Афганистан - кровоточащая рана планеты

10:45 05.09.2012 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


События в Сирии и вокруг Ирана заслонили собой события в Афганистане. А, между тем, Афганистан, по-прежнему, кипит. Причём наибольшую злободневность приобретают не только проблемы борьбы с терроризмом, но и целый ряд социальных вопросов, требующих незамедлительного решения.

По данным Управления ООН по делам беженцев, общее число афганских может достигать 2,7 млн. человек. Афганские беженцы проживают, преимущественно,  в Пакистане и Иране. Значительные сообщества афганцев имеются также в Казахстане, Узбекистане, Туркмении. Вероятно, данные Управления ООН по делам беженцев не совсем точны, т.к. Тегеран утверждает, что на иранской территории проживает не менее 2,5 млн. афганцев (1).

Вопрос размещения беженцев – причина регулярных трений между Кабулом и Тегераном. Иранские власти заинтересованы в облегчении социальной обузы, каковой являются беженцы из Афганистана, и потому неоднократно приступали к депортациям афганцев на родину. Это, в свою очередь, приводило к тяжёлым экономическим последствиям для Афганистана, поскольку афганские власти были не в состоянии принять такую массу переселенцев.

Тема афганских беженцев не чужда и России. Ежегодно из России депортируется 200-300 афганцев, так и не получивших вожделённого статуса беженца. Афганский генерал Залмай Виса, проживавший ранее в Москве, а теперь занимая пост командующего ВС Афганистана на севере страны сетовал в 2010 г. на недолжное распределение властями России квоты для легализации прибывших в Россию афганцев. Данная квота предусматривает упрощённую процедуру легализации для афганцев, состоявших на госслужбе в период советского присутствия в Афганистане. На деле, как утверждает, Залмай Виса, те, кто воевал с «шурави», получают статус беженца почему-то быстрее, чем те, кто «шурави» поддерживал (2). Сам Залмай  Виса, бывший командующий 37-м парашютно-штурмовым полком Вооруженных Сил ДРА, после десяти лет проживания в России так и не добился статуса беженца. Приходится слышать и слова горького разочарования из уст афганцев, считавших Россию финишной целью своей миграции и, по сути, второй родиной. В последнее время приток афганцев в Россию значительно снизился, но возрос их отток на Запад. Это уже ощутила на себе Финляндия. Финские пограничники регулярно отлавливают афганцев-нелегалов, стремящихся либо осесть в Финляндии, получив статус беженца, либо двинуться дальше на Запад. В первом полугодии 2009 г. в эту страну въехали (проникли?) 330 беженцев из Афганистана. Можно предположить с высокой долей вероятности, что сегодня данные не на много меньше (3).

Афганцы добираются даже до австралийских берегов (4). Кстати, первые афганцы в Австралии появились в 1860 г. Их привезли в качестве погонщиков верблюдов для экспедиции Роберта Бёрка и Уильяма  Уиллса, которая должна была пересечь австралийский материк с юга на север. Путь пролегал через засушливые районы, где лошади не прошли бы. Отношения англосаксов-австралийцев к афганцам было негативным, прежде всего, из-за религиозных расхождений. Именно австралийские афганцы, число которых достигло со временем 3 000 человек,  занесли в Австралию первые ростки ислама.

Но наиболее остро проблема афганских беженцев стоит в Пакистане. Приграничные районы этой страны неоднократно накрывали волны беженцев, спасающихся от войны, и сегодня численность афганцев в Пакистане превышает 3 млн. человек.  Пакистанские официальные лица даже высказывали рекомендации США и ЕС открыть свои границы для афганских беженцев, поскольку Пакистан более не намерен терпеть их у себя. Хотя Исламабад был традиционным союзником афганской оппозиции в ДРА, сегодня, когда оппозиционеры стали действующей властью, отношения между Кабулом и Исламабадом испортились. И вопрос беженцев – один из целого ряда нелицеприятных вопросов в отношении двух стран.

В силу стратегических соображений Пакистан не может отказаться от опеки экстремистских группировок, как на своей территории, так и на территории Афганистана. Периодические аресты представителей «Талибана» пакистанскими правоохранителями – это не более чем зачистка политического пространства от чересчур самостоятельных фигур, подумывающих о смене куратора. Потворство «талибам» - главное обвинение Кабула в адрес Исламабада.

Следует отметить, что в 2012 г. количество терактов, направленных против военнослужащих западной коалиции и их союзников из числа местных правоохранителей, выросло на 11% (5). В августе сего года общее число безвозвратных потерь ВС США в Афганистане перевалило за 2000 человек. Главная причина гибели военнослужащих – взрывные устройства кустарного производства. Следует отметить, что американское общество восприняло это известие без особого напряжения, убаюканное, видимо, речами политиков о том, что полномасштабная война в Афганистане – пройденный этап, и эта страна движется к демократии.

Среди афганцев растёт усталость и озлобление к пришельцам в военной форме. Скептицизм и недовольство проникают и в ряды афганской армии и полиции. Как следствие, растёт количество атак на военнослужащих Международных сил содействии безопасности со стороны партнёров по оружию – афганских солдат и полицейских. Афганцы-солдаты и афганцы-полицейские знают, что Вашингтон оказывает денежную помощь Исламабаду. И видят, как экстремистские группировки, уходя от преследования, беспрепятственно пересекают пакистанскую границу. Всё это не может не отражаться на моральном состоянии афганской армии и полиции.

Отсутствие должного уровня патриотизма – внутренняя проблема Афганской национальной армии. Коррупция во властных структурах, кумовство, профессиональная несостоятельность чиновничества не внушает афганским солдатам желания умереть на поле боя за такую страну и таких правителей (6).

Для Вашингтона представляет проблему также культурно-идеологическое влияние Ирана в Афганистане. Хотя Иран – не самая гостеприимная страна для афганских беженцев, жёсткая позиция этой страны в препирательствах с США вызывает у многих афганцев одобрение. Иранское присутствие в Афганистане приобретает зримые очертания: радио- и телевещание, семинары для афганских деятелей культуры, журналистов, спортсменов, помощь в строительстве мечетей, пышные декорации в мусульманские праздники – всем этим Тегеран напоминает афганцам о своём существовании.

Мы видим, что решение афганских проблем – это далёкая перспектива. Возможно, без надежды их устранения в полной мере. Насыщенность региона застарелыми конфликтами, игнорируемыми в течение многих лет, внимание к нему внешних сил, находящихся в оппозиции друг к другу (Иран – США, Пакистан – Индия, США - КНР), высокий уровень социально-политической энтропии не способствует умиротворению региона. Афганистан на протяжении десятилетий остаётся кровоточащей раной планеты.

 

1. Дмитрий Верхотуров «Политизация вопроса афганских беженцев в регионе» («Афганистан.ру, 9.08.2012)

2. Там же

3. «Афганцы из Москвы массово едут в Финляндию» («Newsland», 23.10.2009)

4. При крушении судна пропали без вести 100 афганцев (NTD, 22.06.12)

5. Никита Мендкович «Большое наступление» Талибана («Афганистан. ру», 20.08.2012)

6. Sarah Chayes «Buried Mines in Afghanistan» (Carnegie Endowment, August 26, 2012)

Ключевые слова: Пакистан Афганистан

Версия для печати