«Золотой порох» или «психологическая война»?

15:19 05.03.2012 Пётр Фёдоров, журналист-международник, директор Дирекции международных отношений ВГТРК


История России в описаниях наших соседей редко выглядит привлекательной, особенно если в прошлом мы вели войны с этими соседями. Но есть и исключения, тем более приятные. Одно из них - разгадка скоротечной капитуляции самой мощной в Европе шведской военно-морской крепости Свеаборг во время войны с Россией 1808-1809 годов. Как вообще можно было осадить неприступную, отрезанную от суши крепость? Почему через несколько недель осады или блокады,  русским сдались 7,5 тыс. шведских солдат гарнизона с 2 тыс.орудий, с запасами провианта, боеприпасов и амуниции на несколько лет осады и 110 кораблями с экипажами, то есть третью вооруженных сил Шведского королевства? Загадка!

 Свеаборг, или «Шведская крепость», теперь называется «Суоменлинна», то есть «Финская крепость». Это одна из главных достопримечательностей Хельсинки. Бастионная система укреплений на десятке островов Волчьих шхер прекрасно сохранилась, в казематах приютились кафе и рестораны, парки придают миролюбивый вид артиллерийским позициям со старыми крупповскими и путиловскими орудиями. Туристам с удовольствием покажут самую большую сауну Финляндии, русскую баню на 100 человек, построенную во времена, когда Свеаборг с 1808 по 1918 год был русской крепостью без всяких кавычек. Именно там я услышал от экскурсовода рассказ о падении Свеаборга в 1989 году, которым хочу поделиться с  читателями.

Но сначала несколько слов о возникновении Свеаборга, который в советской истории упоминается разве лишь в связи с восстанием моряков в 1906 году. Литературоведы могут упомянуть также о рождении  в Свеаборге Виссариона Белинского в 1811 году. 

Шведы заложили крепость Свеаборг в 1746 году, когда после поражения в войне с Россией 1741-1746 годов и заключения Абоского мира королевство оказалось с незащищенными южными рубежами. Эту работу поручили 36-летнему шведскому майору Августину Эренсверду. По королевскому плану укрепления надо было возвести за четыре года, однако строительство растянулось на долгие 40 лет. Свеаборг стал делом всей жизни А.Эренсверда. Он изучил опыт фортификационного строительства Англии и Франции, адаптировал их к условиям Северной Европы. В 1756 году по инициативе Эренсверда был реорганизован шведский галерный флот, который получил теперь название армейского. Его главной базой стал Свеаборг. В том же году Эренсверд был произведён в генерал-майоры. С коротким перерывом он руководил работами по строительству фортификаций до 1762 года. Работы были закончены в 1770 году, они обошлись шведской казне в 25 млн. риксдалеров. За это время деревушка Хельсинки превратилась в крупный город, и стала именоваться Гельсингфорс. Система морских укреплений Свеаборга была признана европейскими специалистами неприступной. Августин Эренсверд, граф и фельдмаршал, умер 4 октября 1772 года  в д. Сарис Абоского лена. Его тело перевезли в Свеаборг, где на его могиле был воздвигнут надгробный камень работы известного шведского архитектора Юхана Тобиаса Сергеля. Ни русские, ни финны не покушались на эту могилу с величественным изваянием шведа. Она и сейчас украшает центральную площадь гарнизонного городка.

В 1808 году для Свеаборга и его коменданта Карла Улофа Кронстедта настал звездный час.  После Тильзитского мира в 1807 году Россия присоединилась к континентальной блокаде Англии. Наполеону не удалось склонить шведского короля Густава IV поддержать блокаду. Александр I решил, что настал момент еще сильнее укрепить свои северные границы присоединением финляндских земель Швеции. Император России объявил войну Густаву IV. 9 февраля 1808 года 24-тысячные русские войска под командованием генерала Буксгевдена пересекли шведскую границу в Финляндии и начали военные действия. Тут  прерываю свое повествование и наконец передаю слово финскому экскурсоводу:

«Русские понимали: им не взять штурмом Свеаборг, надежно прикрывавший Хельсинки. Под завесой метели они незамеченными из крепости по льду прошли до Хельсинки и заняли город. Жители бежали в окрестные леса. Опасаясь, что Свеаборг начнет обстреливать город, покинутый жителями, офицеры приказали солдатам топить печи в домах и держать окна освещенными. Но днем обман мог легко раскрыться. Русские понимали, что у них есть определенный выигрыш во времени – орудия Свеаборга были обращены в сторону моря, для обстрела города их надо было переместить на другие позиции. Но и медлить было нельзя. В лес были посланы парламентеры, которые рассказали прятавшимся, что солдатам надо есть, пить, и за это русская армия будет хорошо платить, что гражданским лицам ничего не угрожает. Финны, а затем и шведские жители Гельсингфорса потянулись из зимнего леса в свои теплые дома. Момент для артобстрела города из крепости был упущен. На некоторое время сложилась странная для войны ситуация – город под военным управлением русских жил своей жизнью, гарнизон крепости, не испытывавший никаких затруднений с водой и провиантом,  - своей. Так продолжалось весь март. Однако положение русских войск было далеко не безоблачным. Финны начали партизанскую войну против русской армии. Русские силы распылялись на противодействие партизанам, собрать кулак для штурма Свеаборга не представлялось возможным. Гарнизон был осведомлен о происходящем – жители Хельсинки протоптали тайные тропы в Гельсингфорс. Русские об этом знали, но не пресекали общения, имея в виду свои собственный интерес и план. Вскоре они начали весьма искусно печатать фальшивые шведские газеты, в которых сообщалось о тяжелых неудачах королевских войск в боевых действиях против русских на территории самого королевства, о том, что Англия не в силах помочь своим флотом Швеции. Вот эти газеты и попадали в Свеаборг по тайным финским тропам из Гельсингфорса. Жители города не подозревали, что доставляют гарнизону дезинформацию. Комендант Свеаборга Карл Улоф Кронстедт решил, что его крепость оказалась в глубоком тылу русских войск и потеряла стратегическое значение. Он провел совещание со своими офицерами и принял решение капитулировать. 26 апреля 1808 года в русский плен попала треть шведской армии и самая мощная европейская военно-морская крепость. Русско-шведская война еще продолжалась с переменным успехом. Опыт захвата Гельсингфорса был повторен следующей зимой, когда три корпуса под командованием Шувалова, Барклая-де Толли и Багратиона под общим руководством графа Аракчеева в марте 1809 года прошли по льду Ботнического залива до шведских берегов. Швеция оказалась на грани катастрофы, в Стокгольме произошел переворот и на место проанглийски настроенного Густава IV пришел склонный к миру с Россией Карл XIII. В сентябре был подписан мирный договор, по которому Финляндия стала частью Российской империи. Ключевым фактором поражения в войне в Швеции сочли капитуляцию Свеаборга. В Стокгольме были уверены, что Карл Улоф Кронстедт сдал крепость за «золотой порох», то есть за деньги, полученные от России. Он был проклят в Швеции, его родственники сменили фамилию. Эти подозрения укрепились после того, как Карл Улоф Кронстедт отказался предстать перед шведским судом и поступил на русскую службу. Однако мы в Финляндии думаем по-другому. Комендант Свеаборга сдался не «золотому пороху», а пал жертвой военной хитрости русских».

На этом заканчивается мой рассказ, но не история Свеаборга. Версия финского экскурсовода мне представляется более чем правдоподобной. И если все так, то речь в нем идет об одном из самых ярких и успешных применений того, что в XX веке получило название «психологическая война».

 

Об авторе

Версия для печати