ЕвроПРО и риски новой гонки вооружений

00:00 29.11.2011 Виктор Пироженко, политолог (Украина)


Провал переговоров по ПРО и выступление Д.А.Медведева, предупредившего в связи с этим о возможных ответных мерах РФ ещё раз подтвердили: США и НАТО не прекратили гонку вооружений с распадом СССР, а перевели её в иную плоскость; цель новой гонки вооружений - нейтрализовать ракетно-ядерный потенциал России, создать предпосылки для безнаказанной агрессии против неё. Государственно-политическое и экономическое возрождение России, укрепление с начала 2000-х гг. оборонного потенциала воспринимается политическими кругами Запада как вызов.

С точки зрения американских политических верхов, угрозу Соединённым Штатам представляет любая достаточно сильная и самостоятельная держава, не подчиняющаяся воле США и не обслуживающая американские интересы. Особенно это относится к России.

Причины агрессивности внешней политики США носят глубокий характер. Не должно быть даже малейших иллюзий по поводу добровольного согласия США на равноправные партнёрские отношения с самостоятельной Россией. Нет оснований считать, что США в обозримом будущем откажутся от стремления так или иначе обесценить российский ядерный потенциал, и ЕвроПРО здесь - лишь одно из средств, некий промежуточный этап.

Упорство США в реализации своих противоракетных планов в Европе и, как следствие, опасность нейтрализации российского ядерного потенциала, вынуждают Россию отвечать на военные угрозы собственной безопасности. По сути это означает, что США провоцируют Россию на втягивание в гонку вооружений. Можно ли избежать втягивания в такую гонку и при этом полностью обеспечить военную безопасность страны? Скорее всего, нет. Однако в силах России избежать повторения неблагоприятных сценариев противостояния США и СССР времён холодной войны, а также сопряжённых с ними рисков и угроз. Более того, в силах России навязать Соединённым Штатам невыгодный им сценарий гонки вооружений.

Риск симметричных ответов. Поскольку логику противостояния с Россией навязывает США, постольку они выбирают в этой гонке заведомо более выгодные для себя военно-технические, технологические, экономические и иные способы, средства, решения. Симметричные ответы втянули бы Россию в весьма рискованную гонку вооружений и измотали бы её больше, чем её соперника. Поиск малозатратных, ассиметричных, но эффективных ответов в ситуации с ЕвроПРО США должен, видимо, стать одним из принципов оборонной и внешней политики России вообще. Тем более что хороший задел инженерных идей в области поддержания ассиметричного стратегического паритета с потенциальным противником в России имеется.

Применение ассиметричных мер должно носить комплексный характер и применяться не только в  военной, но и во внешнеполитической, дипломатической и иных областях.

Риск полномасштабной новой «холодной войны», то есть затяжной конфронтации с  объединёнными силами Западного мира,  Россия в любом случае должна избегать. При разумной политике ядерного сдерживания это вполне реальная задача. Плацдарм для новой гонки вооружений переместился из Западной Европы в Польшу, Румынию, Чехию, Болгарию, а также Турцию, то есть ближе к российским границам. Укрепление взаимовыгодных отношений РФ со «старой Европой», в том числе по линии энергетического партнёрства, является, в принципе, надёжным средством избежать антироссийского единства Европы  и участия европейцев в гонке вооружений на стороне США.

Помогло бы укреплению позиций России и её содействие планомерному развёртыванию нового международного антивоенного движения.

Потенциально союзником России в новой гонке вооружений является КНР. Представляется, что в Китае весьма озабочены возможностью отразить ракетно-ядерные удары с американских подводных лодок, наносимые из прибрежных морей, с помощью стратегической системы противоракетной обороны на Аляске и в Калифорнии (GBI), а также ПРО на боевых кораблях США, на базах и кораблях Японии (система «Иджис СМ-3»). У Китая имеется несколько возможностей решения проблемы ПРО США в Северотихоокеанском регионе, и все они обрекают американцев на огромные ресурсные затраты. Выход Китая на мировые лидерские позиции уже фактически поставил перед политическим руководством страны вопрос о приведении военной мощи страны в соответствие с экономической. Противодействие США Китаю здесь неизбежно.

Риск экономического изматывания страны является прямым следствием стратегии «симметричных ответов» и успешно нейтрализуется неукоснительным соблюдением доктрины «оборонной достаточности» и стратегией «ассиметричности». Стратегия «ассиметричных ответов» - это стимул к принципиально новым научным и технологическим достижениям и, как следствие, к удержанию приоритета в инновационном развитии не только ВПК, но и экономики вообще. РФ лишена многих существенных недостатков советской экономической системы, которые помешали Советскому Союзу выиграть гонку вооружений. Отладив механизмы перемещения наукоёмких технологий из ВПК в гражданские отрасли в рамках потенциально намного более эффективной, чем советская, экономической системы регулируемого рынка и государственного капитализма, Россия сможет успешно провести остро необходимую ей комплексную модернизацию всего народного хозяйства.

Как ни парадоксально, стратегией Москвы могло бы стать превращение навязываемой Соединёнными Штатами гонки вооружений в «гонку технологических инноваций». РФ обладает необходимым комплексом ракетно-ядерных и иных военных технологий критической важности, что сводит риск отставания в подобной «гонке к нулю. Советские технологические заделы вполне достаточны как стартовая площадка для ускорения собственных наукоёмких технологических разработок по широкому спектру применения. Что, собственно, и происходит, например, с ГЛОНАСС.  

Разумеется, фундаментальные предпосылки экономической устойчивости могут быть созданы только при условии качественного совершенствования социально-экономической системы, а также системы государственного управления. Однако именно сверхзадача обороны страны - лучшим стимул для этого. 

Риск психологической войны и информационных операций по дискредитации международной позиции России. США и в годы «холодной войны», и в постсоветское время почти никогда не вели равный и открытый диалог с российскими партнёрами.  Традиционная американская практика - обставление дополнительными условиями каждого шага в переговорах, попытки переиграть российскую сторону закреплением всякого рода технических и юридических лазеек в соглашениях, увязка с разоруженческими вопросами побочных интересов, вольные трактовки достигнутых договорённостей, развёртывание лживого агитпропа, информационные провокации и т.д. Пример такого поведения США и НАТО демонстрируют и в переговорах по ЕвроПРО, и в своём отношении к ДОВСЕ.

Пример с ДОВСЕ вообще очень показателен. Сначала США и НАТО использовали этот договор как рычаг давления, добиваясь вывода российских войск из Грузии и Приднестровья (хотя это не предусмотрено Договором), а затем отказались охватывать ограничениями по вооружениям новых членов альянса. А когда 12 декабря 2007 г. Москва ввела в действие мораторий на исполнение ДОВСЕ, со стороны США и НАТО зазвучали лицемерные «сожаления».  

Российской стороне важно избежать тех ошибок в тактике ведения переговоров и в их информационном сопровождении, которые часто допускал Советский Союз. Излишнее засекречивание ответных мер лишает возможности объяснить миру их действительные причины. США всегда получали в этих случаях преимущество в навязывании собственных трактовок действий российской (советской) стороны.

Необходимость давать адекватный ответ на вызовы США так или иначе уже поставила в повестку дня все обозначенные выше проблемы. Успешная нейтрализация возникающих при этом рисков возможна лишь при одном непременном условии, которое точно сформулировал генерал-полковник Л.Г. Ивашов: 

«В отношениях СССР (Россия) – НАТО наблюдается определенная закономерность: компромиссы, оформленные в виде договоров и соглашений, становятся возможны лишь в условиях силового превосходства восточной стороны или, по крайней мере, при паритете сил. Так было с договорами по ПРО, ОСВ-1, ОСВ-2 (ограничение стратегических вооружений), СНВ-1, СНВ-2, РМСД и некоторым другим. … Однако ни разу Запад не шел на равноправные договоренности по ограничению или сокращению вооружений, если ощущал свое превосходство».

Абсолютно точное наблюдение!

Цель российской политики ядерного сдерживания – принуждение политического руководства США к равноправному партнёрству с РФ в вопросах разоружения и  к более ответственному поведению на международной арене - может быть достигнута только и исключительно «с позиции силы»…

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Версия для печати