Коалиционное правительство Д.Кэмерона потерпело первое поражение в парламенте

11:09 01.11.2012 Елена Ананьева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


31 октября 2012 года в британском парламенте состоялось голосование по переговорной позиции Соединенного Королевства в вопросе бюджета ЕС на 2014-2020 годы (Многолетняя финансовая программа - МФП).

Дебаты и голосование в Палате общин организовал парламентский Комитет по европейским делам, который изучает законопроекты ЕС и обязывает правительство представлять парламенту свою позицию накануне важных переговоров в ЕС. «Бюджетный» саммит ЕС должен состояться 22-23 ноября.

Все 27 стран - участниц ЕС и Европейский парламент должны достичь соглашения относительно МФП на период до 2020 года. Европейская комиссия предложила «потолок» в 1 025 триллион евро, что равнозначно 1,03%  валового национального дохода (ВНД) всех стран ЕС и что на 5% выше по сравнению с бюджетом 2007-2013 годов. Европейский парламент уже проголосовал за увеличение бюджета на 5%.

Субсидии сельхозпроизводителям и поддержка бедных регионов ЕС составят до 80% расходов ЕС в период 2014-2020 годов.

Депутаты Европейского парламента считают, что основные статьи бюджета ЕС следует сохранить на уровне 2007-2013 годов, но выступают за «существенный рост» расходов на обеспечение конкурентоспособности, поддержку малого бизнеса, инфраструктуры и НИОКР. В 2012 году бюджет ЕС составлял 129,1 млрд. евро – рост на 1,9% по сравнению с 2011 годом. Европарламент уже проголосовал за рост бюджета ЕС на 2013 год на 6,8%.

В 2011 году взнос Британии в бюджет ЕС составил 7,25 млрд. евро (5,85 млрд. ф.ст.) после выплаты ей 3,56 млрд. евро (2,7 млрд.ф.с.т) компенсации. По оценкам, увеличение бюджета ЕС с учетом инфляции для Британии означает повышение ее взноса с 9,2 млрд. ф.ст. в 2011 году до 13,6 млрд.ф.ст. в 2020 году.

Премьер-министр Великобритании Д.Кэмерон заявлял, что наложит вето на любые финансовые планы ЕС, если они пойдут в ущерб Британии: в лучшем случае он желал бы сокращения бюджета ЕС, в худшем – его замораживания в реальном выражении.

С его точки зрения, увеличивать бюджет ЕС сверх уровня инфляции неуместно в то время, когда страны-члены проводят сокращения госрасходов на социальные нужды у себя дома, и он готов наложить вето на любое «неприемлемое» предложение.

Однако от 40 до 60 парламентариев из Консервативной партии желали пойти еще дальше и потребовать сокращения бюджета ЕС в реальном выражении на переговорах, которые начнутся в ноябре.

Необычно то, что Лейбористская партия, которая занимала позиции «еврооптимизма», ныне присоединилась к «бунтарям-заднескамеечникам» от партии тори, заявив, что требование сократить бюджет ЕС лежит в русле их политического курса и что они представили соответствующие поправки в парламент ранее.

В начале 1980-х годов Лейбористская партия считала, что Британия должна выйти из «капиталистического клуба», а к концу 1980-х годов приняла трудовое и социальное законодательство ЕЭС в противовес политике М.Тэтчер. 

Д.Кэмерон обвинил лидера лейбористов Эда Милибэнда в «дешевом оппортунизме» и политических играх. Эд Милибэнд в ответ обвинил Кэмерона в том, что тот, подобно «слабому» бывшему премьер-министру Джону Мэйджору, идет на уступки ЕС, «выбрасывая полотенце на ринг» еще до начала переговоров. В начале 1990-х годов бунты заднескамеечников в парламенте поставили правительство Мэйджора на колени.

Лейбористам присоединение к заднескамеечникам-тори позволяет подчеркнуть свою позицию финансовой ответственности, обойдя консерваторов с фланга по вопросам отношений Британии с ЕС. 

Решение лейбористов поддержать бунтарей-тори увеличивало вероятность поражения правительства в Палате общин, хотя большинство депутатов от Консервативной и Либерально-демократической партий (партнеров в коалиционном правительстве Кэмерона) намерены были поддержать премьер-министра.

В парламент были созваны все депутаты с обеих сторон, даже вызваны из отпусков, командировок и с больничной постели.

Правительственное большинство в парламенте составляет 85 мест. Отсюда, достаточно было 43 бунтарям-заднескамеечникам проголосовать вместе с лейбористами, чтобы правительство потерпело поражение в парламенте, но при условии, что депутаты других партий, не входящих в коалицию, присоединились бы к лейбористам и бунтарям-тори. Против курса собственной партии проголосовали 53 депутата-тори.

Большинством голосов 307:294 прошла поправка с требованием сокращения бюджета ЕС в реальном выражении.

Решение парламента не носит юридически обязательного характера для правительства, но наносит серьезный удар авторитету премьер-министра Д.Кэмерона в вопросах отношений Британии с ЕС в преддверии ключевых переговоров в ноябре.

Бунтовщики-заднескамеечники полагают, что решение парламента усиливает переговорные позиции премьер-министра, хотя сторонники правительства считают сокращение бюджета ЕС практически недостижимым. Они призывали поддержать предложение премьера об увеличении бюджета вровень с инфляцией как минимально приемлемый исход переговоров, но в частном порядке выражали мнение, что получить поддержку остальных 26 стран ЕС даже такой позиции было бы беспрецедентной удачей и крупной победой для Британии.

Безусловно, Британия в одиночку будет не в состоянии предотвратить увеличение бюджета ЕС, несмотря на жесткий наказ депутатов премьер-министру.

Дело в том, что Британия относится к 12 странам ЕС, которые вносят в бюджет ЕС больше, чем получают из него. Кэмерон утверждает, что пользуется поддержкой Германии, Франции, Финляндии и Голландии, также возражающих против увеличения бюджета ЕС сверх уровня инфляции.

Большинство стран членов ЕС получает из бюджета больше, чем вносит в него, а потому заинтересованы в его росте (например, Польша, Венгрия).

Ирония заключается в том, что если Кэмерону не удастся добиться «замораживания» бюджета ЕС и ему придется наложить вето, то взнос Британии в бюджет Брюсселя все равно возрастет.  Ведь в случае вето, бюджет на следующий год будет рассчитан по прошлогоднему - с учетом инфляции в 2% и для его утверждения нужен не консенсус, а достаточно квалифицированного большинства.

Явное поражение правительства станет большой проблемой для Кэмерона, не оставив ему пространства для маневра на переговорах в ЕС, но ему предстоит, возможно, и новое поражение, если не добившись бюджетных сокращений, ему придется убеждать Палату общин дать санкцию на бюджет ЕС с учетом инфляции.

Версия для печати