Загадка южнокорейского корвета (II)

00:00 04.06.2010 Александр Воронцов, заведующий отделом Кореи Института Востоковедения РАН
Олег Ревенко, политолог


После обнародования итогов работы комиссии по расследованию обстоятельств гибели корвета "Чхонан" с выводом о том, что причиной трагедии стала торпедная атака, произведённая северокорейской подлодкой, ситуация на Корейском полуострове быстро накалилась. Президент РК Ли Мен Бак 24 мая выступил с обращением к нации, в котором обрушил мощный заряд обвинений в адрес КНДР, инкриминировав ей организацию "военной провокации" против Юга. В связи с этим Сеул объявил о следующих шагах: Республика Корея (РК) прекращает торгово-экономические связи, обмены и контакты с Севером (сотрудничество в Кэсонском технопарке – этот вопрос будет решаться отдельно), вводит запрет на проход северокорейских судов через свои территориальные воды, возобновляет пропагандистское вещание через громкоговорители на границе с КНДР, которое было прекращено при президенте Но Му Хене в качестве жеста примирения. Кроме того, Ли Мен Бак потребовал от Пхеньяна принести извинения за содеянное и наказать лиц, ответственных за инцидент, угрожая, что в противном случае для Северной Кореи "не останется места в международном сообществе". Принято принципиальное решение о вынесении "досье" по инциденту с корветом на рассмотрение Совета Безопасности ООН в целях выработки и установления международных мер осуждения и наказания "агрессора". Одновременно указывалось, что отныне РК не будет попустительствовать северокорейским авантюрам, как это случалось в прошлом (прозрачный намек на ошибочность "мягкотелой" политики прежних администраций), и решительно прибегнет к своему праву на самооборону в случае каких бы то ни было новых провокаций со стороны Севера.

Как и следовало ожидать, Пхеньян в долгу не остался. Категорически отрицая свою причастность к гибели корабля, руководство страны обвинило Сеул в фальсификации данных расследования, бездоказательных попытках свалить вину на Север, исходя из чисто политических мотивов. В качестве ответной реакции в КНДР было объявлено о проведении новой линии, нацеленной на полное свёртывание межкорейских отношений и аннулирование всей созданной в прежний период договорно-правовой базы этих отношений, вплоть до денонсации договора о ненападении, примирении, сотрудничестве и обменах, заключенного еще в 1991 году. В конкретном плане предусматривались следующие контрмеры: прекращение всех контактов с "марионеточными властями", включая диалог по официальным каналам до тех пор, пока администрация Ли Мен Бака находится у власти (т.е. до февраля 2012 года); разрыв всех ранее установленных линий связи между Севером и Югом, в том числе в Пханмунджоме, между обществами Красного Креста, по военным каналам и между командованиями флотов в Жёлтом море (последние были созданы в целях предотвращения вооруженных инцидентов); введение запрета на проход и пролёт южнокорейских судов и самолетов через морское и воздушное пространство КНДР. При этом было заявлено, что отныне все вопросы, возникающие в межкорейских отношениях, будут решаться по законам военного времени. Прозвучало также предупреждение о том, что в случае вещания направленной против КНДР информации через громкоговорители вблизи границы, последние будут подавляться "точечным огнем".

В связи с осложнением ситуации в Пхеньяне заявили о приведении вооруженных сил в состояние полной боевой готовности и подчеркнули решимость в случае осуществления Сеулом действий, затрагивающих суверенитет КНДР, ответить на это "полномасштабной войной" и "неограниченным применением военной силы".

Нынешнее обострение напряженности на Корейском полуострове носит беспрецедентный характер. После окончания Корейской войны между Севером и Югом случалось всякое - возникали стычки и кровавые инциденты, не всегда удавалось определить, какая из корейских сторон инициировала очередной раздор, но важно то, что всякий раз эти вспышки относительно быстро локализовались, и до эскалации конфликта дело не доходило. Сейчас налицо стремление южнокорейского руководства и стоящих за его спиной американцев и японцев придать трагическому, до конца не проясненному, инциденту с гибелью военного корабля политический характер и, возложив всю ответственность на Северную Корею, использовать трагедию для ухудшения межкорейских отношений, а в идеале – добиться применения новых мер жёсткого воздействия на КНДР по линии ООН и международного сообщества.

По мнению многих обозревателей, команде Ли Мен Бака, которая с самого начала прихода в Голубой дом под аккомпанемент примирительной риторики стремилась избавиться от созданного в прошлом позитивного наследия в межкорейских отношениях, теперь удалось добиться своего. В мае этого года в считанные дни были разрушены и фундамент, и надстроечные элементы разветвленного механизма межкорейского диалога, сотрудничества, контактов и обменов, мер в области безопасности и доверия, которые с большим трудом создавались в течение десятилетий. Впервые с начала 70-х годов, когда на Корейском полуострове еще свирепствовали ветры холодной войны, сформировалась ситуация, при которой обрублены все переговорные каналы между Севером и Югом. Обратное движение от "нижней точки" наверх может растянуться на долгие годы.

Главный вопрос сегодня - каким может быть дальнейший ход событий и какие цели преследуются основными игроками. Наиболее чётко определились мотивы действий РК: обеспечив широкую международную поддержку своей позиции, добиваться принятия Советом Безопасности ООН максимально жёстких мер против КНДР, предпочтительно новой санкционной резолюции, а если этот вариант не пройдет, то, по крайней мере, - официального заявления председателя Совбеза с признанием КНДР виновной стороной, осуждением действий этой страны и призывом к членам ООН свернуть по максимуму все свои связи с "агрессором". Судя по настрою южнокорейцев, в основе этой линии лежит стремление создать дополнительные проблемы в стране, и без того переживающей экономические трудности, и в конечном счете добиться значительного ослабления, а возможно, и коллапса ненавистного режима у соотечественников на Севере. С внесением данного вопроса на рассмотрение СБ ООН в Сеуле считают необходимым поторопиться, чтобы "не утратить инициативы", и рассчитывают сделать это уже в начале июня.

Как ни странно, за всей этой сумятицей отошел на задний план ключевой для Корейского полуострова вопрос: какой видится в нынешних условиях судьба шестисторонних переговоров по урегулированию ядерной проблемы. Ведущие оппоненты Пхеньяна - РК, США и Япония, - которые ранее настаивали на безусловном и немедленном возвращении КНДР за стол переговоров и даже предлагали конкретные рецепты решения этого вопроса (напомним о проекте "большой сделки", продвигавшемся президентом Ли Мен Баком), теперь обходят этот вопрос молчанием, как будто он уже не столь актуален, как копание в обломках погибшего корвета.

И здесь мы подходим к вопросу о том, кто на самом деле стоял за историей с гибелью злополучного корвета, и чьим интересам отвечало раскручивание этого инцидента до уровня "мировой проблемы". Ведь только наивный человек мог бы допустить мысль о том, что Южная Корея могла самостоятельно принять столь далеко идущие решения и в считанные дни развернуть масштабную международную кампанию без санкции и поддержки со стороны своего старшего союзника. И кто бы ни был истинным виновником трагедии с "Чхонаном", возникает версия о заранее срежиссированном и слаженном плане действий, который сейчас последовательно реализуется.

Напомним, что гибель судна произошла именно в те дни, когда начал работать китайский план реанимации шестисторонних переговоров, с которым в принципе согласились все стороны (проведение двустороннего американо-северокорейского контакта на высоком уровне; организация неофициальной встречи "шестерки"; возобновление пекинского диалога в полном формате). В конце марта, в соответствии с первой частью плана, глава северокорейской делегации уже собирался вылететь в США. Злые языки в Вашингтоне сейчас утверждают, что в этом и состоял "дьявольский замысел" Пхеньяна, нацеленный на срыв переговоров: в качестве отвлекающего маневра настаивать на встречах с американцами, и одновременно - готовить провокацию в Жёлтом море, чтобы "торпедировать" не только судно, но и сами шестисторонние переговоры. На наш взгляд, логики здесь нет никакой. Зачем Пхеньяну было идти на столь рискованную и явно проигрышную комбинацию, когда он в течение полутора лет без особых усилий, не "теряя лица", блокировал возобновление "шестисторонки"?

Однако есть и другие предположения, которые выглядят куда более логично. США, занятые преимущественно Ираном и Афганистаном, не имеют сейчас ни сил, ни возможности одновременно вести активные переговоры по ядерной проблеме Корейского полуострова. Многие аналитики считают, что нынешняя команда переговорщиков в лице С. Босуорта откровенно слаба и не располагает чётким планом действий по выводу ситуации из тупика и достижению прогресса на переговорах, даже, если бы КНДР безоговорочно согласилась возобновить своё участие в них. Соответственно, могла возникнуть идея «заморозить» на неопределённое время под благоприятным предлогом переговорный процесс, возложив всю вину на "провокационное поведение" Пхеньяна, и действовать в этот период преимущественно по линии усиления санкционных механизмов воздействия на КНДР. «Замораживание» шестисторонних переговоров было, вероятно, признано в Вашингтоне оптимальным не только потому, что США не могут распылять свои ресурсы, но и потому, что, согласно внутренним (не публичным) оценкам, и Белый дом, и Пентагон не считают реальной ядерную угрозу со стороны КНДР ввиду ограниченности и технического несовершенства ее ядерного потенциала, а также отсутствия средств доставки. Именно по этой причине инцидент с корветом "Чхонан" был на руку Вашингтону.

Трагедия на море стала удобным поводом для усиления давления на КНДР и углубления её международной изоляции. Однако в политической интриге, раскручиваемой на глазах, просматривается другая цель, а именно - сдерживание Соединёнными Штатами растущих амбиций Китая на Корейском полуострове и в регионе в целом. Задача-минимум для Вашингтона - поставить Пекин перед трудным выбором: с кем он - с северокорейскими "провокаторами" или с "цивилизованным сообществом", осуждающим действия Пхеньяна. И какой бы из этих вариантов ни избрали для себя китайцы, они неизбежно в проигрыше, поскольку придётся либо конфликтовать с Сеулом и Токио, либо идти на осложнение отношений с Северной Кореей. Пока Пекину удаётся балансировать меж двух огней. В ходе визита в Сеул для участия в саммите восточноазиатской "тройки" премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао упирал на то, что нужно поскорее "перевернуть трагическую страницу" с "Чхонаном" и действовать ответственно в этом чувствительном вопросе, чтобы снизить уровень конфронтации на полуострове, сохранить мир и стабильность. Весь вопрос в том, как долго в Пекине смогут удерживаться на этой зыбкой платформе.

Американские СМИ уже начинают, пока вполголоса, рассуждать о том, что растущая напряжённость вокруг Кореи создаёт благоприятные возможности для продвижения американских военно-политических интересов в регионе, близком к Китаю. США и их союзники давно демонстрируют обеспокоенность по поводу усиливающейся активности китайских ВМС. А ссылки на агрессивное поведение Северной Кореи создают хороший предлог для наращивания гонки вооружений США, Южной Кореи и Японии, что, собственно говоря, уже и происходит. В Сеуле на днях объявлено о проведении серии односторонних и совместных с США противолодочных и морских учений; усиливается и разведывательная деятельность союзников в акватории Жёлтого моря. Не отстает от них и Япония, которая планирует увеличение своего военного бюджета на следующий финансовый год и в рамках новой перспективной программы национальной обороны (на 10-15 лет), принятие которой ожидается. Естественно, "северокорейская угроза" в данном случае выглядит как искусно созданное пугало в то время, как скрытая цель - сдерживание Китая отнюдь не надумана.

А что же Россия? Южнокорейская сторона продолжает активно работать с Москвой, чтобы склонить её на свою сторону. Президент Д.А. Медведев в ходе телефонного разговора с Ли Мен Баком высказался в том плане, что на данном этапе самое главное установить истинную причину гибели судна и при наличии достоверной информации принять те меры в отношении виновных, которые международное сообщество признает адекватными и необходимыми. В этих целях было объявлено о решении направить в Южную Корею группу российских экспертов для детального ознакомления на месте с итогами расследования и собранными вещественными уликами. Понятно, что это - промежуточная позиция: руководство России проявляет разумную осторожность, оставляя за собой право делать более определённые выводы лишь после тщательного изучения вопроса. Ситуация же во многом продолжает оставаться неясной. Однако важный урок, который предстоит извлечь, состоит в том, что хроническая нестабильность на Корейском полуострове создаёт реальные угрозы российскому Дальнему Востоку. Причины напряжённости в межкорейских отношениях коренятся не столько в «непредсказуемости и агрессивности» Пхеньяна, сколько в недальновидной, рискованной политике Сеула. А также – в стремлении США законсервировать военно-политическую ситуацию, способствующую поддержанию напряжённости в Корее на уровне, который позволит «сдерживать» в этом стратегически важном районе мира и Китай, и Россию.

 

www.fondsk.ru

Версия для печати