Молдавия и Турция: историческое дежавю

00:00 20.06.2011 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


С распадом Советского Союза  Молдавия, небольшая, но стратегически важная территория на пути «из России в Юго-Восточную Европу», превратилась в объект пристального внимания традиционных соперников Москвы на международной арене. И это не только Соединённые Штаты и Европа, но и Турция. Для Молдавии возвращение Турции  – это не «последний писк» современной турецкой стратегии, а политическое дежавю (в XVI-XVIII вв. молдавские княжества находились под властью Османской империи).  Теперь турки пришли снова, на этот раз  -  с конкретными экономическими и образовательными инициативами и крупными инвестициями.   

Местом основного приложения усилий турецкой дипломатии является Гагаузия – автономно-территориальное образование в составе Молдавии. Гагаузы – народ тюркского происхождения,  и их общая численность  составляет приблизительно 250 тыс. человек. Из них 140 тыс. проживают непосредственно в Гагаузии – автономном территориальном образовании в составе Молдавии, 40 тыс. – на Украине, и более 12 тыс. – в России. Анкара, позиционируя себя как родительницу всех тюрок, пытается взять под контроль политические и социальные процессы в автономии. На текущий момент задачей № 1 является сокращение культурной дистанции между гагаузами и турками. Она и без того мала, поскольку наиболее близкий к гагаузскому язык – турецкий. К тому же в 1993 г. гагаузы отказались от кириллического алфавита в пользу латиницы, что ещё больше сблизило их с родственными в этническом плане турками и удалило от религиозно и политически близких русских. Уже через два года после языковой реформы, в 1995 г., Гагаузию посетила одна из первых турецких делегаций, в состав которой входили не только политики, но также общественные деятели и представители турецких культурно-просветительских организаций. С тех пор сотрудничество между Анкарой и Комратом приобрело более широкий формат и не ограничилось сугубо культурно-просветительскими проектами. С некоторых пор выпускники гагаузских лицеев смогут обучаться в турецкой Академии полиции. Договоренность об этом была достигнута в ходе посещения Гагаузии делегацией министерства внутренних дел Турции в 2010 г. (1). Предвидится также участие турецкой стороны в оснащении полицейских комиссариатов и стажировки гагаузских правоохранителей в Турции.

Для Анкары важно замкнуть гагаузов на себя не только в культурном плане, но и политически. Поэтому турецкая сторона постоянно позиционирует Гагаузию как отдельное от Молдавии политико-экономическое явление. Это заметно в гагаузско-кипрских взаимоотношениях, когда на общетюркских мероприятиях и встречах в Турецкой Республике Северного Кипра активно участвуют представители гагаузской стороны.  Основное бремя по реализации проектов всевозможной направленности несёт Турецкое главное управление по сотрудничеству и развитию (TIKA). Организация является одним из важных инструментов распространения турецкого влияния и укрепления турецких позиций не только в «тюркском поясе», но и в странах, которые в перспективе могут оказаться под влиянием Турции. Такими странами являются: Греция, Болгария, Сербия, Македония, Косово, Албания, Судан, Босния и Герцеговина, Грузия. Молдавский центр TIKA расположен в Кишиневе, где с его помощью была открыта библиотека им. Ататюрка, крупнейшая в республике. В самой Турции национальная телерадиокомпания ТRT планирует подготовить ряд документальных передач и фильмов о Гагаузии. Если учесть, что TRT вещает по радио во всем мире на 30 языках и имеет 12 телеканалов, становится понятным, что Анкара всерьёз присматривается к гагаузам. Нынешнее руководство автономии не скрывает своих симпатий к Анкаре, тем более что экономическая активность Кремля в автономии уступает активности Турции. Участие в развитии сельского хозяйства, усовершенствовании систем водоснабжения, строительстве предприятий и школ – это лишь неполный перечень того, что делает Турция для гагаузов. Только на строительство дорог турки выделили автономии $35 млн.! Поэтому здесь уже выросло целое поколение молодых людей, которые прекрасно осознают, кто реально помогает автономии, и её населению. 

Зададимся вопросом: зачем Турции гагаузы? Общие тюркские корни – это хорошо, но слишком мало для многомиллионных инвестиций в экономику Гагаузии. Думается, что ответ следует искать в области геополитики, а не этнологии.  Гагаузская автономия расположена на юге Молдавии, в непосредственной близости от Черноморского побережья, на стыке транзитных маршрутов Дунай - Чёрное море, и имеет границу с Украиной. Поэтому Анкару интересуют не только гагаузы Молдавии, но и гагаузы Украины. Вопросами гагаузов Украины, которые проживают ближе к побережью Черного моря, чем их соплеменники в Молдавии, занимается специальный отдел TIKA.. На сегодня Гагаузия, как автономно-территориальное образование, характеризуется слабой и противоречивой административно-политической структурированностью. Турция устами заместителя главы МИД Мехмета Фатиха Джейлана выступает за закрепление автономного статуса гагаузской автономии в Конституции Молдавии, и, более того, позитивно относится к идее расширения автономных прав Гагаузии (2). Туркам выгодно укреплять связи между гагаузами Молдавии и гагаузами Украины. В идеале Турцию бы устроила Гагаузия, как единое национально-территориальное образование, охватывающее места компактного проживания  гагаузов по обе стороны молдавско-украинской границы. Но такой вариант развития событий нереален. Поэтому турки способствуют «сращиванию» украинских и молдавских гагаузов в единый духовно-социальный этнический организм, для которого не существует государственных границ. Украинские эксперты уже выражали озабоченность тем, что гагаузы Одесской области изучают историю по молдавским учебникам, в которых с первых страниц сообщается: «Мы живём в Молдове», и такая пассивность Киева только на руку Анкаре. 

Сегодня гагаузы очутились меж двух полюсов регионального влияния. С одной стороны, Бухарест и Кишинёв пытаются навязать им идеологию румынизма или на худой конец,  молдовенизма. С другой стороны, из Анкары всё чаще звучат призывы к единению всех тюрок, в т.ч. гагаузов, вокруг самого авторитетного тюркского государства – Турции. Усиление турецкого присутствия в автономии принесёт России немало хлопот, поскольку в таком случае Анкара получит дополнительный инструментарий для влияния на политические процессы в Приднестровье, Молдавии и на юге Украины. Туркам на примере Гагаузии очень важно явить остальному тюркскому миру своё «политическое лицо». Гагаузы – тяготеющий к Турции православный этнос, а Гагаузия - своеобразный культурно-экономический протекторат Анкары, могущий послужить моделью взаимоотношений с Турцией  для других тюрок-христиан (чувашей, татар-кряшен) и их финно-угорских соседей (марийцев, мордвы, удмуртов) (3). 

Политику Анкары в отношении гагаузов необходимо рассматривать комплексно, вкупе с политикой Анкары в отношении других стран, где также делается ставка на этническую принадлежность основных национальных групп. Именно таким образом Турции удалось значительно повысить свой авторитет в глазах тюркского мира и укрепить своё политическое влияние в ключевых регионах Европы и Азии. Сегодня Анкара ожидает от Грузии конкретных шагов по размещению на своей территории турок-месхетинцев (с прицелом на дальнейшую автономию), активно отстаивает интересы турецкого меньшинства на Кипре (260 000), в Сербии (60 000), Греции (120 000)  и Болгарии (1000 000), придерживаясь гибкого подхода к каждому региону. Если среди турецкого населения Кипра всегда были сильны сепаратистские убеждения, и Анкара оказывала им всяческую поддержку (Турецкая Республика Северного Кипра признана только Турцией), то болгарские турки явных сепаратистских наклонностей не проявляют. Поэтому Анкара поставила перед собой задачу подчинить внешнюю политику Болгарии своим интересам, рассматривая болгарских турок не как меньшинство, а как государствообразующую нацию.

Внешнеполитическая формула министра иностранных дел Турции Ахмета Давутоглу «ноль проблем с соседями» приносит свои плоды. Пусть туркам не удаётся иметь «ноль проблем» со всеми из своих оппонентов (турецко-курдские вооружённые столкновения, напряжённые отношения с Израилем), но во многие стратегически важные регионы Турция пришла тихой, но уверенной поступью, не обращая на себя излишнего внимания и не нарываясь на гневное раздражение соседей. Турецкое влияние существенно окрепло на Балканах (в Косово и Сербии), в Болгарии, Закавказье, среднеазиатских республиках бывшего СССР и в Крыму.  На Балканах, однако, европейские союзники Турции сделали всё, чтобы ограничить её влияние. В Албании,  Боснии и Герцеговине политические силы не видят в Турции духовного ориентира, поскольку стремятся к интеграции в европейское сообщество и принятию т.н. европейских ценностей.

 

Пытаясь укорениться в Молдавии, используя «гагаузский якорь», Анкара делает дальновидный стратегический ход. Молдавия (вместе с Румынией) – это карпато-дунайско-причерноморское геополитическое пространство, где Бухарест хочет играть первую скрипку (4). Усиление турецкого влияния в Грузии с её общиной турок-месхетинцев, в Болгарии, где вблизи турецкой границы проживают ориентирующиеся на Турцию болгароязычные  мусульмане-помаки и в Крыму среди крымских татар имеют целью установить «пункты турецкого контроля» по периметру Черноморского бассейна. Румыны уже настороженно присматриваются к активности Турции в регионе и выступают категорически против расширения прав гагаузской автономии, надеясь со временем «проглотить» всю Молдавию целиком. Поэтому в сложившихся условиях Анкара может выступить ситуационным союзником Москвы и Киева в их противодействии экспансионистской доктрине Великой Румынии (пусть даже интересы России и Турции не совпадают по ряду ключевых вопросов). Характерно, что Анкара исключила Россию из списка стран, представляющих угрозу безопасности Турции. Румыния же, напротив, в своей военной доктрине определила Россию на роль врага №1. Ещё один плюс в пользу российско-турецкого союза: туркам не выгодно членство Киева в  военно-политических структурах Запада (НАТО),  ибо это приведёт к усилению западного влияния там, где турки не хотят его видеть. Возможность образования геополитического треугольника Москва-Анкара-Киев носит пока гипотетический характер, но как раз такая внешнеполитическая конструкция  способна существенно затруднить Вашингтону контроль над Чёрным морем.

 

 

1) «Полиция Гагаузии  получит помощь от турецких коллег» Информационный ресурс www.pmr.name 12.03.2010

2) «Турция настаивает, чтобы Молдавия закрепила в Конституции статус Гагаузской автономии» Информационное агентство «Новый регион»  28.04.2011

3) Игорь Мурадян «Доктрина «неоосманизма» и актуальная политика Турции» Геополитика.ру  15.07.2008

4) Илие Бэдеску. Интервью журналу «Русское время» №2(3) 2010

Версия для печати