У России и МАГАТЭ очень хорошие перспективы

00:00 19.04.2011 Юкия Амано Генеральный директор МАГАТЭ


«Международная жизнь»: Ваше превосходительство, в октябре прошлого года вы посетили нашу страну. Не могли бы поделиться впечатлением о ваших встречах в Москве, и прежде всего с премьер-министром Российской Федерации В.В.Путиным?

Юкия Амано: Это был короткий визит, но он оказался очень познавательным и продуктивным. Мне предоставилась возможность встретиться как с российскими политическими деятелями, так и с теми, кто работает в сфере использования ядерной энергии в мирных целях. Особенно глубокое впечатление на меня произвела встреча с премьер-министром России Владимиром Путиным. Для меня это большая честь. Поражает его твердая приверженность использованию атомной энергии в мирных целях, его глубокое владение деталями, его информированность. Чрезвычайно полезно, когда руководитель российского правительства глубоко заинтересован проблемой атомной энергии. Россия - очень важный партнер для МАГАТЭ, и не только в области атомной энергии, но и в сфере технического сотрудничества и других областях.

Я побывал в Национальном исследовательском ядерном университете «МИФИ», встретился там со студентами. Они производят впечатление целеустремленных и динамичных молодых людей. Их образование глубоко систематизированное. Мне рассказали, что они учатся четыре года, получая техническое образование, а затем еще два года изучают языки, международные аспекты профессии и после этого они готовы работать как в России, так и за ее пределами.

У многих стран существует проблема нехватки квалифицированных кадров в области атомной энергии. Россия сосредоточила внимание на расширении подготовки специалистов не только для себя, но и обучает студентов из других стран, и это замечательно. Меня лично очень интересует проблема раковых заболеваний в развивающихся странах, а ваша страна очень далеко продвинулась в ядерной медицине и лучевой терапии. У вас очень хорошие исследовательские институты, больницы, вы помогаете и соседним, и более отдаленным странам. Вы уже много сделали в борьбе c раком, у вас огромный потенциал для оказания помощи другим странам. У вас, разумеется, есть опыт и наработки в других областях. Убежден, что в отношениях между Россией и МАГАТЭ очень хорошие перспективы в будущем.

«Международная жизнь»: Господин Амано, как вы оцениваете работу пятой Международной энергетической недели «Московский энергетический диалог», в которой вы приняли участие в октябре прошлого года?

Юкия Амано: Да, я присутствовал на этом мероприятии и выступил с небольшой речью. Хочу отметить большое количество участников из разных стран, очень высокий уровень знаний в самых разных областях. Эта инициатива полезна для развития использования атомной энергии и очень своевременна, потому что мы сейчас имеем на нее большой спрос, в частности для выработки электроэнергии.

«Международная жизнь»: В январе вступило в силу Соглашение о создании гарантийного запаса низкообогащенного урана на площадке Международного центра по обогащению урана в городе Ангарске. Таким образом, дополнительно гарантированы стабильные поставки ядерного топлива всем государствам - членам МАГАТЭ. Каково значение этого шага для Агентства? Каково ваше мнение о перспективах многостороннего подхода к ядерному циклу в целом?

Юкия Амано: Сегодня уже около 60 стран, пока не использующих атомную энергию для выработки электричества, проявили интерес к ее использованию для этой цели. 29 стран, уже использующих атомную энергию, рассматривают перспективы расширения или продления срока эксплуатации своих реакторов. Это означает, что в будущем вырастет спрос на ядерное топливо. Ядерный реактор - это огромное, долгосрочное инвестирование средств. Реакторы начинают приносить стабильную прибыль только после долгой и эффективной эксплуатации. Это означает, что страны, только начинающие с нами сотрудничество, обеспокоены возможными срывами в поставках топлива. Такая вероятность чрезвычайно мала, хотя и возможна. Для строительства реакторов необходимы огромные инвестиции, срок работы реакторов очень долгий, и вполне естественно, что страны опасаются проблем на рынке ядерного топлива. Я полагаю, что создание Международного банка ядерного топлива - это шаг, позволяющий быть готовыми к экстренной ситуации. В ноябре 2009 года была принята резолюция, в марте 2010 года я и господин Кириенко подписали соглашение, к концу прошлого года была установлена система гарантий, и Ангарский центр вступил в строй. Это очень эффективные и быстрые действия. Если учесть сложность этого проекта, то времени на подготовку и реализацию было очень мало. Но благодаря эффективным усилиям, мы смогли осуществить эту идею за очень короткий период, и я очень рад этому.

«Международная жизнь»: Ваше превосходительство, каковы, с вашей точки зрения, пути укрепления режима ядерного нераспространения. Как вам видится роль МАГАТЭ в этом важном процессе?

Юкия Амано: Основополагающий момент состоит в том, что все должны уважать и выполнять правила. Эти правила разные, в зависимости от стран. Если речь идет о государствах, не обладающих ядерным оружием, то Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) обязывает их заключить соглашения о всеобъемлющих гарантиях и выполнять их. В некоторых случаях принимаются резолюции Совета Безопасности, и их также необходимо выполнять. Для некоторых стран, не являющихся членами ДНЯО, у нас имеются иные виды гарантий, которые должны обеспечиваться. Помимо этого, есть Дополнительный протокол. Введение его в действие не является обязательным по Договору о нераспространении, однако, по мнению МАГАТЭ, подобный шаг обеспечивает уверенность в отсутствии незаявленной ядерной деятельности и в исключительно мирном характере ядерной деятельности. Сейчас 103 страны выполняют этот протокол, но я надеюсь, что все больше стран будут присоединяться к нему, чтобы укрепить усилия по нераспространению.

«Международная жизнь»: Недавно Россия и МАГАТЭ совместно участвовали в операции по вывозу высокообогащенного, то есть оружейного, урана из Украины в Россию. Как вы оцениваете эту операцию?

Юкия Амано: Полагаю, что это очень важная инициатива для снижения риска попадания ядерных материалов в руки террористов. МАГАТЭ обладает базой данных, и мы получаем массу сообщений о незаконном трафике ядерных материалов и радиоактивных источников. Прогресс технологий и информации таков, что в наше время террористы, при наличии ядерных материалов, способны создать ядерное оружие или «грязные» атомные бомбы. Высокообогащенный уран - материал, требующий чрезвычайной бдительности. Если он попадает в руки террористов, то создает огромный риск не только для региона, но и всего мира. Поэтому инициативы по устранению этого риска имеют для нас первостепенное значение, и я высоко ценю то, что высокообогащенный уран вывезен из нескольких стран и возвращен в Россию и США. Это не простая операция, а чрезвычайно сложный процесс. Необходимо достичь соглашения, затем извлечь урановые стержни из реактора, поместить в контейнер, организовать перевозку по суше или воздушным транспортом. Все очень непросто, и только сотрудничество, координация делают такую операцию возможной. МАГАТЭ очень радо тому, что смогло принять участие в этих проектах.

«Международная жизнь»: Давайте коснемся некоторых региональных проблем. Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию вокруг иранской ядерной программы, и какова возможная роль МАГАТЭ в урегулировании ядерной проблемы на Корейском полуострове?

Юкия Амано: Что касается иранской ядерной программы, то процесс верификации, согласно режиму всеобъемлющих гарантий, идет, и мы способны контролировать, остаются ли ядерные материалы в Иране, не передаются ли они кому-либо. Однако есть определенные изъяны в выполнении Ираном его обязательств, и поэтому мы не можем подтвердить, не можем дать достоверных гарантий того, что у него нет незаявленных ядерных материалов, как и не можем гарантировать исключительно мирный характер всей иранской ядерной деятельности. Страны, поддерживающие режим всеобъемлющих гарантий, обязаны уведомлять МАГАТЭ о сооружении новых объектов, причем задолго до начала работ. Но Иран не выполняет этого. И это не просто предположение или теоретизирование. В 2009 году мы узнали, что Иран строит новый завод по обогащению урана в районе Кума, причем строительство уже давно идет полным ходом. Это не способствует решению проблем. Кроме того, Иран не ввел в действие Дополнительный протокол, и нам сложно посещать незаявленные объекты. Такие моменты снижают уверенность в отсутствии незаявленной ядерной деятельности. В наших докладах мы очень тщательно выбираем слова и не говорим, что Иран обладает программой ядерного оружия. Этого мы не знаем. Однако имеет место деятельность, которая может создать военные последствия. У нас есть озабоченность, и поэтому мы хотим прояснить эту проблему и обсудить ее. Если мы ошибаемся, ну и замечательно. Если все иначе, то нужно найти решение. Но поскольку мы не можем прояснить этот вопрос, то и не можем утверждать, что вся деятельность носит мирный характер, и это очень прискорбно. Мы сейчас призываем Иран предпринять шаги к полному выполнению всеобъемлющих гарантий и всех соответствующих обязательств. Думаю, что это в интересах Ирана, поскольку, что бы ни происходило, всегда необходимо международное доверие. МАГАТЭ может поспособствовать его укреплению, но для этого нам необходимо дальнейшее сотрудничество со стороны Ирана. Это одна из сфер, где мы можем помочь.

Еще одно направление - это дипломатические усилия со стороны крупных участников, таких как Россия. Совсем недавно была проведена важная встреча в Стамбуле. К сожалению, она не дала ощутимых результатов, но, насколько я понимаю, диалог открыт, и дипломатические усилия этих крупных участников оказывают существенную помощь в решении этой проблемы.

В отношении Северной Кореи ситуация иная. Она очень тревожная, потому что Северная Корея вышла из ДНЯО, попросила инспекторов МАГАТЭ покинуть страну, а также было заявлено о создании ядерного оружия и проведено его испытание. А недавно было объявлено, что они построили объекты по обогащению урана.

Все эти действия Северной Кореи очень настораживают, они имеют негативное воздействие на безопасность в регионе и за его пределами. Тем не менее я все же возлагаю надежды на шестисторонние переговоры. И хотя на них были взлеты и падения, тем не менее этот формат существует, проходя не в статичном, а в динамичном диалоге. В нем участвовали очень влиятельные страны, такие как Россия, Китай, США, Япония и Южная Корея. Все эти страны хотят помочь Северной Корее в процессе денуклеаризации Корейского полуострова и способствовать восстановлению экономики. Вопрос о том, где и как возобновить диалог, - это дело участников шестисторонних переговоров, но надеюсь, что он продолжится и даст конкретные результаты. И вот тогда участие МАГАТЭ в процессе верификации станет необходимым. Ведь МАГАТЭ - единственная международная организация, занимающаяся контролем в сфере ядерной деятельности.

«Международная жизнь»: Как МАГАТЭ оценивает сотрудничество между Россией и Ираном в сооружении Бушерской атомной электростанции?

Юкия Амано: Это сотрудничество в сфере мирного использования атомной энергии. Бушер находится под контролем МАГАТЭ и, насколько я понимаю, продвигается успешно. Мы считаем важным сотрудничество между Россией и Ираном, при участии МАГАТЭ, в сфере режима гарантий. Хотя мы встречаем разные сообщения в СМИ, насколько я понимаю, Россия и Иран уделяют надлежащее внимание и вопросам безопасности.

«Международная жизнь»: Недавно мир столкнулся с вредоносным вирусом Stuxnet, который нанес ущерб иранским компьютерным сетям. Но опасность этого вируса не столько в том, что он повреждает программное обеспечение, а и в том, что может положить начало очень опасным и необратимым процессам. Некоторые аналитики говорят, что он способен вызвать второй «Чернобыль». Какова позиция МАГАТЭ в отношении подобных  кибератак?

Юкия Амано: В отношении Stuxnet чаще всего обсуждаются два аспекта. Во-первых, утверждается, что вирус вывел из строя завод по обогащению урана в Натанзе или вызвал сбои в его работе, в частности речь идет о центрифугах. В этом вопросе наши данные крайне ограничены, потому что наша главная задача в Натанзе - установить, что ядерная деятельность носит мирный характер. Эти данные мы можем предоставить.

Что же касается сбоев, то все объекты по обогащению, не только в Иране, имеют  проблемы, это очень сложная технология. И мы не знаем, есть ли какие-то проблемы на иранских объектах по обогащению урана и были ли они вызваны вирусом Stuxnet или иными причинами.

Другим аспектом в отношении Stuxnet является то, что это одна из форм кибератак. Нас очень интересует эта проблема в целом, включая, конечно, и Stuxnet. Кибератака может внести сбои в функционирование ядерного реактора и других ядерных объектов. Несколько лет назад мы с большим интересом занялись изучением таких процессов, сочли необходимым организовать встречу экспертов, обменяться информацией для обеспечения безопасности. Разумеется, ответственность за обеспечение безопасности ядерных объектов лежит на каждой стране в отдельности, но МАГАТЭ сможет способствовать облегчению сотрудничества, обмену информацией, организации встреч экспертов для дальнейшего изучения проблемы и усиления наших ответных действий на кибератаки.

«Международная жизнь»: В ваших последних выступлениях говорилось, что инновации имеют решающее значение для будущего ядерной энергии. Международный проект по инновационным ядерным реакторам и  топливным циклам (ИНПРО) в прошлом году отметил свое десятилетие. Каков, на ваш взгляд, вклад этого проекта в оказание помощи государствам по созданию инновационных реакторных технологий?

Юкия Амано: ИНПРО стал очень эффективной рамочной программой по использованию атомной энергии для нужд энергетики. Эта методология оказала существенную помощь и новичкам, и тем, кто уже работал в этой сфере.

Считаю, что инновации - это ключ к будущему. Мы используем уран, но, как и в случае с углеводородным топливом, запасы урана не бесконечны. Около 100 лет, возможно, еще может использоваться уран, но что будет дальше - мы не знаем. Например, если будет создана технология во много раз увеличивающая продолжительность работы урановых ресурсов, тогда возможно использование урана на протяжении тысячелетий, что уменьшит проблему отходов.

Инновационные технологии действительно будут играть ключевую роль в использовании атомной энергии в будущем, и проект ИНПРО в этом плане вносит свой вклад.

«Международная жизнь»: В начале этого года вступило в силу российско-американское межправительственное Соглашение о сотрудничестве в области мирного использования ядерной энергетики, также известное под условным названием «Соглашение 123». Как вам видятся перспективы этого соглашения? Будет ли оно способствовать развитию всей сферы выработки атомной энергии? Придает ли сотрудничество между Россией и США новый импульс всей отрасли атомной энергетики?

Юкия Амано: Разумеется, Россия и США - страны, где развитие использования атомной энергии в мирных целях ушло далеко вперед. Конечно, сотрудничество между двумя этими странами является позитивным фактором, и не только для России и США. Сегодня нет просто американского, французского или японского реактора. Все сотрудничают друг с другом, и одновременно все соперничают друг с другом. Это очень хорошая, здоровая конкуренция. Но особенно нам необходимо сотрудничество. Считаю хорошим такое положение дел, когда мы нуждаемся друг в друге, и в то же время нам необходимо соревноваться друг с другом для дальнейшего развития технологий и безопасности.

«Международная жизнь»: Для многих стран, особенно нефтедобывающих, загадка: как в будущем будут сосуществовать различные виды энергии? Как атомная энергетика будет конкурировать с традиционной нефтяной индустрией? Как вам представляется будущая стратегия сосуществования различных видов энергии?

Юкия Амано: Это зависит от того, какая страна рассматривается. Что касается углеводородных энергоносителей, то нефть является особенно ценным источником энергии. Ее достаточно легко добывать, легко транспортировать, и ее энергоемкость очень высока. Нефть - один из наиболее выгодных источников энергии, и население очень позитивно относится к этому энергоносителю. Все это говорит о том, что у нефти есть преимущества. Но есть и недостатки.

То же самое можно сказать и об атомной энергии - у нее есть преимущества и есть недостатки. Среди преимуществ то, что энергия вырабатывается с помощью очень незначительного объема топлива, является стабильным источником и не выбрасывает парниковых газов, вызывающих глобальное потепление. Однако возникают определенные проблемы с отношением населения к атомной энергии.

Не думаю, что существует какое-то соперничество между двумя этими источниками энергии, нужно лишь разумное  их сочетание. Все зависит от страны. Для одних стран необходимо одно сочетание энергоносителей, для других - иное. Например, я знаю, что в Бразилии имеются огромные ресурсы гидроэнергетики, а в Японии нет никаких существенных источников энергии, поэтому необходима атомная энергия. Во Франции очень высок процент использования атомной энергии для выработки электроэнергии. Каждая страна имеет свои особенности, и нам необходимо использовать углеводороды, особенно нефть, чрезвычайно разумно, потому что эти ресурсы истощаются. Я не вижу никакой конкуренции и вновь хочу подчеркнуть необходимость сотрудничества в целях поиска наилучшего сочетания источников энергии.

«Международная жизнь»: Каковы достижения и дальнейшие планы в области укрепления мер физической ядерной безопасности? Как вы оцениваете заключенное в декабре 2010 года Соглашение между МИД РФ и МАГАТЭ о добровольном взносе России во внебюджетный Фонд физической ядерной безопасности Агентства?

Юкия Амано: Прежде всего, я хотел бы выразить благодарность за очень щедрый вклад России в Фонд физической ядерной безопасности. Это сфера, в которой нам необходимо больше и человеческих, и финансовых ресурсов. Что мы делаем и что можем сделать? Прежде всего, необходима информация, без которой невозможно определить тенденцию, отреагировать соответствующим образом. МАГАТЭ располагает базой данных, самой обширной и достоверной в этой области. Это одна из задач, которую мы выполнили.

Еще один момент - подготовка людей. Мы подготовили тысячи людей по всему миру - пограничников, таможенников, сотрудников пропускных пунктов. В некоторых случаях мы предоставляем оборудование, например ядерные детекторы (дозиметры). Они очень компактные, наподобие мобильных телефонов, но очень эффективны для выявления радиоционной обстановки. Мы также разработали стандарты и направления, которыми могут руководствоваться члены Агентства. МАГАТЭ хорошо подготовлено для этой работы. Но у нас нет инфраструктуры, поэтому нам необходима помощь стран, таких как ваша, для подготовки специалистов.

Но я хотел бы напомнить, что обеспечение физической ядерной безопасности - это обязанность каждой отдельно взятой страны. МАГАТЭ готово координировать международное сотрудничество, помогать в подготовке специалистов, предоставлять информацию. Роль Агентства в этом плане признана. Россия является одним из наиболее важных, ключевых партнеров в этой области, и мы рады сотрудничать с российским правительством. 

«Международная жизнь»: Возвращаясь к процессу нераспространения… Израиль некоторое время назад воздержался от одобрения идеи сделать Ближний Восток зоной, свободной от ядерного оружия. Как вы относитесь к этой проблеме?

Юкия Амано: Еще не будучи генеральным директором МАГАТЭ, я в 1995 году принимал участие в конференции по обсуждению выполнения и расширения Договора о нераспространении ядерного оружия. Резолюция о создании на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия, была одной из ключевых для соглашения о расширении ДНЯО. Я давно являюсь сторонником этой идеи и сейчас выступаю за создание свободной от ядерного оружия зоны на Ближнем Востоке. К сожалению, с 1995 года дальше идеи дело не продвинулось. Мнения разделились - быстро такую задачу выполнить невозможно, и ясно, что необходимы дальнейшие усилия. Одной из хороших новостей является то, что на очередной конференции в 2010 году договорились провести еще одну конференцию в 2012 году. Сейчас мы ждем установок от ООН и будем очень рады принять участие в подготовке этой конференции.

Несколько лет назад Генеральная конференция МАГАТЭ приняла резолюцию о проведении форума по вопросу создания свободной от ядерного оружия зоны на Ближнем Востоке. Конференция была близка к соглашению провести эту встречу, но этого не удалось достичь. Однако я продолжаю считать, что идея провести форум является полезной, дает возможность извлечь уроки из опыта создания зон, свободных от ядерного оружия в других регионах.

Заняв пост генерального директора МАГАТЭ, я пытался обсудить эту идею. Посетил Египет, провел несколько встреч с генеральным секретарем Лиги арабских государств господином Амром Мусой, встречался с Президентом Израиля Шимоном Пересом. Мы готовы поддерживать диалог на высоком уровне, и я верю, что цель сделать Ближний Восток зоной, свободной от ядерного оружия, будет достигнута.

«Международная жизнь»: Вы уже более года занимаете пост генерального директора МАГАТЭ. Какие выводы вы смогли сделать из этого опыта, и каковы ваши главные задачи на будущее?

Юкия Амано: Я очень счастлив продолжать осуществление задач МАГАТЭ. Агентство было создано в 1957 году, и его задача - «Атом для мира». Мир изменился с тех пор, и сегодня мы сталкиваемся с совершенно иными проблемами, такими, например, как ядерное распространение. У основателей организации не было такой проблемы, как потенциальный риск в виде  северокорейской ядерной программы. Тогда речь шла о других странах. Что касается выработки электроэнергии с помощью атомной энергии, то 50 лет назад это было возможно только в развитых странах. Сегодня более 60 государств, главным образом развивающихся, проявляют интерес к атомной энергетике. Основатели не сталкивались с этим.

Возьмем проблему рака. 60 лет назад о раке знали не так много. Это была болезнь развитых стран. А сегодня 70% заболеваний приходится на развивающиеся страны.

Или вода. За 60 лет она превратилась в глобальную проблему, и МАГАТЭ может внести вклад в контроль за ее состоянием. Вся эта работа нацелена на использование ядерных технологий в мирных целях в рамках концепции «Атом для мира», однако контекст изменился. Моя задача состоит в том, чтобы выполнить задачи, сформулированные основателями МАГАТЭ, в контексте XXI века.

Версия для печати