Российско-китайские отношения вышли на новый старт

15:26 09.06.2012 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Визит Владимира Путина в Китай 5- 7июня 2012 г. многие зарубежные и отечественные СМИ воспринимают как признак особых отношений между двумя  странами. Это не удивительно, ведь позиции Москвы и Пекина по многим международным вопросам либо совпадают, либо достаточно близки. Обе столицы являются сторонницами многополярного мироустройства, не приемлют вмешательства во внутренние дела третьих лиц и блокируют попытки западных стран силой разрешить сирийский конфликт подобно тому, как это было сделано в Ливии. Но в перспективе горизонты российско-китайского союза гораздо шире.

Когда западная экономика борется с последствиями финансового кризиса, а в Азии наблюдается промышленный рост, посещение такой экономически мощной державы, как Китай, может принести весомые результаты. Намеченный правительством на 2020 г. переход России от ресурсозависимой экономической модели развития к инновационной невозможен без привлечения крупных капиталовложений и освоения огромных пространств Дальнего Востока с их впечатляющим потенциалом. Сама экономическая логика подсказывает, что Китай – один из самых предпочтительных здесь партнёров. Согласно статистическим данным, в 2011 году двусторонний товарооборот между РФ и КНР достиг исторически рекордного уровня – $83 млрд 500 млн. В среднесрочной перспективе Россия планирует достичь $100 млрд долларов в двустороннем обороте к 2015 г., $200 млрд – к 2020 г.  (1).

Область российско-китайского сотрудничества не ограничивается экспортно-импортной схемой, распространяясь на научные и наукоёмкие отрасли производства. Поэтому среди подписанных в ходе визита соглашений - «дорожная карта» российско-китайского сотрудничества в области атомной энергетики между государственной корпорацией «Росатом» и Агентством по атомной энергии Китая. Согласно документу, наши страны будут наращивать сотрудничество в сооружении на территории КНР АЭС с демонстрационными реакторами на быстрых нейтронах типа БН-800 (2). Немаловажное значение имеет парафирование протокола о сооружении 3-го и 4-го блоков Тяньваньской АЭС и договорённости о сотрудничестве по вопросам использования ядерных энергетических систем космического назначения. Атомная энергетика – одна из самых перспективных отраслей российско-китайского партнёрства.

Сегодня Китай – уже самый крупный торговый партнёр России, при этом в двусторонних сделках Пекин и Москва всё чаще отказываются от доллара, используя собственную валюту. Среди совместных экономических вопросов - в т.ч. такой грандиозный, как «Евразийский сухопутный мост» - железнодорожная ветка от Вены до российского Дальнего Востока. Проект был задуман ещё десять лет назад и в случае реализации позволил бы осуществлять прямую поставку грузов из Западной Европы в Восточную Азию и обратно. Интересно, что подобный инфраструктурный вопрос ещё на заре ХХ в. волновал известного русского философа Николая Фёдорова, который в «Философии общего дела» отмечал: «Пока у наиболее континентальной страны (т.е. России) западная (Петербург – Одесса) и восточная (Николаевск – Владивосток) окраины, крайний северо-западный пункт у незамерзающего залива Рыбачьего полуострова и крайний юго-восточный пункт на Великом океане будут находиться не в прямом, а в окольном сообщении,…до тех пор океаническая часть мира (т.е. Великобритания, США) будет иметь преобладание над континентальною». 

Россия – ярко выраженная континентальная держава. Китай – огромная «береговая зона», испытывающая взаимно нейтрализующее влияние – континентальное с материковой части Евразии и атлантистское,  осуществляемое США и их союзниками с моря. Поэтому геополитический код Китая дуален, а власти этой страны всегда придерживались модели паритетного развития прибрежных районов страны и внутреннего континентального Китая. Историческим символом подверженности прибрежного Китая западному влиянию является Тайвань – идеологический «авианосец» США у границ материкового Китая, находящийся в состоянии перманентной оппозиции к Пекину. Формула Большого Китая (материковый Китай + Гонконг, Тайвань, Сингапур + китайская диаспора всего мира), как надгосударственного образования, создаваемого китайскими властями, вызывает у Тайваня только раздражение.

Смещение внимания Вашингтона с европейского театра действий в Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) вызывают ответную реакцию Пекина, который постепенно углубляет сотрудничество как с островными тихоокеанскими государствами (Фиджи, Папуа-Новая Гвинея), так и с такими странами, как Мьянма или Индонезия. В ходе визита Владимира Путина не мог остаться не затронутым вопрос обеспечения безопасности в АТР. Военные ведомства России и Китая договорились о совместных действиях в этом направлении. Но, если для Москвы и Пекина достижение этих договорённостей – залог формирования в регионе равноправной архитектуры безопасности, то для Вашингтона и его союзников – признак приближающейся утраты военно-стратегического перевеса США в АТР.

По итогам состоявшегося там же, в Китае, двенадцатого заседания ШОС, в котором принял участие Владимир Путин, было подписано ещё десять важных документов, среди которых - Положение о политико-дипломатических мерах и механизмах реагирования ШОС на ситуации, ставящие под угрозу мир, безопасность и стабильность в регионе, и Программа сотрудничества по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом на 2013-2015 гг. Сепаратизм и экстремизм - общая проблема и для Китая, и для России (у России – Северный Кавказ; у Китая – Синьцзян-Уйгурский автономный район). Координация усилий по искоренению этого бедствия более чем кстати.

Кроме того, статус наблюдателя при ШОС получил Афганистан, а Турция - статус партнера по диалогу. В ходе саммита состоялась беседа Владимира Путина с главой Ирана Махмудом Ахмадинеджадом. Российский лидер подтвердил право Ирана на мирный атом и приверженность Москвы политико-дипломатическим методам разрешения иранской проблемы. Махмуд Ахмадинеджад, в свою очередь, призвал к более тесному российско-иранскому диалогу в сфере туризма, культуры, крупных инвестиционных проектов и в вопросах развития каспийского региона.

По мнению главы КНР Ху Цзиньтао, российско-китайские отношения вышли на новый старт. Это, несомненно, приведёт к более сбалансированной расстановке сил в масштабах всей Евразии.

 

 

1)       «Визит Путина в КНР - шанс поймать «китайский ветер» («Жэньминь жибао», 07-06-2012)

2)       «Визит Путина в Китай: подписан целый ряд важных соглашений» («Капитал страны», 7.06.2012) 

Ключевые слова: Иран Путин

Версия для печати