Кавардак в Сахеле

15:00 23.08.2012 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Фото http://img-fotki.yandex.ru/

 

 

«Сахель» (араб. — «берег», «край»), узкая (320-480 км) полоса полупустынь и опустыненных саванн в Африке, переходных от пустынь Сахары к типичным ландшафтам Судана. Протягивается от Мавритании и Сенегала на Восток через Мали, Верхнюю Вольту и Нигер до Чада и границ Судана.

«Большая советская энциклопедия»

 

 

Хотя игра слов в годину трагедий не уместна, но как пройти мимо очевидного, но незаметного на первый взгляд факта.

Все знают, что происходит в Сомали. Эта страна, по определению ООН, превратилась в «несостоявшееся государство» (failed state). Как это произошло, мы писали в статье «Бармалей из Сомали».[i]

Так что это такое failed state?

По сути «несостоявшиеся государства» - это страны мира, которые признаны в качестве государств, но в силу различных факторов либо на всей их территории, либо на её части отсутствуют какие-либо институты, способные выполнять государственные функции (в частности, по обеспечению порядка и безопасности), пишет Арам Орбелян (МГИМО).[ii]

С недавних пор к «несостоявшимся государствам» можно отнести и африканскую страну Мали.

Слышите созвучие: Сомали – Мали? Со-мали – Мали?

Кто-то скажет: «Так это в русском языке такое созвучие!» И будет прав.

Но мы же сейчас по-русски разбираем положение в Африке, и вполне допустимо обратить внимание уважаемых читателей на столь интересную игру слов. Страны с созвучными названиями оказались сейчас в «созвучной» ситуации, которую иначе, как трагической, назвать трудно…

 

Мали на грани интервенции

 

Начнем нашу печальную повесть о том, что случилось со страной по имени Мали, с нескольких заявлений, прозвучавших в последнее время. Они прекрасно демонстрируют градус напряженности, которая вспыхнула в этих местах, именуемых географами Сахелем. Поскольку, и в этом сходятся многие эксперты, крах Мали может со временем аукнуться большими неприятностями во всем регионе.

А регион этот – взгляните на карту – рассекает Африку, как клинок, с Запада на Восток прямо по пескам Сахары. Цепочка здешних государств: Мавритания – Мали – Нигер – Чад – Судан – Эфиопия и, наконец, Сомали на самом Востоке, вот какой «пояс нестабильности» появляется в Африке. И нестабильность (это ещё мягко сказано) будет отсюда ползти и на Север, и на Юг, «поджигая» сопредельные страны.

Итак, сначала мнения и заявления.

Власти Франции говорят о возможности военного вторжения в Мали. Министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус заявил, что военную операцию могли бы возглавить вооруженные силы ряда африканских государств при поддержке международного контингента.[iii]

Президент Кот-д'Ивуара Алассан Уаттара объявил, что север Мали стал «убежищем для террористических группировок».[iv]

По мнению участников Экономического сообщества стран-членов Западной Африки (ЭКОВАС), военное вмешательство в Мали неизбежно.[v]

Официальный представитель МИД России Александр Лукашевич заявил: «Сложившаяся на севере Республики Мали крайне тревожная политическая и гуманитарная обстановка, масштабность внутреннего конфликта ставят под угрозу не только безопасность и целостность самой этой страны, но и стабильность во всей обширной Сахаро-Сахельской зоне».[vi]

США рассматривают возможность военной операции против сил «Аль-Каиды» в Мали, сказал заместитель министра обороны США по специальным операциям Майкл Шихан.[vii]

Премьер-министр Алжира Ахмед Уяхья в интервью парижской газете «Le Monde»: ситуация в Мали очень опасная, поскольку конфликт внутри страны развивается сразу по двум направлениям: восстание туарегов на севере вследствие экономической отсталости государства и неспособности властей разрешить мирным путем территориальные споры и всплеск активности террористических организаций, которые хотят установить шариат на всей малийской территории.[viii]

Глава МИД России Сергей Лавров охарактеризовал положение так: «Те, кто злоупотребили мандатом СБ ООН, разбили армию Каддафи, попутно убили десятки мирных жителей, оставили в конце концов то, что нельзя назвать государственностью. Сейчас уничтожается государственность Мали, и, думаю, это еще не конец ливийской истории».[ix]

Если в двух словах – обстановка в Мали такая, что только иностранная интервенция, мол, может успокоить поднятую на дыбы –  страну, и на дыбу – государство.

 

Эффект «бабочки из Сахеля»

 

Казалось бы, Мали далеко, и какой интерес местные разборки могут представлять для нас? Своих проблем хватает. Но фокус в том, что нынешняя международная жизнь в условиях глобализации столь плотно «подогнала» друг к другу различные регионы и континенты, что уже почти наглядно миллионы людей могут видеть тот самый «эффект бабочки», о котором так романтично писали ещё недавно литераторы, взяв термин в научных кругах…

(«Эффект бабочки» - термин в естественных науках, означающий, что даже «незначительное влияние на систему может иметь большие и непредсказуемые последствия где-нибудь в другом месте и в другое время»[x]).

Так что, когда кто-то где-то «махнет крылом» (в том числе и ВВС НАТО), то по всему миру эхо расходится (иногда в виде вооруженных формирований, разбредающихся по свету из зон военных действий).

В отношении Мали этот пример очень реален и жизнен: не даром Сергей Лавров связывает беду Мали с ливийской трагедией. Именно в Мали пошли из разгромленной Джамахирии отряды вооруженных туарегов, появление которых и взорвало страну.

И какая была страна! Образец! По мнению практически всех малийцев, у них было одно из самых «демократических» и «народных» правительств Африки. И всё рухнуло в одночасье.

А теперь на огромной территории, которую практически невозможно контролировать, начали укореняться военные силы «Аль-Каиды» и других экстремистских организаций. И Африка ещё вздрогнет от этих незваных гостей, которые даже туарегов умудрились «построить».

А ведь туареги –  они же «амазиги», т.е. «вольные всадники» - никогда никому не кланялись! Силой их ломали – да. Но этот гордый народ всегда боролся за свободу и независимость, что стало, среди прочих моментов, причиной малийского хаоса.

Пожалуй, теперь можно переходить к подробностям того, что здесь стряслось в последние месяцы и чем так обеспокоились не только соседи Мали, но и Великие державы.

 

Переворот в Мали

 

В марте 2012 года в «демократическом» Мали произошел военный переворот.

Вечером 21 марта армия Мали окружила дворец президента, а к утру 22 марта полностью взяла его под контроль.

Группа младших офицеров под руководством капитана малийской армии Амаду Саного низложила избранного демократическим путем президента Амаду Тумани Туре и захватила власть.

По одной версии, мятежные военные были недовольны реакцией властей на вооруженное восстание племен туарегов на севере Мали.

Озлобленные солдаты и офицеры малочисленной малийской армии (насчитывает около 7 тысяч человек) не хотели снова участвовать в боях против хорошо обученных и до зубов вооруженных вывезенным из Ливии оружием отрядов туарегов.

Мятеж вспыхнул в гарнизоне Кати, расположенном в 15 км от столицы Бамако. Собственно, переворот начался с приезда на военную базу в Бамако (столица Республики Мали) министра обороны Садио Гассамы. Торжественная речь, произнесенная Гассамой, не удовлетворила малийских военных, несущих ощутимые потери в столкновениях с туарегами. Солдаты и офицеры выразили недовольство постоянными задержками жалования, нехваткой продуктов и обмундирования и потребовали от министра незамедлительно решить эти проблемы, а затем стали бросать в него камни и палки.

Дальше все покатилось в сторону столицы…

После захвата президентского дворца и ареста министров подразделения Амаду Саного первым делом занялись грабежами и мародерством. Путчисты угоняли машины, грабили бензоколонки и торговые центры в столице Мали. К ним присоединились местные мародеры. В столице начался погром.

На фоне этих событий армия, противостоявшая туарегам, просто разбегалась – солдаты дезертировали десятками, а остальные поспешно отступали.

Показательно, что государственный переворот в Мали произошел всего за несколько недель до назначенных там президентских выборов.

Преемником президента Туре должен был бы стать бывший министр иностранных дел Требилу Драме. Если во внутриполитическом курсе Драме серьезных перемен не ожидали, то внешнеполитический вектор Мали с приходом Драме мог серьезно поменяться.

Требилу Драме известен своей профранцузской политической ориентацией. И с вероятным приходом Драме основным внешнеэкономическим партнером Мали стали бы развитые страны Западной Европы.

Казалось бы – обычное дело. Тем более Мали в свое время была французской колонией. Но… это ж когда было. А сейчас на дворе XXI век, и расклад сил влияния в том же Мали стал иным, чем в веке ХХ-м.

Поэтому обозреватели с большим интересом обсужади то, что лидер путчистов Амаду Саного получил военную подготовку в Соединенных Штатах для «особенных» случаев. Пентагон этого и не скрывал.

Он официально подтвердил, что «капитан Амаду Саного несколько раз посещал Соединенные Штаты для получения профессионального военного образования, включая базовую офицерскую подготовку». В частности, в период с 1998 по 2010 год Саного обучался по пяти американским программам подготовки кадров для армии Республики Мали. Да и сам капитан Саного всячески подчеркивает свою сопричастность к американским военным. В 2003 году он проходил подготовку в центре американских морпехов в штате Вирджиния и поэтому на униформе носит шеврон Корпуса морской пехоты США.[xi]

Так что власть в Мали, хоть и ненадолго, взял человек в форме американского морского пехотинца.

Впрочем, это не должно означать, что за путчем в Мали стоял высший эшелон власти США, оправдывались газеты. Вполне возможно, что Саного рассчитывал на американскую помощь, учитывая его давние связи с военными и разведывательными службами этой страны.[xii]

Так «возможно» или «рассчитывал»?

 

В чьих интересах?

 

Кому же был выгоден государственный переворот в Мали?

Вот, что пишет пресса.

Государство Мали обладает значительными запасами фосфатов, олова, золота, мрамора, гранита, марганца, урана. Страна занимает третьей место по объемам золотодобычи в Африке. Кроме того, на севере обнаружены значительные запасы нефти и огромные запасы пресной воды. В северо-восточных регионах урановые месторождения, потенциальные нефтегазовые разработки, залежи комплексных руд фактически уже захвачены туарегами. Но главное богатство Мали – золото и отчасти бокситы, добываемые на юго-западе.[xiii]

Здесь надо добавить, что на сахарские богатства с вожделением смотрят все страны региона. Все арабо-мусульманские государства Северной Африки пытались, начиная с 1960-х годов, завладеть Сахарой - этими малонаселенными территориями, скрывающими под песками громадные запасы полезных ископаемых.

И Марокко заявляло права на Мавританию, а затем вошло «зеленым маршем» в бывший испанский Рио-де-Оро (Западная Сахара).

И Ливия попыталась обосноваться в Чаде и Нигере.

И Алжир, уже владевший северной частью Сахары, старался «предложить свою опеку» южносахарским странам.

Но до сих пор границы были незыблемы, и внутри их шла своя жизнь каждой страны.

Вот главными внешнеполитическими союзниками свергнутого президента Мали Амаду Тумани Туре были Ливия и Китай. Это несмотря на то, что Мали является бывшей французской колонией, и Париж имеет здесь широкие возможности для невидимого глазу управления, прежде всего местными элитами.

Также заметно, особенно в последнее время, стало присутствие американцев. По данным газеты«Washington Post», правительство США только в 2012 году планировало направить 140 млн долл. на поддержку Мали.[xiv] Здесь это огромные деньги, посредством которых американцы старались укреплять свое присутствие в местном истеблишменте.

Доказательством того, что Амаду Саного действовал далеко не на свой страх и риск, служат дальнейшие события после путча.

Вот захватили военные власть накануне выборов, но под очевидным давлением из-за границы уже через две с половиной недели передали полномочия гражданскому правительству национального единства.

Временный президент страны Дианкунда Траоре пересел в это кресло с должности председателя парламента. А новым премьер-министром Мали стал известный астрофизик Шейх Модибо Диарра, который много лет работал в США – в НАСА, где он руководил рядом проектов, прежде всего солнечных и марсианских. И в связи с этим обратили внимание на американское гражданство, которое получил Ш.М.Диарра.

Если ко всему этому ещё раз добавить, что глава военной хунты капитан А.Саного проходил неоднократные стажировки в США, то неизбежно возникают вопросы, насколько все эти американские следы являются всего лишь «простым совпадением»?

Тем более что можно привести ряд конкретных примеров военной (небескорыстной?) помощи США правительству Мали.

Был случай, когда в 2007 г. подразделения малийской регулярной армии, оставшиеся без запасов провизии, были окружены повстанцами-туарегами на военной базе в районе Тин-Заотен (неподалеку от алжирской границы). Правительство Мали обратилось к ВС США с просьбой осуществить сбрасывание припасов с воздуха.[xv]

Что же послужило причиной неожиданного роста внимания США к франкоязычным западноафриканским странам, которые, в соответствии со сложившейся традицией, должны вроде бы находиться в зоне влияния Франции?

В свое время Пентагон выступил со стандартным заявлением об угрозе использования этих государств «Аль-Каидой» в качестве базы для размещения и подготовки террористов. Представляется однако, что Мали интересует США как страна, обладающая третьими по величине в Африке запасами золота, а также возможными запасами нефти на севере – как раз в местах туарегских кочевий. Заметный интерес к геологоразведке с целью обнаружения нефти американцы проявляли в районе Тимбукту и других северных городов Мали.

На причину усиления американского военного присутствия в Мали и Нигере указывается в сообщении агентства «Рейтер» в 2008 г.:

«...Ставки растут. У нас есть компании, стремящиеся помимо золотодобычи (Мали является третьим в Африке производителем золота) также к разведке нефти в северной Мали. Инвесторы проявляют значительный интерес к разведке нефти в Тимбукту (и других северных городах)... Если в итоге найдут нефть, это, несомненно, сыграет свою роль».[xvi]

Но пока нефть не разыскали, а американское военное присутствие – уже не секрет даже для путешественников. Один из них, российский любитель дальних странствий, так описывает одну встречу в своем дневнике:

«Водитель джипа, везшего меня в Бамако, вдруг резко затормозил и съехал на обочину. По встречной полосе, мигая фарами, неслась военная колонна.

С более близкого расстояния колонна вызвала оторопь — меньше всего я ожидал увидеть в Мали такое: за рулем американских Хаммеров и за пулеметами, установленными на них, сидели холеные белые люди в форме американской армии. «Да-да, это американцы, у них теперь база в Гао», — ответил на мой вопрос наш водитель.

Хотя к поездке я готовился, о том, что здесь будут американские солдаты, я нигде не читал. Более того, американцы, живущие в регионе, с которыми я общался, тоже не слышали о присутствии армии США в Мали.

«Гугл» помог выяснить, что «Пан-Сахельская инициатива», запущенная в 2002-м году, позволила американской армии оказаться в Мали, Нигере, Чаде и Мавритании».[xvii]

К этому можно добавить вот ещё что.

Мы подробно рассказывали об американском военном командовании в Африке АФРИКОМ в недавней статье «Poor, poor Africa»[xviii] Так вот, возвращаясь к этой теме. Прямо про Мали!

 

Мали – плацдарм «Аль-Каиды»

 

 

Карта региона африканского Сахеля с указанием областей,

где действуют террористические группы, в том числе «Аль-Каида».

Карта globalresearch.ca

 

На ресурсе globalresearch.ca появилась примечательная статья Эрика Драйцера «Mali, Al Qaeda, and the US Neo-Colonial Agenda» («Мали, «Аль-Каида» и американская неоколониальная повестка дня»).[xix] Автор статьи на примере недавних событий в Мали показывает, каким образом США и их союзники непосредственно реализуют проекты захвата политической и военной власти.

Консолидация нынешней американской власти с «Аль-Каидой» в странах исламского Магриба (сокращенно эта организация именуется АКИМ), по мнению Драйцера, говорит о том, что «Соединённые Штаты сумели успешно дестабилизировать Северную и Западную Африку и достигли многих своих долгосрочных стратегических целей в регионе».

В то время как западные СМИ, пишет Драйцер, изображают ситуацию в Западной Африке как «непреднамеренные последствия» интервенции в Ливию, неоспоримым фактом является то, что Соединённые Штаты уже в течение многих лет пытаются установить свой контроль над регионом. Для этого в первую очередь осуществляются «решительные действия», ведущие к достижению цели - региональной нестабильности.

Государство Мали, пишет он, вовлечено в жестокую гражданскую войну после свержения власти в Джамахирии.

Переворот был спланирован в США. Его целью была дестабилизация обстановки в Мали. Всё получилось как нельзя лучше: свержение законной власти ввергло страну в политический хаос, и безвластие в столице открыло дверь на севере гораздо более опасному врагу – в страну вторглась «Аль-Каида».

В самый разгар боевых действий между малийской армией и силами туарегов на севере объявилась так называемая «Аль-Каида в странах исламского Магриба» (АКИМ).

Мали сейчас представляет собой плацдарм «Аль-Каиды» для террора и дестабилизации, возникший как последствие ливийской войны.

Как и другие ответвления «Аль-Каиды», пишет далее Драйцер, АКИМ непосредственно связана с американскими спецслужбами и американским военным присутствием в зоне Сахеля.

АФРИКОМ был создан администрацией Буша в 2007 году для того, чтобы в Африке «защищать интересы национальной безопасности США путем укрепления обороноспособности государств и покончить с международными угрозами», уверяет автор.

Скорее всего, АФРИКОМ «узаконил» своё присутствие в регионе наличием крайне необходимого для США «противника».

Создав в регионе филиал «Аль-Каиды», он обеспечил условия для собственного военного присутствия. После этого АФРИКОМ направил в регион военных советников для борьбы с угрозой, исходящей от организации, им же созданной.

Таким образом, АФРИКОМ создал зависимость региона от Соединённых Штатов. Подобная зависимость очевидна и в Мали.

С поражением военных сил Мали АКИМ стала контролировать большую часть Сахеля, что создало угрозу для соседних государств. А раз есть угроза, то законно присутствие здесь АФРИКОМа.

По сути, пишет автор globalresearch.ca, ситуация в Мали и в регионе в целом, должна пониматься как непосредственная и циничная манипуляция, устроенная Соединёнными Штатами.

И неудивительно, что США сейчас рассматривают возможность военной операции против сил «Аль-Каиды» в Мали. Об этом заявил заместитель министра обороны США по специальным операциям Майкл Шихан, передает Associated Press.[xx]

…Во многих отношениях, считает Драйцер, Мали стала второй Ливией. Как и Ливия, пишет он, Мали на глазах превращается в «вольное поле» международных террористических группировок, цель которых - ни больше ни меньше - «уничтожение современной Африки, ее цивилизации, ее культуры».

Да, культуру уже начали крушить…

В захваченном малийском городе Тимбукту исламисты уже начали уничтожать мавзолеи, внесенные в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Осквернение мавзолеев, напомнившее уничтожение афганскими талибами статуй Будды, заставило западных и африканских политиков ускорить подготовку «антитеррористической операции» на севере Мали.

Главный прокурор Международного уголовного суда (МУС) Фату Бенсуда (Fatou Bensouda) обратилась к захватившим север Мали исламистам, заявив, что уничтожение ими древних мавзолеев мусульманских святых в Тимбукту приравнивается к военным преступлениям. МУС может инициировать против боевиков расследование.[xxi]

 

Кто они, туареги?

 

А что же туареги, которые хотели независимости от всех правительств сахаро-сахельского региона? Об их истории и борьбе сейчас редко вспоминают. Поэтому было бы правильным рассказать о туарегах отдельно. Тем более что именно они начали этой весной свою революцию, к которой подключились исламисты и «Аль-Каида», преследуя свои, вполне отличные от туарегов, цели.

Сначала базовая информация.

Туареги представляют собою одну из берберских народностей, живущую в Ливии, Алжире, на востоке Мавритании, в Нигере, Мали, Буркина-Фасо, на севере Нигерии. Ее общая численность составляет, по разным оценкам, от 1 до 2, 3 и даже 5-5,5 млн человек (столь большой разнобой объясняется тем, что в ходе проводившихся в странах Северной Африки и Сахеля переписей населения они не выделялись в отдельный этнос).

Наиболее многочисленные группы туарегов проживают в Нигере (по разным данным, от 500 тыс. до 1,7 млн человек) и Мали (от 300 до 950 тыс. и даже до 1,4 млн).

В Алжире их насчитывают от 100 тыс. до 1 млн, в Буркина-Фасо и Ливии – по 600 тыс.[xxii]

И вот этот многочисленный по меркам Сахары народ никогда не имел своего государства, поэтому время от времени стал возникать «туарегский вопрос», на который отвечали, прежде всего, колониальные державы.

Политолог Игорь Игнатченко пишет, что туарегский вопрос понимался ещё  на Берлинской конференции, состоявшейся в ноябре 1884 - феврале 1885 года, и руководители великих держав договорились о принципах оккупации африканских земель и о конфигурации политических границ на Черном континенте.[xxiii]

Так что, проблема «заслуженная»…

Впоследствии французы, покидая в XX веке свои африканские колонии, сохранили здесь искусственно прочерченные границы без учета расселения племен. Французские колонизаторы, например, «умело» распределили земли туарегов между несколькими произвольно созданными государствами.

Взгляните ещё раз на карту Африки – там границы просто по линейке проведены! Отсюда и конфликты.

Вероятно, это было сделано с тем, чтобы играть важную роль «арбитра» в дальнейших спорах африканских лидеров.

Вот туареги и проживают сейчас на территории пяти африканских стран: Мали, Буркина-Фасо, Нигера, Алжира и Ливии.

В Мали эти племена составляют 10% населения.

Обычно они ведут кочевой образ жизни. Их племена не признают прочерченных в Сахаре границ и часто их нарушают.

Туареги на протяжении десятилетий поднимали восстания и никогда не прекращали бороться за независимость своей этнической территории, которую они называют «Азавад» («Страна пастбищ»).

Недовольство туарегов вызывало, прежде всего, то, что негритянские кланы, занявшие господствующее положение в Мали и Нигере, отстранили их от участия в политической жизни и, следовательно, от возможности хоть как-то влиять на свою судьбу.

На это наслоилось недовольство разработкой в Нигере урана, которая привела к сокращению пастбищ и заражению почв и водоемов. Одним из требований нигерских туарегов стало «справедливое перераспределение ресурсов», что подразумевает отчисление им части концессионных платежей, выплачиваемых Францией за добычу урановой руды под Агадесом.[xxiv]

В Мали первое восстание туарегов вспыхнуло еще в конце 1962 году. Через год мятеж был жестоко подавлен, а многие повстанцы казнены, тысячи туарегов бежали в Ливию.

В 70-е годы туареги поднялись вновь. На этот раз они выдвинули требование предоставить им независимость в рамках туарегского государства под названием Азавад.

В 1990 году они опять начали восстание, которое завершилось в 1995 году, когда с туарегами было заключено соглашение, в соответствии с которым власти Нигера, например, обязались справедливо распределять доходы от добычи урана и предоставить туарегам возможности участия в политике страны и работы в управленческом аппарате.

В 2007 году вспыхнуло ещё одно восстание. Территория боев захватила Мали и Нигер. Боевые действия прекратились лишь два года спустя в результате посреднических усилий Алжира и Ливии. В соответствии с заключенным в Алжире соглашением между повстанцами и малийским правительством, туарегам обещали предоставить широкую автономию, обеспечить экономическое развитие районов их проживания и содействовать сохранению туарегской культуры. Однако, власти Мали не выполнили своих обязательств, обстановка вновь обострилась, и в 2010 году снова начались боестолкновения между туарегами и малийской армией.

А вот в Ливийской Джамахирии туарегам жилось неплохо.

После революции 1 сентября 1969 г. ливийские туареги были вовлечены в современную экономическую и социальную жизнь и перешли к оседлому образу жизни. Государство обеспечивало их жильём, предоставляло рабочие места, выделяло беспроцентные кредиты на обзаведение. Бывшие кочевники стали работать проводниками по пустыне в туристических фирмах, шоферами, охранниками на нефтепромыслах, отмечает в своих работах знаток стран Северной Африки и Сахеля Алексей Подцероб.[xxv]

В Сахеле настоящей трагедией стали засухи 1969-1973 и 1983-1984 годов. Тогда туареги потеряли почти всё поголовье скота, запасы корма подошли к концу, еда сводилась к нескольким зернам или орехам.

Стоит ли удивляться, что в этой ситуации десятки тысяч туарегов перебирались в казавшуюся им раем соседнюю Ливию, где уже укоренились их сородичи?

Возможность уйти в 1973 году в Ливию, где им были предоставлены кров и еда, спасла сахельских туарегов от вымирания. Естественно, что их племена, многое получившие от Джамахирии, выступили во время ливийской войны 2011 года на стороне М.Каддафи и оказали ожесточенное сопротивление повстанцам, поддерживаемым НАТО, и иностранным наемникам.

Туареги, например, спасли от расправы жену Муаммара Каддафи Сафию, его сыновей Мухаммеда и Ганнибала и дочь Аишу, переправив их через Сахару из Ливии в Алжир, и при этом помогли прямо в пустыне принять роды у Аиши, вспоминает Алексей Подцероб.

После разгрома сил Каддафи, спасаясь от репрессий, несколько тысяч туарегских семей бежали в Алжир, в Нигер и в Мали.

 

Дорога к Азаваду

 

И вот в ноябре 2011 года произошло объединение трех основных туарегских политических группировок – Народного движения за освобождение Азавада, Туарегского движения Северного Мали и Союза за перемены и демократию, которые создали новую организацию – Национальное движение за освобождение Азавада (НДОА), выступающее за создание государства туарегов в сахельской зоне - от Тимбукту до Кидаля.

Положение ещё более осложнилось, когда из Ливии в Мали отступили несколько отрядов туарегов, которые были неплохо вооружены, располагая, в частности, переносными зенитными и противотанковыми ракетными комплексами. Эмигрировавшие из Ливии туареги приобрели там опыт боевых действий и были воинственно настроены. Их появление в Мали изменило соотношение сил в пользу НДОА.

Оснащенные современным оружием «ливийские» туареги обеспечили собратьям-сепаратистам решающий перевес: за считанные недели армия Мали была выбита из северных районов. В результате практически весь север Мали с крупными городами Кидаль, Гао и Тимбукту оказалась в руках туарегов.

Страна оказалась разделенной на две части – туареги провозгласили независимость Азавада.

Его история настолько коротка, что, наверно, короче только история Парижской коммуны, которая продержалась всего 72 дня.

Государство туарегов Азавад промелькнуло в мировых делах, как метеор. И были свои причины на то, что туареги боролись за свою собственную государственность больше века, а объявили её только на несколько недель.

Дело было так.

6 апреля 2012 года на севере Мали туареги провозгласили создание независимого государства Азавад. Его условные границы охватили северо-восток Мали, юго-восток Алжира, запад Нигера, север Буркина-Фасо и запад Ливии.

Как писала французская газета «Valeurs Actuelles», эта война и провозглашение независимого государства Азавад стали историческим реваншем для всех туарегов.[xxvi]

Но ситуацией быстро воспользовались группировки радикальных исламистов, усилившие в это время свои позиции на севере Мали. И вскоре реальную власть здесь захватили связанные с «Аль-Каидой» группировки «Ансар ад-Дин» и «Движение за единство и джихад в Западной Африке». Их боевики вытеснили туарегов из всех ключевых городов севера, в том числе из всемирно известного исторического центра Тимбукту.

Север, что называется, «брали» пестрые отряды разной идеологической ориентации – ну прямо как во время гражданской войны у нас: и красные, и белые, и зеленые… И как Батька Махно бегал от одних к другим, уберегая свою «свободу» и «принципы» ото всех временных союзников, так и здесь – против армии Мали исламисты воевали слаженно в союзе туарегами, а после победы обособились и отделились.

Это только в пылу боев было не видно, что цели у них разные: НДОА хочет создать национальное государство в Азаваде, а «Ансар аль-Дин» желает «исламскую республику», которая могла бы объединить все пространства Сахары и Сахеля.

И стало видно, что НДОА придерживается демократических и светских идеалов, а его бывшие союзники, которые моментально стали противниками, хотят немедленного установления шариата. Свою роль играет и достаточно поверхностная приверженность туарегов мусульманской религии, что делает их мало восприимчивыми к лозунгам интегристов. Тем не менее кое-кто из молодых туарегов все же примкнул к «Аль-Каиде» и к связанной с нею группировке «Ансар аль-Дин».

Но после боя дым рассеялся и стали видны истинные позиции двух армий.

Объединение повстанческих группировок Мали, контролирующих север страны, невозможно из-за принципиальных разногласий, об этом довольно быстро после победы заявили представители и «Ансар аль-Дин», и НДОА. «Мы отказались утвердить окончательные документы, поскольку они отличаются от подписанного ранее «Меморандума понимания», - заявили они агентству Франс Пресс.[xxvii]

И вот 15 июля «Национальное движение за освобождение Азавада» заявило о прекращении борьбы за независимость. Вся эпопея продолжалась около 100 дней – Парижскую коммуну превзошли…

«Изначально независимость была нашей главной целью, но мы принимаем во внимание мнение мирового сообщества и стремимся разрешить кризис», - заявил лидер НДОА.[xxviii]

Да, с одной стороны НДОА стали поджимать исламисты, которые начали крушить древние памятники Тимбукту и Гоа. А с другой стороны поднялось мировое сообщество, не на шутку встревоженное перспективами передела границ в центральной Африке и далее везде…

В иную эпоху, может быть, в мире стали бы искренне приветствовать независимое государство туарегов. Но не сегодня. Многие на Черном континенте смекнули, что это будет такая головная боль, что пирамидон не поможет…

Кавардак в Сахеле, да ещё с прямым участием апологетов «Аль-Каиды», никому не нужен.

Реальная причина отказа туарегов от независимости была оглашена на заседании Совета Безопасности ООН представителем ЭКОВАС, сообщившим о «внедрении террористических сетей и движений джихадистов, которые вытеснили Национальное движение за освобождение Азавада с территорий, им оккупированных».[xxix]

У Парижской коммуны тоже были светлые и чистые идеалы свободы…

 

Почему ЭКОВАС вмешался?

 

Во-первых, потому, что Мали входит в эту организацию стран Западной Африки.

Во-вторых, (и в главных), потому, что вольница в Сахеле грозит существованию границ всех государств региона в том виде, как они сегодня существуют.

На саммите ЭКОВАС в конце июня было принято решение о развёртывании военной миссии в Мали. Африканский союз поддержал это решение. Страны ЭКОВАС обратились к СБ ООН с просьбой санкционировать направление войск как можно скорее.

Для урегулирования кризиса ЭКОВАС готов был направить в мятежный регион миротворческий контингент численностью до 3,3 тысячи человек, в состав которого вошли бы военнослужащие из африканских государств. Проведение подобной операции, однако, требует поддержки со стороны западных стран, прежде всего по части логистического обеспечения и применения боевой авиации.

По западным оценкам, чтобы справиться с контролирующими север Мали группировками, этих сил ЭКОВАС может оказаться недостаточно.

Поэтому к силовым мерам склоняется Франция. Министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан пообещал африканским миротворцам «поддержку Парижа и Европы».[xxx] При этом Франция сознательно уходит от ведущей роли в будущей операции, выдвигая «на первый план» африканцев. Своих солдат терять не хочет. Но результата-то достичь необходимо…

Это – ещё один пример того, как западные страны с некоторых пор стали воевать чужой кровью. Кажется, в России прижалась французская поговорка о том, что называется «таскать каштаны из огня» чужими руками («tirer les marrons hors du feu»). Вот французы к этому и пришли.

Но, одно из условий операции в Сахеле — санкция Совета Безопасности ООН. И, чтобы Совбез не мешкал, на него начал давить Африканский союз. Лидеры стран АС, собравшиеся на саммит в Аддис-Абебе, высказались в поддержку международной военной операции против «Аль-Каиды» и исламистов, контролирующих север Мали.

То, что там воевали стремящиеся к независимости туареги, во внимание принято не было – «подумаешь 5 миллионов кочевников». Даже показалось, что в Африке туареги, в конце концов, станут восприниматься как цыгане в Европе. Только вместо лошадей у них верблюды…

В эти дни активность проявили эксперты.

«Как же оценить ситуацию в Мали в общемировом контексте? От того или иного решения «малийского вопроса» зависит стабильность всей Африки. Туареги проживают в Алжире, Мавритании, Ливии, Буркина-Фасо и других сопредельных Мали странах», - писал Александр Мезяев.[xxxi]

«Происходящее сегодня в Западной Африке говорит о том, что передел мира вступил в новую фазу. Одной из главных характеристик этой фазы является не столько перекройка территорий, сколько придание этим территориям нового состояния, которое можно охарактеризовать как «перманентную нестабильность» с последующим доведением «объекта» до состояния дикости. Это - стратегическая цель, - добавлял он. - Дестабилизация Нигерии и особенно Мали осуществляется не с целью захвата территорий, а с целью погружения их в состояние дикого перманентного конфликта».

Впрочем, до Совета Безопасности эти сентенции не дошли. Как и настойчивые призывы Африканского союза.

В результате 5 июля Совет Безопасности ООН рассмотрел обращение ЭКОВАС и принял Резолюцию № 2056 (2012), основным положением которой является признание того, что север Мали захвачен не столь туарегами, сколько членами террористической организации «Аль-Каида в странах исламского Магриба» (АКИМ). Другим важнейшим положением Резолюции 2056 стало признание в Мали состояния вооружённого конфликта.

Главное решение – об интервенции – так и не было принято.

СБ ООН всего лишь «принял к сведению» просьбу ЭКОВАС и Африканского союза о наделении их мандатом СБ ООН на проведение военной операции в Мали, что означало – «разбирайтесь сами».

Почему так?

«Мы неоднократно предупреждали мировое сообщество о возможных трагических последствиях такого процесса, как бесконтрольное распространение оружия в соседней Ливии. То, что мы сейчас наблюдаем в Мали, к сожалению, является их самой наглядной демонстрацией», - сказал премьер-министр Алжира Ахмед Уяхья.[xxxii] Ситуация в Мали очень опасная, поскольку конфликт внутри страны развивается сразу по двум направлениям: восстание туарегов на севере вследствие экономической отсталости государства и неспособности властей разрешить мирным путем территориальные споры, и всплеск активности террористических организаций, которые хотят установить шариат на всей малийской территории.

Так это ж просто праздник для тех, кто живет далеко-далеко от Африки – за морями-океанами…

Вы не забыли, что мы только что цитировали?

«Дестабилизация Нигерии и особенно Мали осуществляется не с целью захвата территорий, а с целью погружения их в состояние дикого перманентного конфликта».

А вот ещё одно признание:

«Франция не должна брать на себя военную инициативу в Мали, - указал глава оборонного ведомства Ле Дриан. - Мы хотим, чтобы инициатива принадлежала африканским силам, прежде всего Экономическому сообществу стран Западной Африки (ЭКОВАС) и, возможно, Африканскому союзу. Именно в этом ключе была принята резолюция Совета Безопасности ООН».[xxxiii] Урегулирование малийского кризиса силовым путем является «желательным и неизбежным». «Франция поддержит интервенцию, и, я надеюсь, также поступит и Евросоюз», - добавил министр страны, где на весь мир прославилась Парижская коммуна.

Да кто же при таких ставках будет тушить подожженный собственными руками костер?

 

Ветераны Африки пошли спасать положение

 

Вспыхнувший Сахель бросились спасать истинные патриоты Африки – те великие могикане, кто ещё несут в груди огонь Данко, о котором Максим Горький писал:

«И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце и высоко поднял его над головой.

Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал, освещенный этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света его и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота. Люди же, изумленные, стали как камни».[xxxiv]

Да, остались ещё в Африке патриоты, которые прекрасно понимают суть происходящего.

Журналисты называют их «старая гвардия Африки». И пусть – как бы их не называть, именно они ещё стоят на защите континента!

После начала сахельского кавардака в столице Зимбабве Хараре прошло совещание лидеров национально-освободительных движений Африки.

Современной молодежи сами слова «национально-освободительные движения Африки» могут показаться экзотикой. Но это – реальные силы и реальные, живые люди. Даже, если хотите, классики жанра. Это те, кто своими руками добывал африканским народам свободу от колониализма. И независимость, которая, как оказалось, очень дорого стоит…

Короче, в Хараре собрались лидеры правящих партий Зимбабве (ЗАНУ-ПФ), ЮАР (Африканский национальный конгресс), Мозамбика (ФРЕЛИМО), Анголы (МПЛА), Намибии (СВАПО) и Танзании (Чама Ча Мапиндузи – «Партия революции»).

Действительно, и Мугабе, и президенты Эдуарду Душ Сантуш (Ангола), Арманду Гебуза (Мозамбик), Джакайя Киквете (Танзания), Джейкоб Зума (ЮАР) и Сэм Нуйома (Намибия) — это представители старой гвардии революционеров, которые давно знакомы и прислушиваются к мнению друг друга.

Они – в отличие от европейских политиков – ещё помнят свои корни. И если для французских министров Парижская коммуна – пустой звук, то для Африканских Патриотов слова «независимость» и «свобода» - огромная ценность!

Целью совещания стала выработка стратегии по предотвращению «балканизации» африканского континента.

По итогам было издано совместное коммюнике, которое назвали «Харарской декларацией». Только что даже они – Великие Африканцы – могут сейчас предпринять?

Президент Роберт Мугабе, который характеризуется Западом как «враг», потому что не отдает в их руки природные богатства своей страны, завершил встречу словами: «Запад всегда будет приходить тайно, чтобы попытаться разделить народы Африки с целью продолжить эксплуатацию природных ресурсов континента и граждан».

Кто услышит?..

В России внимательно следят за происходящим в Мали в частности и в Сахеле в целом.

В комментарии официального представителя МИД России Александра Лукашевича отмечается:

«Сложившаяся на севере Республики Мали крайне тревожная политическая и гуманитарная обстановка, масштабность внутреннего конфликта ставят под угрозу не только безопасность и целостность самой этой страны, но и стабильность во всей обширной Сахаро-Сахельской зоне.

Россия поддерживает усилия Экономического сообщества западноафриканских государств (ЭКОВАС) и Африканского союза по урегулированию малийского кризиса. Исходим из того, что пока сохраняется потенциал политического диалога. Вместе с тем исходим из того, что в случае развертывания в этой стране операции по поддержанию мира силами ЭКОВАС либо другого регионального объединения соответствующее решение должно быть санкционировано Советом Безопасности ООН – в строгом соответствии с Уставом Всемирной организации».[xxxv]

 

Под новыми масками и со старыми намерениями

 

Ситуация в регионе все равно не успокоится.

Туареги никуда не денутся.

Исламисты местного разлива будут подминать под себя через террор новые населенные пункты и города.

Интервенция – что ЭКОВАС, что Франции, что США – создаст только зоны дислоцирования иностранных войск, но местную герилью не «выведет».

В общем, АФРИКОМ получает непаханое поле для своих экзерсисов в Сахеле. А Мали, Нигер и другие страны региона – неподъемное ярмо новых поблеем, за решением которых они пойдут на поклон к бывшим и к новым колонизаторам. И те спокойно вернутся в Африку, спустя полвека, уже по призыву несостоятельных местных правительств, и, скинув скупую мужскую слезу по Патрису Лумумбе, вернутся к знакомому делу разграбления африканских богатств.

«Нет ничего лучше, чем возвращаться туда, где ничего не изменилось, чтобы понять, как изменился ты сам», - это слова Нельсона Манделы.[xxxvi]

Боже мой, неужели Великий Мандела мог предположить всё происходящее?

Предположить, что колониальные державы вернутся через полвека под новыми масками и со старыми намерениями?



[i] http://interaffairs.ru/read.php?item=631

[ii] http://www.mypublication.org/materials/id/35/

[iii] http://www.gazeta.ru/politics/news/2012/07/12/n_2433813.shtml

[iv] http://www.centrasia.ru/news2.php?st=1342407480

[v] http://www.fondsk.ru/news/2012/07/19/gosudarstvo-mali-v-igrah-globalnoj-elity.html

[vi] http://www.fondsk.ru/pview/2012/06/10/reshenie-o-voennoj-operacii-v-mali-mozhet-prinimatsa-s-sankcii-sb-oon.html

[vii] http://www.ansar.ru/world/2012/07/27/32365

[viii] http://www.8-180.ru/news/news.php?guid=573263

[ix] http://www.newsland.ru/news/detail/id/931600/

[x] http://ru.wikipedia.org/wiki/%DD%F4%F4%E5%EA%F2_%E1%E0%E1%EE%F7%EA%E8

[xi] http://nvo.ng.ru/gpolit/2012-05-25/1_tuaregi.html

[xii] Там же

[xiii] http://www.centrasia.ru/news2.php?st=1337891040

[xiv] http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1337891040

[xv] http://www.iimes.ru/rus/stat/2009/30-10-09.htm

[xvi] http://www.pgorgrussian.com/africom.russian.html

[xvii] http://rabies-rabbit.livejournal.com/10333.html

[xviii] http://interaffairs.ru/read.php?item=8679

[xix] http://www.globalresearch.ca/index.php?context=va&aid=31918

[xx] http://www.novopol.ru/-ssha-ne-isklyuchayut-vozmojnosti-vvedeniya-voysk-v-ma-text130593.html

[xxi] http://lenta.ru/news/2012/07/02/warcrime/

[xxii] http://www.iimes.ru/rus/stat/2012/22-05-12.htm

[xxiii] http://nvo.ng.ru/gpolit/2012-05-25/1_tuaregi.html

[xxiv] http://navoine.ru/raskol-mali-tuaregi.html

[xxv] http://www.iimes.ru/rus/stat/2012/22-05-12.htm

[xxvi] http://rus.ruvr.ru/2012_04_13/71634283/

[xxvii] http://ybobra.ru/news/363211-1338253225.html

[xxviii] http://www.oreanda.ru/ru/news/20120716/common/events/articlep642882/

[xxix] http://navoine.ru/mali-global-games.html

[xxx] http://www.kommersant.ru/doc/1981612/print

[xxxi] http://www.fondsk.ru/news/2012/07/19/gosudarstvo-mali-v-igrah-globalnoj-elity.html

[xxxii] http://ru.apa.az/print.php?id=219498

[xxxiii] http://globalconflict.ru/conflicts/4899-franciya-voennaya-intervenciya-v-mali-neizbezhna

[xxxiv] http://www.club-ritm.net/publ/stati_na_temu/skazki_i_pritchi/maksim_gorkij_quot_danko_quot/17-1-0-645

[xxxv] www.rosbalt.ru/main/2012/06/09/991099.html

[xxxvi] http://aphorism-citation.ru/index/0-710

Ключевые слова: США Мали Франция

Версия для печати