Чрезвычайный и Полномочный Посол Исламской Республики Иран в России Сейед Махмуд Реза Саджади: «Чтобы понимать страну, надо знать об интеллектуальном, духовном и культурном багаже ее народа»

13:10 12.07.2012 Елена Студнева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


«Международная жизнь»: Г-н Посол, состоявшийся 17-19 июня этого года Московский раунд переговоров по иранской ядерной программе, как представляется, имел большую смысловую нагрузку. Подход России, выступающей за политико-дипломатическое решение данной проблемы, и ее заинтересованность в конкретных результатах встречи - непрерывности диалога и «пошаговом» продвижении - были подтверждены в ходе состоявшегося накануне визита Министра иностранных дел Сергея Лаврова в Тегеран. Визит не только подтвердил готовность Москвы к развитию диалога по данной проблеме, но стал еще одним сигналом участникам переговорного процесса - Россия, как и раньше, не поддержит санкции против Ирана. Как вы, г-н Посол, оцениваете роль России в подготовке и проведении очередного этапа переговоров и результаты встречи в Москве между «шестеркой» посредников и Ираном?

Реза Саджади: Прежде всего, хочу поблагодарить правительство Российской Федерации и МИД России за те усилия, которые они приложили для успешной организации и эффективной работы этой встречи. Во время переговоров в Москве мы сделали два больших шага. С одной стороны, мы четко объяснили «шестерке» суть пяти пакетных предложений иранской стороны, состоящей из 5 пунктов, а также сказали, каких встречных шагов ожидаем в ответ на наши предложения. С другой стороны, мы подвергли критике пакет предложений, который иранская сторона получила от «шестерки» в Багдаде во время предыдущего раунда. Считаем, что в Москве группа «5+1» имела очень хорошую возможность более близко и тщательно познакомиться с иранским взглядом на проблему.

Одна из главных проблем таких встреч в формате «5+1» - это привнесение в переговоры политических амбиций западных стран и смешивание их с собственно темой переговоров - ядерными исследованиями, поэтому иногда выдвигаются нелогичные требования, не связанные с ДНЯО. Например, посредники затронули вопрос о приостановлении обогащения урана Ираном до 20% и закрытии предприятия, где производится это обогащение. Подобное предложение совершенно нелогично. Обогащение урана до 20% никак не противоречит ДНЯО. Мы обогащаем уран до 20 процентов для исследовательских целей, а также для производства медикаментов. Считаем, что, если требования посредников будут формулироваться в рамках ДНЯО и не будут использоваться двойные стандарты в подходе к иранской ядерной программе, мы можем очень быстро договориться. Подчеркиваю, если не будут выдвигаться требования вне ДНЯО и проявляться двойной подход к иранской ядерной программе.

«Международная жизнь»: «Шестерка» и МАГАТЭ настаивают на том, чтобы Иран выполнял требования дополнительного протокола к Договору о нераспространении ядерного оружия, подписанного, но до сих пор не ратифицированного парламентом Ирана. Согласно этому документу инспекторы могут в любой момент прилететь в страну и на месте выбрать любые ядерные объекты для посещения. В Иране готовы к таким условиям взаимодействия с МАГАТЭ?

Р.Саджади: У нас нет никаких проблем в отношении инспекций со стороны МАГАТЭ, и в настоящее время камеры МАГАТЭ установлены на наших объектах, они фиксируют все, что происходит на этих объектах в режиме реального времени. До настоящего времени число произведенных инспекций насчитывает более 4 тыс. человеко/дней. Подобного объема инспекций МАГАТЭ не проводило в отношении ни одной из стран, занимающихся ядерными исследованиями и разработками.

В отношении дополнительного протокола иранский парламент занял следующую позицию: Иран уже сделал все от него зависящее для взаимного доверия, однако были приняты резолюции Совета Безопасности ООН, вводившие санкции, поэтому Иран не будет подписывать протокол. Таким образом, нератификация дополнительного протокола нашим парламентом - это реакция на действия Совета Безопасности ООН, принявшего, по сути, антииранские резолюции, вводившие санкции против Ирана. Если бы у Ирана были какие-то недобрые намерения, связанные с ядерной деятельностью, он бы никогда не стал членом МАГАТЭ. Хотел бы напомнить, что, кроме пяти постоянных членов СБ ООН, есть и другие страны, которые имеют ядерное оружие и не являются членами МАГАТЭ и ДНЯО.

«Международная жизнь»: Энергетика - важнейшая сфера в экономических отношениях России и Ирана. Как в Иране оценивают сотрудничество с Россией на этом направлении?

Р.Саджади: История энергетического сотрудничества между Ираном и Россией насчитывает уже 35 лет. Несколько тепловых электростанций были построены российскими и еще ранее  советскими специалистами в Иране, все они работают на ископаемом топливе. После революции в Иране началось строительство Бушерской АЭС. Хотя ее строительство было завершено с большой задержкой - тем не менее это положительный опыт в энергетическом сотрудничестве между нашими странами. Успешный опыт прошлой работы - очень хороший залог для дальнейшего сотрудничества. Поэтому естественно и для реализации второй фазы Бушера мы были бы рады воспользоваться услугами российской стороны.

«Международная жизнь»: Иранские атомные станции уже неоднократно подвергались кибер-атакам. Вирус Stuxnet поразил до 30 тыс. компьютеров на промышленных объектах в Иране в августе 2011 года. В МАГАТЭ также озабочены проблемой кибер-атак. Как в Иране решают эту проблему?

Р.Саджади: Масштабы этой конкретной атаки не столь велики, как вы говорите. Но, кроме вирусной атаки Stuxnet, были и другие, например, на обогатительной фабрике в Натанзен и других местах. Но эти проблемы были очень быстро раскрыты и нейтрализованы нашими специалистами. Поэтому никаких проблем у наших специалистов сейчас нет. К тому же Иран очень многое сделал в течение прошедших лет в области высоких технологий. Кроме ядерных исследований, мы очень много сделали в области информационных технологий, нанотехнологий, биотехнологий и в других сферах. У нас более 30 наименований продукции, выпускаемой с применением нанотехнологий. Подчеркну, по нанотехнологиям мы занимаем 12-е место в мире. Программное обеспечение, которое создается иранскими специалистами, экспортируется и в Америку, и в европейские страны. Поэтому мы не ощущаем чрезвычайной озабоченности вирусными атаками. Но мы отдаем себе отчет, что противники не прекращают своих попыток нанести нам ущерб, это заставляет нас быть начеку, противостоять таким опасностям и рискам. Мы готовы к таким вызовам.

«Международная жизнь»: Товарооборот между нашими странами превышает 3 млрд долларов. Это сравнительно скромные цифры. Для сравнения: объем товарооборота между Ираном и Китаем - 45 млрд долларов. В чем вы видите потенциал наращивания товарооборота между нашими странами? Какую роль отводите инвестициям?

Р.Саджади: Есть многие сферы взаимного сотрудничества - нефть, газ, нефтехимия, рудное дело, горная промышленность, сельское хозяйство. Иран, как вы знаете,  в числе лучших производителей фруктов в мире. Мы покупаем пшеницу и семена масличных культур, которые производит Россия, из России завозим фураж. Но успешному развитию наших экономических контактов и вообще нашему сотрудничеству мешает несколько проблем. Это недостаточное знание возможностей друг друга, случалось и противодействие. Были случаи, когда все было готово для заключения контрактов, оставалось лишь поставить подписи обеих сторон под документом, иногда даже заключали и подписывали контракт, но не могли его исполнять.

Проблема порой и в финансировании, взаимодействии банков. Скажем, мне не известны факты, чтобы российские банки инвестировали проекты, выполняемые в Иране российскими компаниями. Китай, например, сам финансирует проекты строительства железнодорожных веток в Иране. У нас уже есть предложение для России о строительстве 6 тыс. километров железных дорог. Мы готовы поручить этот проект российской стороне, но только с условием финансирования российскими банками. Далее, несколько иранских городов нуждается в строительстве подземных железных дорог. Мы очень хотим поручить это дело России. Но, к сожалению, компании, которые строят в России метро, не располагают возможностями финансирования и рассчитывают, что Иран расплатится с ними в течение двух лет.  Правительство Ирана хотело бы развивать многие проекты и заинтересовано в схемах финансирования тех проектов, которые будут вести российские специалисты. Они же смогут и капитализировать уже готовые проекты. И поэтому мы очень надеемся, что в дальнейшем мы с Россией не только догоним Китай по товарообороту, но и перегоним.

«Международная жизнь»: Россия и Иран входят в Международный совет делового сотрудничества торгово-промышленных палат стран Прикаспийского региона «Деловой Каспий». Как развивается торгово-экономическое сотрудничество в рамках этого совета?

Р.Саджади: Каспийское море - это очень большой капитал пяти прибрежных государств - Ирана, России, Казахстана, Азербайджана и Туркменистана. Это уникальный водоем с точки зрения экологии, самая ценная рыба - осетр -выращивается на Каспии, это также место средоточия большого количества многообразных биоресурсов, рыбы. Поэтому в Каспийском регионе имеется очень большой потенциал для сотрудничества, и «Деловой Каспий» ставит перед собой цель продвинуть, активизировать взаимное торговое сотрудничество между пятью прибрежными государствами. Ведь многие товары, которые эти прибрежные государства завозят к себе из других стран, производятся и в России, и в Иране, и для товарообмена можно было бы использовать такой водный путь, как Каспийское море. С другой стороны, есть сельскохозяйственная продукция - хлопок, например, или другие товары, которые мы завозим из других стран, а можно было бы покупать у своих соседей по Каспию. Так что в потенциале у этих пяти государств есть много возможностей - это и рабочая сила в частности, и другие преимущества. Мы можем объединить наши усилия и превратить их в услуги, в товары и продукты для взаимной выгоды. А море нам поможет. Ведь это самый экономичный морской транспортный путь для наших государств.

«Международная жизнь»: Политические проблемы Каспия - вопрос о его статусе и разделе - пока не решены консенсусом пяти прикаспийских государств. Если Россия, Казахстан, Азербайджан и Туркменистан согласны на раздел по так называемой срединной линии, то Иран остается единственным в «пятерке» государством, которое не желает делить Каспий по этой срединной линии, предпочитая раздел по береговой линии. Иран намерен настаивать на своем видении данной проблемы или готов искать вместе с пятеркой стран какие-либо компромиссы?

Р.Саджади: У Каспийского моря есть свои специфические особенности, которые отличают его среди других, открытых морей. Поэтому те законы, которые распространяются на мировые моря и океаны, не распространяются на Каспийское море, ведь это замкнутый, закрытый водоем. И то, что нам предлагают, с нашей точки зрения, несправедливо и не отвечает иранским интересам. В то же время переговоры по каспийской теме между нами и другими странами Каспия не остановлены, они продолжаются. Полагаю, что позиции Ирана и России по многим проблемам Каспийского моря гораздо ближе, чем позиции Ирана и других прикаспийских государств. Поэтому если наши соседи по Каспийскому морю поставят себя на место Ирана, учтут его интересы, переговоры увенчаются успехом. Мы не требуем ничего, кроме логичных прав.

«Международная жизнь»: Г-н Посол, вы не могли бы уточнить, в чем несправедливость?

Р.Саджади: Совершенно нелогично, чтобы Иран не имел никакого доступа к энергетическим месторождениям, которые расположены к Ирану ближе, но не попадают в его зону в случае раздела моря по срединной линии. Мы считаем, что это несправедливо. В случае раздела по срединной линии Туркмения и Азербайджан смогут разрабатывать и использовать энергетические ресурсы Каспия, а Иран не сможет. Даже сейчас народ нашей страны обвиняет правительство ИРИ в том, что оно не смогло обеспечить законные права Ирана в Каспийском море. У нас очень внимательная общественность и очень внимательный парламент. Так что мы должны учитывать их мнение.

«Международная жизнь»: Каспий для каждого из прикаспийских государств - источник ресурсов, в том числе и углеводородов. Но есть разное видение проблемы транспортировки углеводородов. Так, Россия и Иран выступают против трубопроводных проектов в обход их территорий. Какое решение данной проблемы видит руководство Ирана?

Р.Саджади: В том что касается недр и дна Каспийского моря, у нас никаких расхождений с Россией и Казахстаном нет. Это не говорит о том, что мы находимся в противостоянии с четырьмя государствами Каспия. С Туркменистаном и Азербайджаном идут дискуссии. Поэтому мы считаем, что пока не выработана конвенция о правовом статусе Каспийского моря, никакая экономическая деятельность не должна производиться никаким прибрежным государством. Любое решение по таким вопросам, как трубопроводы, должно быть выработано на основе консенсуса. В недалеком прошлом в Мексиканском заливе вылилось большое количество нефти. Это нанесло колоссальный ущерб экологии, измеряемый миллиардами долларов. Мы тоже, как и Россия, считаем, что строительство трубопровода по дну Каспийского моря очень рискованно. Этот вопрос можно решать только консенсусом пяти государств.

«Международная жизнь»: Экология Каспийского моря - одна из важнейших проблем, поскольку если оно погибнет от загрязнения, а такая угроза существует, то и делить будет нечего. Что предпринимает иранское руководство, ученые в этой связи?

Р.Саджади: Если мы не будем прогнозировать экологического оздоровления Каспийского моря не только на ближайшие годы, но и на далекую перспективу, мы соприкоснемся с большими катастрофами. Море замкнуто, в этом его уникальность, привлекательность, но в этом и его проблема. Экологические проблемы Каспия все нарастают, например незаконный вылов осетровых рыб чуть не привел к полному уничтожению популяции этих редких обитателей Каспия. Поэтому уже сейчас условлено, что никакого вылова осетровых рыб не производится. Те же проблемы касаются и биоресурсов, подводного пространства и птиц, обитающих в Каспийском регионе. Иран вплотную занимается этими проблемами. Мы учредили Центр изучения экологических проблем Каспийского моря. Многие вопросы в рамках этого центра исследуются на протяжении длительного периода.

«Международная жизнь»: Г-н Посол, ваша страна имеет статус наблюдателя в Шанхайской организации сотрудничества, является постоянным участником всех саммитов ШОС, придерживается всех принимаемых решений Советом глав государств ШОС. На какие дивиденды рассчитывает Иран, заявляя об участии во всех мероприятиях этой авторитетной региональной организации?

Р.Саджади: У нас есть твердая убежденность в том, что, если страны региона не будут сотрудничать друг с другом в экономической сфере, по вопросам безопасности и стабильности, тогда другие внерегиональные державы под предлогом разрешения этих же проблем будут проникать в эту зону, в этот регион. Тогда мы будем свидетелями того, что произошло в Ираке, Афганистане, Ливии. Поэтому мы считаем, что ШОС - это очень хорошая площадка для экономического сотрудничества, а также для взаимодействия по вопросам безопасности и стабильности. Наша активность в рамках ШОС направлена на обеспечение развития экономического сотрудничества, но вместе с тем это наш вклад в то, чтобы не дать внерегиональным силам, таким как НАТО, проникать в этот регион.

«Международная жизнь»: Известно, что Иран участвует в ежегодной антинаркотической операции «Канал» под эгидой ОДКБ и имеет статус наблюдателя в этой организации. Как вы оцениваете результаты сотрудничества с этой военно-политической организацией на антинаркотическом направлении?

Р.Саджади: Мы не считаем случайными те события, которые произошли в Афганистане с приходом туда военных контингентов НАТО. Мы видим, что производство наркотиков увеличилось с 200 тонн до 8 тыс. тонн, иными словами - возросло в 40 раз. Движение наркотиков происходит не только в сторону севера Афганистана, среднеазиатских республик, в Россию, но и в Иран. Конечно, мы работаем на противодействие этим потокам. Насколько это возможно, мы полномасштабно действуем в этом направлении. Это касается как наших действий внутри страны, так и сотрудничества с другими странами. Среди наших зарубежных акций - участие в ежегодной операции «Канал». В вопросе о наркотической угрозе у нас очень близкая позиция с Россией. В этом плане у нас хорошее сотрудничество между Федеральной службой Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков и Штабом по борьбе с наркотиками Ирана. Между этими структурами налажено тесное взаимодействие. Мы должны пресечь направление движения наркотиков любыми средствами - информационными, полицейскими, чтобы контрабандисты не чувствовали себя в безопасности и безнаказанными. Мы также должны наращивать противодействие обороту наркотиков, чтобы наркодельцы знали, что им надо или прекратить производить наркотики, или выбрать другие направления потоков. Поэтому наше сотрудничество с Россией и странами ОДКБ строится именно в таком ключе.

«Международная жизнь»: И в заключение вопрос о гуманитарных связях наших стран: Иран является интересной страной со своей богатой многовековой культурой, насчитывающей 5 тыс. лет, но остается достаточно закрытым государством для российских граждан. Как вы видите развитие сотрудничества между нашими странами на этом направлении?

Р.Саджади: В Москве активно работает культурное представительство, которое может в полном объеме представить иранское искусство, литературу и этнографию. Есть еще отдельная структура - Международный фонд иранистики. Он знакомит желающих с персидским языком, персидскими книгами. В сентябре мы будем проводить в Москве, и не только (окончательный выбор города пока не сделан), Дни иранской культуры. Совсем недавно прошла неделя фильмов известного иранского кинорежиссера Резы Мир-Карими. В то же время мы стараемся, чтобы российские граждане могли чаще посещать Иран, для этого мы упростили оформление виз для них. Любому российскому гражданину иранская виза оформляется в течение четырех дней.

Хочу подчеркнуть, что сегодня значительно облегчено получение иранских виз для граждан России. Вместе с тем очень надеюсь, что мы доживем до такого времени, когда между Россией и Ираном не будет визовых преград. К сожалению, в российских СМИ не дается развернутой информации о культурных событиях в Иране. Осуществляется много иранских культурных программ, информация о которых практически не доступна российским гражданам. Кинорежиссер, который уже упоминался, принимает участие в международных кинофестивалях разного уровня, в том числе самого высокого. Но вы о нем не слышали. Ни один из российских телеканалов не присутствует на наших мероприятиях в Москве, которые организует посольство ИРИ в России, приглашая многочисленных журналистов. Расскажу вам одну историю. Вам известен телевизионный канал «Мир»?

«Международная жизнь»: Да, конечно.

Р.Саджади: На этом канале есть программа «День Посла». Мы были участниками этой программы. Журналисты телекомпании приезжали в наше посольство, снимали интерьеры, общались с нашими сотрудниками, делали репортаж, а потом рассказывали, что поначалу боялись приезжать в иранское посольство, не зная, что их ждет. «Наверное, - полагали они, - мы встретим там крепких иранских мужчин, которые будут жестки с нами». Но когда они уходили, то в своих отзывах отмечали, что это самое хорошее посольство, в котором им как журналистам приходилось работать. Все двери были для них открыты, это тоже удивило их. Это правда, что иранские мужчины не здороваются с женщинами за руку, но они уважают женщин.

А недавно один известный государственный деятель рассказывал мне о своей поездке в Иран, во время которой он, к своему удивлению, не увидел женщин в парандже, как в Саудовской Аравии, а увидел раскрепощенных женщин со светлыми лицами, очень миловидных, многие из них водят машины. В офисах начальниками тоже работают женщины, в подчинении которых немало мужчин. А я ему сказал: «Нет, не многие мужчины имеют начальниками женщин, а все! Потому что начальники крупных предприятий, корпораций, когда приезжают домой, подчиняются жене. Поэтому дома мы говорим своим женам: «Слушаюсь, пожалуйста, командуйте».

Представление большинства российских граждан об Иране является далеко не полным, а потому и не совсем верным. Чтобы понимать страну, надо знать об интеллектуальном, духовном и культурном багаже ее народа.  

«Международная жизнь»: Г-н Посол, большое спасибо вам за интервью, в заключение которого хотелось бы сказать словами имама Хомейни: «Желаю благословения тем, кто следует праведным путем».

Р.Саджади: Это самое хорошее пожелание нам всем. Спасибо!  

Ключевые слова: иранская ядерная программа

Версия для печати