Тихоокеанский вектор США: «Я приду и тебя обойму»

00:00 17.11.2011 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»


"Будущее геополитики будет определяться в Азии, а не в Афганистане или Ираке, и Соединенные Штаты должны находиться в центре этих событий". Таков лейтмотив статьи государственного секретаря США Хиллари Клинтон в журнале Foreign Policy. Заголовок тоже впечатляет – "Тихоокеанское столетие Америки", а на обложке журнала еще лаконичнее: "Наше тихоокеанское столетие".

В статье не только признается колоссальный экономический рост региона, переместивший центр тяжести мировой экономики в Азию, но и подчеркивается важность американского лидерства и доминирования на просторах Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). "Наш американский тихоокеанский век" – весьма двусмысленная с дипломатической точки зрения фраза. Однако с точки зрения предстоящих выборов она бросает вызов той части американской оппозиции, которая считает, что в условиях экономического кризиса и финансовой нестабильности Америке пора "возвращаться домой".

Одно из главных посланий Клинтон избирателям: мы не возвращаемся домой, мы осуществляем перегруппировку наших сил и изменение стратегии в пользу региона, который сулит Америке процветание.

В Китае двусмысленность программы, предложенной госсекретарем, не осталась незамеченной. Официальная печать отреагировала достаточно резко, не преминув заметить, что Азиатско-Тихоокеанский регион принадлежит всем народам данного региона; "странно слышать, как одно из главных официальных лиц США, которое постоянно пользуется термином "дипломатия", этого не понимает. Даже если нас ждет впереди "тихоокеанский век", это будет "тихоокеанский век" всех стран региона".

Не восприняли в Китае и критику в отношении характера двусторонних экономических связей. Отвергая обвинения в том, что американские компании и их инновационные технологии подвергаются "необоснованной дискриминации", китайская сторона выдвигает свои контраргументы.

Главный из них в том, что американский протекционизм препятствует китайским компаниям осуществлять инвестиции под предлогом интересов национальной безопасности и ограничивает экспорт высоких технологий в Китай. "Разве Китаю нужны только американские соевые бобы и кукуруза?" Признавая роль США в качестве глобального лидера, в Китае тем не менее напоминают слова Джорджа Ф.Кеннана о том, что мир никогда не примет лидерства, исходящего из единого центра.

Реакция в Китае на статью Хиллари Клинтон важна, поскольку основной пафос автора адресован именно Пекину, стремительно расширяющему свою нишу в системе регионального и глобального управления. Следует также иметь в виду, что до сих пор в США не существовало официального плана действий по достижению стратегических целей в АТР.

О многом можно было догадываться, но статья Клинтон приоткрыла завесу над деталями стратегии Вашингтона. "США являются как атлантической, так и тихоокеанской державой… Сегодня перед нами стоит задача – создать сеть партнерств и институтов в Тихоокеанском регионе, которая будет столь же надежной и отвечающей интересам и ценностям Америки, как и связи, которые мы наладили со странами по другую сторону Атлантики".

Если переносить атлантический опыт США на тихоокеанский, то скоро мы должны увидеть укрепление прежних и, возможно, формирование новых военно-политических блоков. Все это возрождает опасения по поводу возможного создания "мини-НАТО" для АТР, основу которой могли бы составить США, Япония, Индия и Австралия, причем Индия играла бы роль контрбаланса Китаю.

Хиллари Клинтон откровенно говорит о необходимости расширения американского военного присутствия в регионе и укрепления военной мощи своих союзников. "Мини-НАТО" может вырасти и до размеров полноценной азиатской НАТО, в которую могли бы войти Южная Корея, Филиппины и Таиланд.

Подобные схемы дали повод сравнивать сегодняшние планы США в отношении Китая с их же концепцией ведения холодной войны против СССР. Советский Союз был окружен сетью военных баз в чувствительных регионах мира, при этом сама система американской глобальной безопасности в то время была важнейшей политической рентой и рычагом давления Вашингтона на своих европейских союзников.

Некоторые азиатские ученые задаются вопросом: если США намерены, но бессильны сыграть руководящую роль, не потребуют ли они большей платы за услуги по охране? Не прибегнут ли Штаты к недостойным методам для провоцирования конфликтов?

Однако в остальном исторические параллели с эпохой холодной войны не корректны. Экономика США никогда не была напрямую столь зависима от СССР и советского рынка. А Советский Союз не представлял из себя восходящую торгово-экономическую державу, способную заполонить полмира своими товарами, включая, разумеется, и американский рынок. Наконец, Москва никогда не могла распоряжаться теми огромными долларовыми резервами, которыми располагает сегодня Пекин.

Эти обстоятельства делают стратегию США глубоко противоречивой. Наряду с необходимостью укрепления военно-политических альянсов выдвигается и концепция "корпоративного решения" ситуации, сложившейся в субрегионе. Говорится даже о "веке партнерства" в АТР.

Газета "Жэньминь жибао" в связи с этим пишет: "Положение Соединенных Штатов в Азии в корне зависит от реального участия в региональных делах, которое возможно лишь за счет продвижения конструктивной силы в экономическом развитии региона и сотрудничестве в различных областях. Усиливать военное присутствие для того, чтобы продемонстрировать свою незаменимую роль, – это дорога, ведущая в никуда".

Следует иметь в виду, что Китай и азиатские страны уже образовали собственные структуры сотрудничества, и во многих из них Китай играет лидирующую роль. Существование в одном регионе разновекторных политических и экономически соперничающих альянсов может привнести в регион новую и непредсказуемую по последствиям напряженность.

Практически за бортом тихоокеанской концепции Вашингтона остались Европа и Россия. Судя по всему, сразу после размещения ПРО прозвучат торжественные аккорды американского марша под названием "Прощай, Европа!" В отношении азиатских рынков США и Европейский союз – несомненные конкуренты.

Кого-то может удивить, что Россия вообще не упоминается в контексте американской политики в АТР. В своей обширной статье Хиллари Клинтон обошла нашу страну молчанием, несмотря на то что в следующем году Россия будет председательствовать на саммите АТЭС во Владивостоке.

Очевидно, в Вашингтоне придерживаются точки зрения ведущих аналитических центров США, которые считают, что стремление России "вернуться на международную арену генерирует существенные неопределенности в силу ограниченности ее потенциала влияния на события в регионе".

Однако Россия не сможет остаться в стороне от смещения глобального политического и экономического центра с Запада на Восток. Если в американской политике в АТР возобладает блоковый подход, наращивание военной силы, главной целью которой будет сдерживание Китая, то нетрудно догадаться, как отреагируют на эту тенденцию в Пекине.

В свою очередь, рост военной мощи Китая, поляризация альянсов объективно потребуют существенного усиления российского Тихоокеанского флота и повышения уровня обороноспособности от берегов Тихого океана до Урала.

С точки зрения экономической у России должен быть свой асимметричный ответ. И он лежит в плоскости не столько внешней, сколько внутренней политики. Экономическое развитие Сибири и Дальнего Востока становится актуальной и, видимо, безальтернативной стратегемой России. И здесь у нее могут появиться союзники.

Европа от Лиссабона до Владивостока могла бы в перспективе сыграть роль моста, соединяющего ЕС с рынками АТР. Внутри объединения БРИКС три страны – Россия, Индия и Китай – являются тихоокеанскими державами. Пока этот неравносторонний треугольник не обрел конкретных очертаний, но динамика развития событий в регионе, новая активность "старых" игроков, стремительно меняющаяся картина мира могут сблизить эти страны.

"Возвращение" США не сулит спокойных дней, но, напротив, добавляет непредсказуемости и без того многослойной и неустойчивой структуре равновесия в Азии.

Как и во времена холодной войны, альянсы будут построены на страхе перед сильным покровителем и потенциальным противником. Разница только в том, что сегодня экономическая ситуация в США выглядит крайне нестабильно.

Михаэль Грин, сопредседатель от Японии в Центре стратегических и международных исследований (Вашингтон), так отреагировал на статью госсекретаря: "Одна проблема будет несомненно у всех на уме, когда речь зайдет о военном бюджете. Если долговой комитет Конгресса не сможет найти 1,2 трлн долларов за счет экономии государственных расходов в течение ближайших десяти лет, то бюджет Пентагона автоматически сократится более чем на 20%".

Как знать, может быть, слова из песни "Я приду и тебя обойму" в отношении АТР и не будут иметь своего оптимистического продолжения. Но тогда, как пишет агентство Синьхуа, окажутся правы те, кто советовал Америке "вернуться домой".

 

www.rian.ru ОТ АВТОРА: Армен Оганесян

Обсудить статью в блоге

Версия для печати