояснил он. А бывший министр обороны Франции Поль Кильес добавил: «Будущие российско-американские переговоры должны включить Париж и Лондон, несмотря на то что их ядерный потенциал составляет не больше 4% от потенциала РФ и США».

С этим не согласился бывший советник Президента Пакистана по национальной безопасности Махмуд Дуррани, возложивший ответственность за процесс разоружения на Москву и Вашингтон.

Четвертая сессия была посвящена проблемам международного сотрудничества в области противодействия угрозы ядерного терроризма и распространения ядерного оружия. Ведущий секции директор Центра энергетики и безопасности, главный редактор журнала «Ядерный клуб» Антон Хлопков поставил вопрос о возможности остановить процесс распространения ядерного оружия. Участниками дискуссии выступили посол по особым поручениям МИД России Григорий Берденников, вице-президент ЗАО «Русатом Оверсиз» Анатолий Сафонов, бывший руководитель комитета по международным отношениям Совета по национальной безопасности Ирана Сеид Хуссейн Мусавиан, директор инициативы по контролю над вооружениями Института Брукингса Стивен Пайфер, бывший министр иностранных дел и безопасности Израиля Шломо Бен-Ами. Большинство докладчиков придерживалось пессимистической точки зрения. В ходе дискуссии Брюс Блэр даже предположил, что только полная ликвидация ядерного оружия способна остановить процесс распространения. Такой подход не нашел, однако, понимания у других экспертов.

Интерес вызвало состоявшееся в рамках панели выступление представителя Ирана. С.Мусавиан отметил в своем выступлении, что существующий режим санкций, введенный международным сообществом в отношении иранской ядерной программы основан на двойных стандартах и представляется абсолютно неэффективным. Представитель Ирана напомнил, что ядерная программа Ирана начала реализовываться еще при шахе М. Реза Пехлеви, опиравшемся на непосредственную поддержку США и Израиля. Если бы не свержение шаха, полный цикл, необходимый для создания атомной бомбы, был бы уже осуществлен. Однако с тех пор прошло уже немало времени. Усилиями МАГАТЭ было проведено 4 тыс. инспекций, в ходе которых было ликвидировано все оборудование, необходимое для производства ядерного оружия, а на оставшемся установлены камеры наблюдения, позволяющие в режиме онлайн следить за происходящими изменениями. С.Мусавиан подчеркнул, что Иран не собирается отказываться от борьбы за распространение мирных атомных технологий. Он отметил позитивное значение переговоров с европейской «тройкой»( Францией, Германией и Великобританией), начавшихся в 2003 году и переросших в формат 5+1 (постоянная пятерка Совета Безопасности ООН и Германия),однако заявил, что взаимоприемлемое соглашение может быть заключено лишь при пошаговом рассмотрении существующей проблемы и понимании, что проблема иранского ядерного досье лежит  не в юридической, а в политической плоскости.

Итоги конференции подвели в заключительных выступления Р. Берт и И. Иванов. Конференция, по их словам, не ставила перед собой каких-либо «прорывных» целей. Речь, скорее, шла о другом. Эксперты разных стран получили возможность обменяться мнениями по проблемам разоружения, выйдя за пределы формата официальных переговоров. Можно с уверенностью сказать, что прошедшая конференция, в дополнение к Сеульскому саммиту по ядерной безопасности (26 – 27 марта 2012 г.),  стала важной инициативой для разработки обновленной повестки дня в области ядерного разоружения и возможностью «сверить часы» по наболевшим и актуальным вопросам.

Ключевые слова: иранская ядерная программа ядерное оружие

Версия для печати