Back to the USSR или веление времени?

00:00 03.11.2011 Виктор Боршевич, политолог (Молдова)


Так получилось, что пик политического, экономического, социального и даже цивилизационного кризиса в Молдове совпал с оглашением нового интеграционного проекта для Евразии. Охватывая Российскую Федерацию, Белоруссию и Казахстан, этот проект открыт и для других бывших советских республик. О возможностях, потенциально существующих в Едином экономическом пространстве для Молдовы, которой иные политики отвели незавидное место в «санитарном кордоне» между «цивилизованной Европой» и «варварской Россией», следует сказать особо…

ЕЭП мыслится его создателями в традициях древнего «шёлкового пути» и в современных понятиях «цивилизационного моста» между Атлантикой и Тихим океаном. Это как раз то логически недостающее звено в мировом хозяйстве и мироустройстве, в котором нуждается мир, разъединённый призраками «холодной войны», социокультурными противоречиями, геоэкономическими и геополитическими анахронизмами и нелепицами в духе кошмарных видений Збигнева Бжезинского и Милана Кундеры.

Речь идёт о создании единого и открытого транспортного, таможенного, визового, экономического, инвестиционного и информационного пространства с колоссальными природными, энергетическими, рыночными и человеческими ресурсами (около 170 млн. человек), с согласованной законодательной базой по лучшим мировым и европейским образцам и стандартам.

Рассмотрим этот проект с различных позиций, включая позицию рядовых граждан, рядовых обывателей Молдовы.

С точки зрения исторической преемственности просматривается следующая «проектная цепочка»: СНГ – ЕврАзЭС – Таможенный союз – ЕЭП. Здесь видна линия развития от невнятной концепции СНГ, которая родилась 20 лет назад и мыслилась как некая юридическая эрзац-модель разваливаемого Советского Союза, до вполне вызревшего, ясного понимания необходимости объединения всех ресурсов бывшей огромной державы, но уже на новых культурно-исторических и политических основаниях.

В.Путин, выдвинувший идею «Евразийского союза», утверждает, что СНГ было «той моделью, которая помогла сберечь мириады цивилизационных, духовных связей, объединяющих наши народы», а также, по его мысли, помогла «сберечь производственные, экономические и другие связи». В целом с этим можно согласиться, вопрос лишь в том, насколько миссия сбережения всех этих традиционных ценностей выполнима в рамках СНГ?

Ведь именно за 20 лет существования СНГ многое утрачивалось безвозвратно, и прежде всего – уходило время. В бывших союзных республиках, в том числе и в нашей многострадальной Молдове, разрушалась инфраструктура промышленности и сельского хозяйства, рушилась система межреспубликанских экономических связей, рушилась сама финансовая система взаимных платежей и расчётов, втаптывалось в грязь всё то лучшее, что было воспитано в людях – чувства коллективизма и взаимного уважения между народами некогда великой державы, уважения к культуре, науке, образованию.

В самой России в те же времена к кормилу власти стали приходить люди, поднявшиеся на разграблении государственной собственности и государственного имущества, люди, которые очень быстро научились конвертировать эфемерный ресурс тогдашней хрупкой государственной власти в материальное могущество, а затем закреплять достигнутое в новых политических структурах.

Однако с переходом рубежа 2000 года Россия стала, наконец, сознавать, что её государственное существование настоятельно требует возврата к ряду традиционных российских принципов и символов государственного устроения и одновременно - новых подходов к развитию политических и экономических отношений между странами бывшего СССР.

В.Путин концентрирует своё внимание на модернизации и развитии, прежде всего, торговых и производственных связей, причём таким образом, чтобы проект Единого экономического пространства был как можно более устойчив по отношению к колебаниям мировой конъюнктуры. Он исходит из логики необходимости реализовать огромный потенциал, заключённый в общем историческом, культурном и экономическом наследии полутора десятка стран. Он утверждает, что продвигаемый им и его единомышленниками проект Единого экономического пространства будет основан на согласованных действиях в ключевых областях – в макроэкономике, в обеспечении правил конкуренции, в сфере технических регламентов и сельскохозяйственных субсидий, а также тарифов естественных монополий. В дальнейшем предполагается формирование единой визовой и миграционной политики для снятия всех основных видов пограничного контроля на периметрах внутренних границ ЕЭП.

Российский премьер напрямую утверждает, что в основании этого перспективного геоэкономического проекта заложено творческое восприятие богатого опыта Евросоюза и, в частности, Шенгенских соглашений. И есть все основания ожидать, что для рядовых граждан тех стран, которые в дальнейшем образуют Единое экономическое пространство, снятие миграционных, пограничных, административных, юридических и психологических барьеров, так называемых «трудовых квот», означает реальную возможность свободного выбора места и образа жизни в пределах указанного пространства.

Для бизнеса создание ЕЭП означает обретение новых динамичных рынков с едиными требованиями и стандартами к производимым товарам и услугам, которые по основным параметрам предполагается унифицировать в соответствии с европейскими. Это позволит избежать технологических нестыковок, рассогласований и разрывов, а также технологической несовместимости. Это означает, что любой местный производитель уравнивается в правах и возможностях на всём экономическом пространстве, получая прямой и неограниченный доступ к госзаказам и инвестициям стран, входящих в ЕЭП.

Предполагается, что это вызовет так называемую «конкуренцию юрисдикций» в том смысле, что право свободного выбора для инвесторов и исполнителей экономических проектов с неизбежностью заставит государственных мужей в каждой из стран ЕЭП соревноваться в области привлекательности своих законодательств и правил экономической игры. По замыслу авторов проекта, это может стать серьёзным стимулом для национальных бюрократий заняться совершенствованием рыночных институтов, административных процедур, улучшением делового и инвестиционного климата в своих странах. Будем надеяться.

Новое экономическое пространство, основанное на идее тесной интеграции, учитывающей общий политический, экономический, социокультурный и исторический потенциал наших народов, - безусловный императив нашего времени. Это огромный потенциальный рынок, колоссальное поле для зарождения новых надежд, идей и устремлений людей, объединённых исторической судьбой на гигантском евроазиатском мосту, с древних времён объединяющем Запад и Восток.

С точки зрения интересов Молдовы этот проект являет собой целый ряд исключительно заманчивых перспектив в области экономики и развития государственности. Это и колоссальный рынок сбыта молдавских товаров, которые традиционно находили устойчивый спрос на этом огромном экономическом пространстве. Это и потенциально неисчерпаемый источник инвестиций, и, как следствие, новых рабочих мест у себя на родине. Это и традиционный доступ на гигантский рынок труда в России. Это и реальный путь к нормализации «обезумевших» в Молдове тарифов на газ, нефтепродукты и электроэнергию. Это, в конце концов, и принципиально новые исторические возможности решения приднестровского конфликта.

Получается, что проект ЕЭП чем-то весьма напоминает проект ЕС. А сам ЕС, сам Евросоюз, скажите, что напоминает нам так пронзительно, до боли знакомое? Да, да, господа, вы угадали – ЕС напоминает канувший в лету СССР, со всеми его достоинствами (единой валютой, общим духом, свободным перемещением людей, товаров и услуг) и недостатками (косным бюрократическим аппаратом, идеологическим контролем и т.д.). И к этому мнению всё больше склоняются наиболее трезвомыслящие западные аналитики.

Так что же зазорного для жителей Молдовы в этом возвращении на новом витке мировой истории в дружественное экономическое и культурно-историческое пространство? Ведь прав был Юрий Рошка, когда сказал, что мы, молдаване, - люди с двумя цивилизационными лёгкими, одним - западным и другим – восточным.

Проект ЕЭП совершенно открыт и в том смысле, что он никак не противоречит ни восточным, ни западным интеграционным устремлениям Молдовы. Более того, в его рамках чрезвычайно просто и логично разрешается наболевший «молдавский вопрос» – вопрос внутренней интеграции западного и восточного берегов Днестра. Чего же более?

Однако обанкротившийся «Альянс за европейскую интеграцию», уже исчерпавший свой ресурс иллюзий и вранья, и слышать ничего не хочет о новом экономическом пространстве с его неисчерпаемыми для Молдовы возможностями. Значит, этой химере самое время упокоиться на политическом погосте истории. Значит - настало, наконец, время спасительных перемен и инноваций, в которых так нуждается Молдова.

Что же касается западноевропейского «интеграционного проекта», то по этому поводу 27 октября в Берлине на встрече «Между демократическим выбором и политическим кризисом: каковы перспективы Республики Молдова?» бывший посол ФРГ в Молдове Николаус Граф Ламбсдорфф со всей откровенностью признал: «У Молдовы нет европейской перспективы членства. Я говорю об этом с сожалением, но это политический факт». Яснее, определеннее, более однозначно о крахе «Альянса за европейскую интеграцию» не скажешь. Химерические построения сторонников этого геополитического проекта обернулись непосильным для населения ростом цен на основные товары и услуги, посадкой бюджета Молдовы на «долговую иглу» МВФ, очередным витком коррупции и в конечном итоге политическим и экономическим кризисом.

На этом фоне поменьше нужно прислушиваться к выкрикам всевозможных политиканов, твердящих о том, что в случае вступления Молдовы в Таможенный союз и ЕЭП её ждут большие проблемы. Мы в Молдове, пожалуй, уже дошли до «проблемного дна» - дальше некуда. В Единое экономическое пространство нас толкает суровая историческая необходимость и одновременно  влечёт спасительная человеческая надежда.

Нужна политическая воля всего нашего народа, всех наших интеллектуальных и политических элит для того, чтобы этот спасительный ветер перемен придал необратимость движению навстречу могучему геоэкономическому евразийскому пространству. Потому что мы в силу своего исторического и географического положения находимся на пересечении культурно-исторических влияний Запада и Востока. И никакие химеры прошлого и настоящего не должны столкнуть нас с этого пути.

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

Версия для печати