«Мне предложили стать второй женой…»

14:39 06.11.2012 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»


В египетский городок Дахаб Екатерина Сизова приехала десять лет назад, чтобы профессионально заниматься любимым делом - виндсерфингом. Постепенно вокруг нее собралась целая русская «диаспора» серферов. Потянулись туристы. Пришла идея открыть серф-станцию для обучения начинающих и проката оборудования уже умеющим кататься. К этому времени Катя познакомилась с гражданином Египта неким И.Мухаммедом, который показался девушке вполне милым и воспитанным в европейском духе человеком.

Сейчас она вспоминает о том, что уже тогда Мухаммед ввел ее в заблуждение, убедив, что, по египетским законам, формальным владельцем собственности может быть только гражданин Египта. Разумеется, этим гражданином и обладателем серф-станции стал господин Мухаммед. «Но деньги-то на нее дали под мое имя трое моих друзей, а Мухаммед не вложил ни копейки, - говорит Екатерина, - несколько лет станция успешно развивалась, множество людей встали на доску с парусом и полюбили этот замечательный вид спорта».

В апреле 2011 года у Кати от Мухаммеда родился сын Илья. После родов ребенок был зарегистрирован в консульстве как гражданин России - Сизов Илья. Заметим к слову, что, ни по российским, ни по египетским законам Сизова в официальном браке с Мухаммедом не состоит. Как только «египетский друг» Кати узнал, что она беременна, он заявил, что ребенок ему не нужен, дескать, мешает бизнесу, и отправил ее в Москву делать аборт. Слава Богу, родители убедили Катю оставить ребенка.

«Я вернулась в Дахаб, и Мухаммед до самого рождения ребенка не проявлял о нас никакой заботы. Я продолжала до последнего дня работать. За роды я платила сама, ни одной пеленки, ни одежды или игрушки для малыша он не купил. Я самостоятельно оплачивала аренду квартиры и коммунальные счета, иными словами, о ведении какого-то совместного хозяйства с Мухаммедом говорить не приходится. И все это время Мухаммеда такая ситуация полностью устраивала». Русская женщина - сильная, самостоятельная, так почему бы и не поездить у нее на шее, если случай представился? За последние полтора года Катя дважды выезжала в Россию с Ильей и у Мухаммеда не было по этому поводу никаких претензий, как и по поводу российского гражданства малыша.

Во время последнего визита в Москву Катя принимает решение: надо с ребенком срочно возвращаться на родину. Однако, чтобы завершить дела на станции, ей пришлось вернуться в Дахаб. И здесь Катя совершает ошибку, вполне, впрочем, понятную, учитывая абсолютное равнодушие Мухаммеда к ней и ребенку все это время, - она сообщает ему о своих планах вернуться домой. «Мухаммед неожиданно стал вести себя неадекватно: избил меня, отобрал паспорт и вырвал оттуда фотографию Ильи, угрожал меня убить и отнять ребенка, отобрал мобильный телефон и компьютер, затем в течение нескольких дней не давал мне обратиться в полицию, посольство и за медицинской помощью, угрозами и насилием принуждал стать его второй женой и принять ислам». Столь же неожиданно вспышку гнева Мухаммед вдруг сменил на «милость». Он сообщил Кате, что сожалеет о содеянном и даже позволил ей купить билет на самолет в Москву. Дальше все как в детективе.

«Вечером перед отлетом он пришел ко мне домой и неожиданно стал проявлять заботу обо мне и ребенке. Сославшись на жару, предложил выпить сока… А дальше началась трагедия, длящаяся до сих пор. Проснувшись утром, я обнаружила, что Илья исчез. От выпитого сока остался странный привкус и болела голова». Катя немедленно отправилась в полицию, где завели уголовное дело по факту похищения ребенка. Откуда ни возьмись появился шустрый местный адвокат (в самом деле, откуда бы ему взяться, если не в результате утечки информации от местных властей). Адвокат заверил, что он решит все Катины проблемы в кратчайший срок и, разумеется, в ее пользу.

«Однако вскоре я заметила, что творится что-то странное, адвокат явно работал не на меня, а на Мухаммеда. Безобидный пропуск через блокпосты превратился в свидетельство о браке, переводы моих объяснений на арабский язык совершенно не соответствовали тому, что я говорила на самом деле, и так далее».

Екатерина принимает правильное решение и направляется в Каир в российское посольство. В МИД Египта тотчас была отправлена соответствующая нота о происшедшем с требованием найти российского гражданина Илью Сизова. Тем временем выяснилось, что Мухаммед умудрился сфабриковать отдельный комплект документов на ребенка, в которых сын Кати указан не как Сизов Илья, а как Адам Мухаммед Ибрагим. Согласно египетским законам для заявления прав на отцовство необходимо иметь свидетельство о браке, которого не было. Теперь по документам получается, что Сизова родила не одного, а двоих детей - Илью и Адама! А поскольку ребенок все-таки один, то один из комплектов документов неправильный и, угадайте, какой? - Разумеется, российский. Адвокат, призванный защищать интересы Сизовой, убеждает ее в необходимости переделать по требованию Мухаммеда свидетельство о рождении Ильи, иными словами, превратить Илью в Адама. «Фактически адвокат рекомендовал мне сделать то, к чему меня угрозами и кулаками принуждал Мухаммед, - отказаться от российского гражданства за себя и ребенка». 

Передо мной свидетельство о рождении Сизова Ильи Антоновича, родившегося 4 апреля 2011 года. Напротив графы «Отец» - прочерк, поскольку в официальном браке Сизова не состояла. Свидетельство о рождении по всей форме зарегистрировано Генеральным консульством Российской Федерации в Александрии, АРЕ. Дата выдачи - 28 апреля 2011 года. Надо иметь в виду два обстоятельства. В соответствии с Законом о российском гражданстве Илья Сизов может рассматриваться только как гражданин России и никакой другой страны, даже если бы вдруг открылось, что ловкие адвокаты Мухаммеда какими-то «неведомыми» путями оформили ему египетское гражданство. И наконец, самое главное: в соответствии с египетскими законами мальчик должен находиться с матерью до достижения десяти лет, не говоря уже о том, что власти возбудили дело против так называемого отца, который незаконно удерживает ребенка, и даже назначили дату суда. Держать младенца вдали от матери с человеком, обвиняемым в криминальных действиях, лишено всякого юридического обоснования. Когда по поручению суда был дан приказ найти Мухаммеда для дачи показаний, тот явился в полицию один, без ребенка, и его никто не задержал и не потребовал в соответствии с законом вернуть младенца матери.  В любом случае, невероятным выглядит факт, что в стране, где на каждом перекрестке стоит блокпост, не могут найти человека, имя которого известно, а также номер мобильного телефона, которым он активно пользуется, номер автомобиля, на котором он ездит, и домашний адрес, по которому он живет.

«Так что пока страдают только я и ребенок, а этот «рэмбо», избивший кормящую мать и отнявший у нее младенца, благоденствует!»  - подводит неутешительный итог Екатерина. Для нее мотивы поведения Мухаммеда совершенно понятны. В похищении ребенка им руководили не отцовские чувства, а элементарный меркантильный интерес. «Он просто почувствовал, что от него уплывает источник дохода, и именно поэтому он кулаками и угрозами пытался вынудить меня официально выйти за него замуж, чтобы я, как ни в чем ни бывало, продолжала работать на станции и обеспечивала его безбедное существование».

Любопытная подробность - у Мухаммеда уже есть жена и дети, и Екатерина должна была стать его второй женой, что, по египетским законам, и именно это пытались внушить Кате ее адвокаты, вполне нормально.

Когда одному из известных российских юристов был задан вопрос, что нужно сделать, чтобы помочь Кате, последовал довольно распространенный в таких случаях ответ: «А что должно еще произойти с нашими русскими дурами, чтобы научить их уму-разуму?» На это можно было бы ответить: никак не менее того, что могло бы отучить от равнодушия нашу чиновно-юридическую братию. Однако не будем всех стричь под одну гребенку. Большинство российских юристов и адвокатов, давая оценку происшедшему с Катей, говорили, что системные нарушения прав россиянок и российских детей требуют системного подхода. Подобные случаи должны стать предметом не только забот посольств и консульств, но и правозащитных организаций, прессы, а главное, стать не последним пунктом в повестке дня на переговорах с руководителями тех стран, где нарушаются права российских граждан.

Катя полностью сменила команду адвокатов. Сейчас она в Египте, будем надеяться, что поддержка друзей, посольства и египетское правосудие защитят ее и Илью.

Ключевые слова: Египет

Версия для печати