Гендерная смерть

00:00 25.08.2011 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»


Часть первую читайте здесь >>

31 октября 2011 года нас станет 7 миллиардов. Можно не сомневаться, международные институты, включая ООН, отметят это событие с подобающей помпой и соответствующими моменту заявлениями. Однако мнение на этот счет части мировой элиты далеко от благодушия.
Наиболее емко ее опасения выразил Дэвид Рокфеллер: "Негативное влияние роста численности населения на все наши планетарные экосистемы становится ужасающе очевидным".

Однако такой вывод столь глобален, столь чреват последствиями, что его очевидность следует подвергнуть, как минимум, сомнению.

Иррациональное человечество

Мысль о том, что нас слишком много, не нова. В XVIII веке английский священник Мальтус предложил миру внешне убедительную формулу, согласно которой население растет в геометрической прогрессии, тогда как средства к существованию растут в прогрессии арифметической. Чтобы подкрепить свой вывод, он выдвигал теорию убывающего плодородия. Как следствие, неизбежны войны, голод, природные и социальные катаклизмы, которые будут возвращать мир в состояние относительного равновесия. Дарвин был в восторге. Однако далеко не все этот восторг разделяли.

Известный агроном Василий Вильямс опытным путем доказал, что "закон убывающего плодородия" вовсе не является законом природы, а лишь следствием неправильного или несовершенного ее использования. Больше того, на практике этот закон работает при изменении лишь одного фактора в жизни растений.

Дмитрий Менделеев, чтобы не опровергать теорию Мальтуса теоретическими выкладками, купил в Клинском уезде имение в 400 десятин. Друзья всячески отговаривали его от подобной затеи, предсказывая неминуемое разорение. Но Менделеев в короткий срок добился такого роста урожайности и продуктивности в животноводстве, что его имение стало образцовым и в нем проходили практику студенты Петровской сельскохозяйственной академии. Великий химик изучал природные условия в самых разных климатических зонах, не оставляя без внимания вопросы орошения, новых приемов обработки почвы, лесоразведения и селекции. Даже при имеющихся в его время технических средствах, Менделеев полагал, что земля в состоянии прокормить до 10 млрд человек.

Главной ошибкой мальтузианства Дмитрий Иванович считал то, что оно рассматривает землю как почву, которую мы топчем ногами, тогда как земля с точки зрения политэкономии - "это вся совокупность природных условий, среди которых может развиваться сама жизнь людей". Его взгляды разделял Климент Тимирязев, который считал абсурдным утверждение о недостатке мест "за трапезой природы". "Точно ли на этой трапезе выставлены все яства, которые может доставить человеку природа?" По его мнению, высокая культура земледелия может повысить урожайность на 400-500 процентов.

Все эти выводы были подтверждены стремительным ростом производства продуктов питания в семидесятые годы прошлого века. Сегодня, по мнению Алексея Шевякова, директора Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, современные технологии позволяют решать любые продовольственные задачи достаточно эффективно и с помощью небольшого количества людей. В 2008 году Китай, Саудовская Аравия и Южная Корея приобрели или взяли в аренду земли в Африке для выращивания зерна, некоторые из них - по цене менее чем 1 доллар за акр в год. Результат - резкое повышение урожайности.

Все это говорит о том, что земля все еще располагает ресурсами, способными прокормить человечество, несмотря на климатические изменения, резкое ухудшение экологии, превращение огромных пространств в обезвоженные и вымирающие пустыни.

Однако ни Менделеев, ни Тимирязев, ни другие критики Мальтуса, как, впрочем, и сам Мальтус, не могли себе представить, что человек придет к столь варварскому использованию производственных сил за счет деградации собственной среды обитания. Человечество доказало, что оно более рационально в решении общественных задач, чем в своих отношениях с природой.

Рецепты и интересы

Каким же может быть выход из сложившейся ситуации? Первый из предлагаемых рецептов - ограничительного свойства. Еще Тимирязев призывал подумать "о возможно равномерном распределении имеющихся яств". По его мнению, лучше ими поделиться, чем вовсе исключить кого-то "из числа заседающих за трапезой". Сегодня раздаются многочисленные голоса о необходимости пересмотреть меру и практику потребления. По мнению ряда ученых, вопрос вовсе не в количестве продовольствия, а в западном стандарте чрезмерного потребления, который распространяется на все ресурсы и перенимается растущими экономиками развивающихся стран. К ограничительным средствам следует отнести все "зеленые технологии", попытки сократить глобальный выброс СО2 и прочее.

При всей актуальности и необходимости этих призывов любые меры по распределению ресурсов, а также ограничению потребления энергии чреваты драматической поляризацией интересов. Сначала Киотский протокол, затем климатические саммиты обнажили непримиримую позицию в подходе к ограничительным мерам со стороны развивающихся и развитых стран. Те, кто только вступают на "пир жизни", считают несправедливым накладывать на себя какие-либо ограничения наравне с теми, кто уже десятилетия пользуется всеми привилегиями безответственной эксплуатации природы.

Второй рецепт исходит из лагеря модернизаторов. Это сторонники генетически модифицированных организмов - растений с колоссальной урожайностью. Однако ученые-экологи опасаются, что эти культуры способствуют росту онкологических заболеваний. Больше того, некоторые из них считают, что именно ГМО может вызвать голод, поскольку их семена не дают новых урожаев. В Индии часть фермеров приобрели смешанные семена - как традиционные, так и генетически модифицированные. Через два года они не могли получить новый урожай, и более 200 тыс человек погибло от голода. Больше того, по свидетельству биологов, "растения, соседствующие с ГМО, в результате переопыления становятся бесплодными, что приводит к их исчезновению". К тому же от ГМО могут пострадать не только растения, но и животные.

В России ученые давно бьют тревогу по поводу ГМО. Не предлагая отказаться от генной инженерии, они настаивают на необходимости сделать эти продукты безопасными.

Ирина Ермакова, доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник РАН, неоднократно высказывала удивление по поводу ситуации, складывающейся в нашей стране, где запрещено выращивание ГМО- культур, но не запрещен их ввоз. "Возникает ощущение, что некоторые ответственные лица заинтересованы в сохранении окружающей среды больше, чем в здоровье и жизни населения".

"Трагедия в том, что они мертвы"

Ну и, наконец, третий рецепт - тот, с которого мы начали. За ним - сторонники, так сказать, глобальной "прополки" человечества. Над некоторыми аспектами их глобальной активности приоткрыла завесу голландская журналистка Мара Хвистендаль, рассказавшая о трагедииисчезновения 160 млн девочек из-за гендерного отбора с использованием современных технологий контроля над рождаемостью. Недавно Конгресс США выделил более 648 млн долларов на программы планирования семьи, самую большую сумму со времен президентства демократов. Советник госсекретаря США раскрыла скобки: "Нам нужно продолжать понижать темп роста населения мира".

Между прочим, не следует думать, что Россия выпала из поля зрения энтузиастов по сокращению народонаселения. В бытность свою премьером Великобритании Маргарет Тэтчер как-то обронила фразу: "По оценкам мирового сообщества, экономически целесообразно проживание на территории России 15 млн человек". Переводчик, решив, что он ослышался, перевел: "50 миллионов". Г-жа Тэтчер тут же его поправила. То, что фраза эта была не случайной, а закономерной, стало понятно в середине 1990-х годов, когда Мадлен Олбрайт почти слово в слово повторила откровение "железной леди", обаявшей так много прекраснодушных россиян.

На страницах книги Хвистендаль часто мелькает название Международной федерации планирования семьи, которая сразу после войны естественным образом "вылупилась" из Американской федерации планирования семьи. Сегодня отделение Международной федерации планирования семьи активно работает на российских просторах.

Примечательно, что ее основатель Маргарет Сэнджер открыто разделяла те меры, которые применял Гитлер для борьбы с высокой рождаемостью среди оккупированных народов. В 1934 году, говоря о славянах, фюрер излагал свои взгляды Герману Раушингу: "Мы обязаны сокращать население, нам надо будет разработать технику депопуляции… Я не обязательно имею в виду уничтожение; я просто приму систематические меры для подавления их огромной естественной плодовитости".

На Нюрнбергском процессе защита возразила, что аборты не делали насильно. Тогда был зачитан документ, который гласил: "Расово неполноценного потомства восточных рабочих и поляков следует не допускать, как только возможно. Хотя прерывание беременности должно проводиться только на добровольной основе, в каждом случае следует применять давление". Некоторые обвиняемые по этому делу были приговорены судом к пожизненному заключению. Как видим, так называемая "добровольность" не была принята во внимание, более того в 1948 году ООН принимает Конвенцию о предупреждении преступлений геноцида, в которой специально оговаривается, что "любая нация, организация или индивидуум, применяющие подобные меры, в том числе и рассчитанные на предотвращение деторождения, виновны в геноциде по международному законодательству".

Теперь стоит задать простой вопрос: "Можем ли мы представить абсолютно добровольное волеизъявление женщин на уничтожение 160 млн младенцев женского пола?" Разве региональная избирательность и адресность этой операции не говорит о ее преднамеренном и спланированном характере?

В своей рецензии на книгу в International Herald Tribune американский журналист Росс Дауфэт подметил одно существенное несоответствие. "Хвистендаль настаивает на том, что она не писала книгу о смерти или убийстве, однако это затруднило возможность для автора определить, кто же жертва преступления, которое она раскрыла. Гендерная селекция, как явствует из книги, уже привела к росту проституции и сексуального рабства. Но гневом автора этой книги движет факт исчезновения с лица Земли самих девочек, а не последствия, вызванные их исчезновением". По мнению Дауфэта, Хвистендаль сама загнала себя в ловушку, "в которой оказались сегодня многие западные либералы, настаивающие на том, что то, что еще не родилось, не является человеческим существом".

Дауфэт называет такую позицию "самопровозглашенным незнанием", что справедливо после серии исследований поведения человеческого эмбриона на самой ранней стадии развития, не говоря уже о том, свидетелями чего мы стали благодаря фильму доктора Бернарда Натансона "Безмолвный крик".

"Трагедия исчезновения 160 млн девочек, - заключает американский журналист, - не в том, что они "исчезли". Трагедия в том, что они мертвы".

 

www.rian.ru ОТ АВТОРА: Армен Оганесян

Обсудить статью в блоге

Версия для печати