«Медовый месяц» американо-китайского военного сотрудничества

10:41 01.07.2012 Иван Антонов, корреспондент газеты «Известия» в Пекине, специально для журнала «Международная жизнь»


ПЕКИН, 01.07.2012

 

На прошлой неделе в Китае с непродолжительным визитом побывал глава Тихоокеанского командования ВС США Самуэль Локлир. Поездка вступившего в должность в марте 2012 г. С.Локлира носила, скорее, ознакомительный характер, однако, как считают китайские эксперты, она тем не менее позволила сторонам еще раз обменяться точками зрения на развитие военной составляющей диалога между Пекином и Вашингтоном, которая, к слову, остается одной из проблемных его сфер.

В последнее время, по оценкам аналитиков, стороны имели достаточно широкий арсенал возможностей для налаживания сотрудничества по линии оборонных ведомств. И Пекин, и Вашингтон демонстрировали нацеленность на продолжение развития контактов между вооруженными силами. Так, в мае состоялся успешный визит в США главы Народно-освободительной армии Китая (НОАК) Лян Гуанле, в ходе которого прошли «полезные переговоры», были достигнуты договоренности расширять сотрудничество по многим аспектам, включая возможное проведение учений между флотами двух держав и так далее. Высокую оценку состоявшиеся контакты получили и в китайских СМИ, что также стоит признать важным показателем. При этом можно обратить внимание, что накануне поездки Лян Гуанле в Соединенные Штаты в прессе появилась информация об инициировании американским Конгрессом нового раунда обсуждения возможных поставок вооружений на Тайвань. Это Пекин считает непозволительным. Подобная инициатива Белого дома уже однажды привела к «замораживанию» диалога между ВС двух государств. Однако данное обстоятельство не вызвало, как это обычно бывает, бурной негативной реакции китайской стороны, которая решила не зацикливаться на этом аспекте в ходе переговоров.

Такое подобие «медового месяца» в китайско-американском военном сотрудничестве некоторые эксперты склонны увязывать с предстоящим в Китае периодом передачи власти «пятому поколению» руководителей. Этот период уже начался и закончится, по всей видимости, весной следующего года. На это время Пекин не заинтересован ни в каких серьезных потрясениях на внешнеполитическом фронте, поэтому, возможно, пытается сглаживать имеющиеся противоречия (если они, конечно, не затрагивают коренные интересы страны). Кроме того Соединенные Штаты также вступили в предвыборную фазу и в этой связи Белый дом, судя по всему, не слишком жаждет прямой конфронтации с КНР.

В таком настроении и прошли переговоры между С.Локлиром с его китайскими партнерами - главой НОАК Лян Гуанле и заместителем начальника Генштаба Ма Сяотянем. Стороны обозначили намерения продолжать сотрудничество, которое «отвечает интересам как обоих государств, так и всего мира». В качестве направления этого взаимодействия были названы возможные совместные учения военно-морских сил. Общее позитивное впечатление было, впрочем, несколько оттенено тем, что китайская сторона все же обратила внимание американского визитера на вызывающую недовольство Пекина разведывательную деятельность по периметру границ КНР, а также выразила озабоченность по поводу планов Вашингтона по «возвращению в АТР». Однако такие претензии, наряду с критикой американцами укрупняющегося день ото дня военного бюджета КНР, стали уже привычным делом, поэтому, как считают эксперты, не могут выступать мерой уровня отношений между странами по военно-политической составляющей.

Важнее другое - в повестке дня переговоров с конца прошлого года перманентно присутствует американский план по «возвращению в АТР», а также озвученное намерение передислоцировать к 2020 г. в регион 60 процентов военно-морских сил США. Это вызывает серьезные дискуссии в китайских политических и научных кругах. Большинство в Китае согласно с тем, что это станет определенным вызовом для Пекина, расхождения наблюдаются лишь в оценках степени угрозы этих шагов Белого дома жизненно важным интересам КНР. С разных трибун звучат порой полярные мнения, например, что Соединенные Штаты будут вынуждены сотрудничать с Поднебесной для достижения своих целей, другие считают, что активизация Вашингтона в регионе приведет к обострению ситуации и главной задачей имеет ослабление позиций Китая в регионе. И если первый довод нередко находит подтверждение в официальных заявлениях Белого дома и Госдепа о том, что, мол, «АТР – большой, и места хватит всем», то сторонники второго варианта аргументируют свою позицию логикой и историей реализации Америкой своих глобальных геополитических инициатив.

Одним из основных направлений претворения в жизнь Вашингтоном стратегии по «возвращению в АТР» некоторые скептически настроенные эксперты называют сплочение вокруг США их региональных союзников – Японии, Южной Кореи и Индии. Именно этот аспект станет центральным элементом создания Белым домом нового формата своего присутствия в регионе Тихого океана. Определенные шаги в этом плане американцы уже предпринимают, двигаясь к постепенному оформлению стратегических «треугольников»: США-Япония-Южная Корея и США-Индия-Япония. Связующим звеном этих геополитических фигур китайские специалисты считают отнюдь не общие экономические интересы, а стремление сдержать набирающий мощь Китай. Свидетельствами активизации практической работы американцев по укреплению этих эвентуальных альянсов аналитики считают, в частности, впервые проведенные в июне военно-морские учения между ВМС трех стран, а также готовящееся к подписанию соглашение между Токио и Сеулом о сотрудничестве в разведывательной сфере. В КНР почти уверены, что все эти инициативы исходили из Вашингтона и имеют вполне конкретные цели. Состоятся ли подобные блоки в полном смысле этого слова – сейчас сказать невозможно, но то, что они даже в виртуальном исполнении способны повлиять на двусторонние связи Китая с этими странами сомнений не вызывает.

Впрочем, помимо гипотетических военных блоков у Пекина хватает и своих собственных проблем. К числу наиболее острых, разумеется, относятся периодически обостряющиеся территориальные споры с соседями. Так, только что удалось урегулировать конфликтную ситуацию с Филиппинами по поводу спорного рифа Хуанъяньдао, как новый импульс получила дискуссия с Вьетнамом относительно островов Сиша (Парасельские). Подобные столкновения интересов, по мнению экспертов, способны в будущем спровоцировать диалог на повышенных тонах между вовлеченными сторонами, и Вашингтон в этом случае может также подключиться, поддержав одного из участников, которым вряд ли станет Китай. Необходимо также иметь ввиду, что в отношениях Китая с крупнейшим торгово-экономическим партнером - Японией камнем преткновения остаются острова Дяоюйдао (яп. Сенкаку), находящиеся под административным контролем Токио, но причисляемые к своей территории Пекином.

На этом сложном фоне Китай и США стараются поддерживать конструктивный диалог по линии оборонных ведомств. В целом, как показал состоявшийся визит С.Локлира, сторонам это вполне по силам, однако в этом разговоре по-прежнему ощущается острый дефицит взаимодоверия. Появление искренности в отношениях НОАК и Пентагона в обозримой перспективе вряд ли возможно – слишком уж много раздражителей. Примечательно, что буквально на следующий день после завершения визита американского военачальника начались крупнейшие за всю историю военно-морские учения RIMPAC (Rim of the Pacific Exercise, рус. учения стран Азиатско-Тихоокеанского региона- прим.ред.), участие в которых принимают 23 страны, но среди приглашенных на них даже в качестве наблюдателя отсутствует Китай, вынужденный созерцать происходящее издалека.

Ключевые слова: американо-китайское военное сотрудничество

Версия для печати