Обама - республиканцы: экзамен на патриотизм

00:00 14.07.2011 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»


В мире складывается парадоксальная ситуация - у богатых стран нет денег. Администрации США нечем платить пенсионерам, а Брюссель не знает, где достать средства для латания государственных долгов ГрецииПортугалии и теперь Италии. При этом переговоры Президента Обамы с республиканцами, его попытки получить право запустить долларовый станок и пробитьпотолок госдолга пока безуспешны. Что касается Брюсселя, то вряд ли приходится рассчитывать, что Германия и Франция будут продолжать играть роль доноров теперь уже и для третьей по величине европейской экономики - Италии, чей долг составляет примерно 120% ВВП. Кстати, по экспертным оценкам, в этом случае следует говорить не о миллиардах, а о триллионах евро.

И все же дефолт США, пусть и технический, выглядит сегодня с точки зрения последствий для мировой экономики и финансов наиболее угрожающим. Большинство склоняется к тому, что компромисс будет найден. Возможно. Но при этом следует иметь в виду по крайней мере два обстоятельства. Компромисс может означать политическую смерть на будущих президентских выборах для одной из сторон. Если Обама под давлением республиканцев сократит расходы на социальные программы, то это будет означать провал всей политической программы демократов. Если же республиканцы, настаивая на низких налогах для богатых, спровоцируют дефолт и Обама убедит американцев, что это их, а не его вина, то республиканцы могут забыть о Белом доме надолго.

Второе обстоятельство не из сиюминутных. Компромисс, каким бы он ни был, только загонит болячку вглубь. Проблемы в экономике США по количественным показателям сопоставимы с европейскими. Разумеется, ни демократы, ни республиканцы не собираются отказываться от глобальной роли США в качестве мировой сверхдержавы, вместе с тем себестоимость этой роли постоянно растет. И это независимо от того, уйдут американцы из Афганистана и Ирака или нет. Примечательно, что ни одна из сторон не ставит вопроса о сокращении расходов на оборону и международную деятельность, хотя правительство даже готово распродать часть принадлежащей ей собственности. В итоге долг будет вновь стремительно расти, а что дальше? Впрочем, лозунг "живем одним днем" стал, за редким исключением, универсальным для политиков и финансистов по обе стороны Атлантики.

Для Европы даже тень дефолта в США выглядит катастрофой. Только что приступившая к обязанностям директора-распорядителя МВФ Кристин Лагард считает, что технический дефолтподнимет процентные ставки до такого уровня, который неизбежно обрушит фондовые рынки. К тому же, значительные европейские капиталы (и не только европейские) вложены в ценные бумаги, обеспеченные долларовым эквивалентом, играющим роль мировой резервной валюты. Можно предположить, что, как бы ни разрешился нынешний кризис бюджетного дефицита в Америке, дебаты о создании альтернативного подхода к мировому денежному эквиваленту возобновятся с новой силой.

В истории США ни технического, ни суверенного дефолта в их классическом виде не было. Однако оптимистам не следует забывать и о фактическом дефолте 1971 года, когда Никсон отказался от золотого обеспечения доллара. В годы Великой депрессии Рузвельт не остановился перед колоссальной девальвацией доллара и конфискационной реформой. Эти факты позволяют пессимистам сделать вывод, что, "когда надо, Америка может действовать очень решительно и жестко, без всякой оглядки на мнение мирового сообщества".

И все же сегодня благодаря глобализации мир стал настолько взаимозависим, что возвратная волна очередного кризиса, вызванная дефолтом, способна парализовать Америку. В этом смысле весьма поучительна ситуация, которая сложилась в США в 1979 году, когда правительство Картера вплотную подошло к черте реального дефолта. Тогда социальные выплаты в размере 122 млн рублей были задержаны. И все же компромисс был найден не в последнюю очередь благодаря тому, что США противостоял Советский Союз. Но даже этот несостоявшийся дефолт обошелся Америке в миллиарды долларов ущерба.

Сегодня последствия дефолта для самих США не может просчитать никто. В любом случае и нынешний президент, и его оппоненты сознают их потенциальную разрушительность для страны и мира. Но не приходится забывать и о другом законе, которым руководствуется современная политика. "Лидеры появляются на свет благодаря своим избирателям и очень часто закрывают глаза на мир глобальных задач и солидарной ответственности. Правит фракционность, а не осознание новой реальности, когда мир борется за выживание в условиях отмирания роли всемогущества национальных государств" (M.Malloch-Brown. "The Unfinished Global Revolution"). Эти строки написаны Марком Малох-Брауном, бывшим заместителем Генсекретаря ООН, бывшим государственным министром иностранных дел Великобритании, возглавляющим сегодня одну из крупнейших консалтинговых компаний.

В этом плане у Обамы взгляд на мировые проблемы намного шире. Он гораздо глубже республиканцев понимает всю гибельность "изоляционизма" и решений, исходящих из узкополитических соображений, продиктованных партийными интересами и предстоящими выборами. В споре с оппонентами это одновременно его сильная и слабая сторона. И все же и Обама, и республиканцы будут в первую очередь сдавать экзамен на патриотизм, рассчитанный на избирательские симпатии, а Европа и остальной мир, затаив дыхание, следить - чем же закончится схватка.

 

www.rian.ru ОТ АВТОРА: Армен Оганесян

Обсудить статью в блоге

Версия для печати