Москва передала эстафету переговоров «шестёрки» и Ирана Стамбулу

09:04 21.06.2012 Елена Студнева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Завершившиеся в Москве двухдневные переговоры высокого уровня по иранской ядерной программе между «шестёркой» стран-посредников и Ираном посеяли зёрна здравого смысла, дав надежду на продолжение конструктивного диалога. Таково общее мнение сторон, а также экспертного сообщества, прозвучавшее на итоговых пресс-конференциях в пресс-центре МИД РФ по окончании второго дня Московской встречи. Переговоры возглавляли Верховный представитель по иностранной политике и безопасности Евросоюза Кэтрин Эштон, секретарь Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана Саид Джалили, российскую делегацию – заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков.

Накануне Московского раунда заместитель министра МИДа на встрече с журналистами сказал о высокой степени подготовки к предстоящему диалогу, отметив, что «нет поводов для обеспокоенности, подготовка очень фундаментальная». Не предвосхищая результатов Московского раунда, Сергей Рябков сказал: «России важно обеспечить, чтобы переговорный процесс продолжился. Мы заинтересованы, чтобы последовали встречи в других точках, мы заинтересованы, чтобы паузы не затягивались». Так оно и вышло: стороны договорились провести встречу на экспертном уровне 3 июля в Стамбуле, оговорив условия, затем провести встречу заместителя секретаря Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана Али Багири и заместителя Верховного представителя ЕС по иностранным делам Хельги Шмидт. После этого может состояться следующий, четвертый, раунд переговоров Тегерана с международными посредниками. Однако при благоприятности переговорного фона диалог сохранял напряжённость и интриговал журналистов, более половины из которых представляли арабские СМИ.

Напомним, шестёрка стран-посредников переговорного процесса (Россия, Великобритания, КНР, США, Франция и Германия) с 2003 года вместе с МАГАТЭ добивается от Ирана приостановки работ по обогащению урана, которые могут представлять угрозу режиму ядерного нераспространения. Однако среди самих посредников не все страны имеют одинаковую позицию. Россия и Китай полагают, что Иран вправе вести разработки мирного атома в интересах обеспечения жизнедеятельности своего народа. США, ряд стран Запада и Израиль подозревают Иран в разработке ядерного оружия под прикрытием программы мирного атома. Более того, угрожают решением проблемы силовым путём.

При этом Тегеран все обвинения отвергает, заявляя, что его атомная программа направлена исключительно на удовлетворение потребностей страны в электроэнергии. В этой связи Московский раунд переговоров - уже третий после затянувшейся на год паузы. Ему предшествовали встречи в Стамбуле (14 апреля) и в Багдаде (23-24 мая). Чем же отличались переговоры на территории России? По мнению непосредственных участников, они были «серьёзнее и реалистичнее предыдущих и выходили за рамки заявлений сторон. На них впервые обсуждались технические детали решения проблемы». Так охарактеризовал результаты Московской встречи Саид Джалили. «Шестёрка» выложила на стол переговоров предложения из шести пунктов, Иран – из пяти. Постараться конвергировать их и было задачей диалога.

Среди условий, выдвинутых «шестёркой» остаётся требование к Ирану прекратить обогащение урана до 20%, а также остановить работы подземного ядерного объекта «Форду». Об этом напомнил представитель Кэтрин Эштон Майкл Манн, вышедший к журналистам спустя три часа после начала переговоров. Он заявил, что вопрос об отмене санкций для Ирана будет решаться по мере того, как Тегеран сделает конкретные встречные шаги. А пока остаются в силе четыре санкционные резолюции Совета Безопасности ООН в отношении Ирана. Они содержат требования к Тегерану об обеспечении полной прозрачности ядерной программы и доказательств её исключительно мирной направленности. Эти резолюции приняты лидерами и главами МИД 27-ми стран ЕС 23 января на встрече в Брюсселе. В частности, 1 июля все члены Евросоюза, импортирующие нефть у Ирана, должны будут соблюсти эмбарго. Тегеран доказывает незаконность санкций, поэтому на переговорах в Москве был настроен решительно, поскольку очень хотел быть услышанным. Судя по всему, иранской делегации удалось «достучаться».

«Иран ожидает, что мировое сообщество признает его право на ядерные технологии и обогащение урана», - говорил незадолго до Московского раунда в интервью телеканалу RT секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Саид Джалили. Эту же позицию он подтвердил и в Москве на брифинге. «Мы воспользовались возможностью, чтобы точно, основываясь на документах, доказать, что действия в отношении Ирана незаконны, - отметил он. - Мы также объяснили, почему считаем резолюцию СБ ООН незаконной». Джалили повторил позицию Тегерана, согласно которой обогащение урана в мирных целях является его неотъемлемым правом: «Мы имеем право на доступ к мирному использованию ядерных технологий, - сказал он. - Обогащение урана должно быть признано. Это ключевые элементы, которые мы подняли в наших предложениях». В частности, Саид Джалили объяснил, почему Ирану требуется 20-процентное обогащение урана: «Мы собираемся использовать его для лечения миллиона иранских больных раком. Мы готовы купить это топливо, но, согласно ДНЯО, нам его не продают. Поэтому мы смогли обогащать уран, и мы способны создавать топливо для наших нужд». Джалили выразил уверенность, что «больше нет причин противодействовать прогрессу Ирана». Он сказал:«Мы полностью готовы сотрудничать с МАГАТЭ, но в ответ мы ожидаем, что те меры, которые были приняты против иранского народа, будут сняты, - отметил Саид Джалили. - Необходимо преодолеть негативное отношение к Ирану».

Отстаивая позицию своей страны Саид Джалили подчеркнул: «Исламская Республика Иран располагает хорошими возможностями для того, чтобы сегодня сотрудничать в сфере разоружения и борьбы с распространением ядерного оружия, и эти возможности сотрудничества в области разоружения и нераспространения должны быть задействованы. Мы ожидаем, что будет официально признано право Ирана на ядерные технологии, включая обогащение урана, и это право должны уважать», - сказал он.

Что же касается введённых санкций против Ирана, то на брифинге в Москве Саид Джалили отметил: «Односторонние санкции в отношении Ирана будут только вредить возможному достижению результата на переговорах «шестерки» с Тегераном. Переговоры, которые мы ведём, и соглашения, которых мы добьемся, приведут к результатам, только если мы (Иран и «шестерка») будем придерживаться стратегии сотрудничества и взаимодействия. Все меры, которые будут этому противодействовать, будут только вредить этому процессу», - сказал секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Саид Джалили, разъясняя позицию Тегерана по поводу введения Евросоюзом с 1 июля санкции в отношении его страны.

Директор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров сказал корреспонденту журнала «Международная жизнь»: «В руководстве Ирана есть чёткое убеждение, что век ядерного оружия уже прошёл. Ни одна страна за последние 70 лет из тех стран, которые обладают ядерным оружием, не использовали свой ядерный арсенал в решении даже локальных, а тем более глобальных проблем мира. Более того, единственное оружие, которого опасается Иран – это кибер- и информационные войны. Здесь страна серьёзно готовит себя к тому, чтобы отражать такие атаки. Эти атаки уже ведутся. Иран за 3 года пострадал таким образом, что ущерб составил десятки миллиардов долларов. Ту же ядерную программу в результате кибервойн отбросило на несколько лет, и это ощутимые потери, которые несёт Иран в этой области. Не думаю, что Ирану сейчас интересно заниматься именно военными технологиями ядерного характера, поскольку есть ряд других технологий, которые могут эффективно помочь защитить себя надёжно и на уровне беречь свою национальную безопасность».

Одновременно с переговорами в Москве на саммите G-20 в Мексике на двусторонней встрече президентов России и США обсуждалась проблема иранской ядерной программы. В совместном заявлении двух лидеров, принятом по итогам встречи, отмечается, что Москва и Вашингтон выступают за поэтапное урегулирование иранской ядерной проблемы путём переговоров и требуют от Тегерана выполнять резолюции СБ ООН, а также сотрудничать с МАГАТЭ. «Наша общая цель - всеобъемлющее переговорное урегулирование на основе принципов поэтапности и взаимности, и мы ожидаем конструктивного разговора с Ираном через механизм «шестёрки», в том числе в ходе раундов переговоров в Москве 18-19 июня». Как заявил на пресс-конференции после встречи Барак Обама, время и возможности для дипломатического решения иранской ядерной проблемы существуют.

Итак, переговоры в Москве наработали определённый потенциал. «Несмотря на то что разногласия сторон по некоторым вопросам до сих пор остаются, поиск решений будет продолжен, что подтвердилось в ходе всех пяти раундов переговоров, которые прошли в Москве», - сказал Сергей Рябков. Эксперты более сдержаны в своих оценках. Так, например, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, эксперт по проблемам Ближнего и Среднего Востока Владимир Сажин полагает: «Переговорный процесс продолжается – это уже огромный плюс. Дипломаты передали в руки профессионалов вопросы ядерной программы Ирана и вопросы, которые ставит Тегеран перед «шестёркой». Вместе с тем член Совета по внешней и оборонной политике Владимир Аверчев видит «единственный позитивный результат московской встречи в том, что из переговорного процесса никто не вышел, и по его итогам не появилось никакого усиления давления в форме каких-то угроз».

Вопреки столь сдержанным оценкам сами участники переговоров настроены на продолжение диалога. Как заявила на итоговой пресс-конференции в МИД РФ Кэтрин Эштон, «технические дискуссии в Стамбуле дадут возможность обсудить с экспертами, которые разбираются в ядерных проблемах, сущность вопросов, которые мы имеем по иранским предложениям, а также - сущность вопросов, которые имеются у Ирана. По итогам встреч в Стамбуле эксперты дадут отчёт «шестёрке» и дадут ответ иранской стороне». Ведь впервые (!) на переговорах в Москве «шестёрка» и Иран обсуждали технические детали решения проблемы. Об этом Кэтрин Эштон сказала на пресс-конференции. Как не услышали этого эксперты? «У нас уже был первый ответ по сути наших претензий. Сегодня мы определили тот путь, по которому надо продвигаться. Наконец-то в первый раз были действительно настоящие дискуссии о необходимости понимать технические детали», - сказала Верховный представитель по иностранной политике и безопасности Евросоюза. Именно поэтому иранская сторона призналась, что рассматривает предстоящий раунд переговоров в Стамбуле как меру доверия. Диалог продолжается.

Ключевые слова: Иран МИД РФ Московский раунд

Версия для печати