Гражданское общество не рождается на улице

17:04 22.12.2011 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»


Гражданское общество вызревает, а не рождается. Тем более не рождается оно вдруг на улицах или площадях Болотных или Революционных...

С удивлением приходилось читать и слышать в последние дни утверждения людей и умных, и знакомых с историей, о том, что улица может быть повивальной бабкой гражданского общества. Идет это от добросовестного и давно укоренившегося в российском обществе заблуждения. В интеллигентной – и теперь уже не только – среде стало общим местом представление о гражданском обществе, главная миссия которого – вести нелицеприятный диалог с властью.

Для некоторых – чем больше фронды, тем больше гражданственности. В политизированных умах пространство между обществом и властью – вот главное, если не единственное поле деятельности для гражданского общества. Так ли это?

На самом деле гражданское общество не "вертикально", а сугубо "горизонтально". Уже первое знакомство с определениями понятия "гражданское общество" указывает на это со всей очевидностью. Вот некоторые из них: гражданское общество – это, прежде всего, "сообщество граждан", "совокупность неполитических и неполитизированных отношений граждан в обществе", все "многообразие не опосредованных государством взаимоотношений индивидов", "сфера их самодеятельности и самоорганизации"...

Немаловажный вклад в расширение понятия гражданского общества внесли Гоббс и Гегель. Первый видел в нем преодоление первобытного "естественного состояния войны всех против всех".

Второй – способность собственным трудом приносить пользу себе и ближнему. И только Маркс, комментирующий историю Парижской коммуны, каким-то образом разглядел в ней гражданское общество, восставшее против государственной машины.

Там, где гражданское общество не развито, велико искушение обузить его предназначение, принимая часть за целое. Например, свести все дело к правоохранительной деятельности, хотя, несомненно, наряду с контролем общества над бюрократией эта функция неотъемлема от гражданского общества.

Встречаются и образчики еще более "нишевого" подхода – "гражданское общество – это сфера самопроявления свободных граждан в интернете".

Есть заявки даже на социальные приоритеты. Председатель совета директоров АКБ "Вятка-банк" Григорий Гусельников пишет в газете "Ведомости" (15.12.11.): "Нашей стране очень нужны собственники, но собственники ответственные, а лучше всего собственники своего бизнеса – малого и среднего, частного и семейного, деревенского и поселкового. Именно они стержень гражданского общества…"

Несомненно, "ответственный собственник" – важный признак гражданского общества, но другие вправе сказать, что учителя, врачи, инженеры и ученые – вот кто стержень гражданского общества, а не средней руки предприниматель. На самом деле расставлять такие приоритеты бессмысленно по простой причине – гражданское общество исключает их в принципе, оно может быть только моногамно, одно на всех.

Впрочем, известный предприниматель интуитивно понимает, что сужать социальную базу гражданского общества не в интересах самого общества. "Насколько ответственно граждане реализуют свои права собственников, можно легко увидеть по дворам и подъездам", – пишет Гусельников.

На этом пассаже стоит остановиться. Не ставя себе такой задачи, автор, по сути, дает верное и всеобъемлющее определение гражданского общества как общества ответственных граждан. И при этом указывает на самые простые вещи, лежащие в буквальном смысле у нашего порога.

Можно ходить с плакатами на митинги, мирясь с грязью, разгулом наркомании и матерщины на улицах, с состоянием детдомов, интернатов. Можно закрыть глаза на нищету соседа, на халатность, равнодушие и вымогательства, которые ранят сегодня ближнего со всех сторон, и не обязательно в каждом случае главный обидчик – власть.

Гражданское общество и есть плечо, подставленное своим членам, там, где бессильно государство. В противном случае налицо кричащее противоречие – требовать, с одной стороны, независимости и свободы от государства, и одновременно признаваться в полной несостоятельности заполнить образовавшийся вакуум. В 1990-х мы ощутили это сполна.

Вот почему утверждать, будто, проведя митинг на Болотной площади, "граждане России … доказали, что они достаточно зрелы и ответственны", может только незрелый наблюдатель. К тому же было бы большой бестактностью, по сути, лишить остальных граждан России чувства гражданственности.

Но ведь это так знакомо – заявлять о передовом авангарде, который, разумеется, выявляет пробудившуюся "сознательность" масс. Право, скучно.

 

www.rian.ru ОТ АВТОРА: Армен Оганесян

Обсудить статью в блоге

Версия для печати