Эрнесто Че Гевара как культурно-исторический феномен современности

00:00 14.06.2010


В истории человечества есть целый ряд личностей,олицетворяющих определенные изменения в обществе и сознании людей. Среди них – пророки и подвижники, политики и полководцы, деятели культуры и науки. Отношение к ним, оценка их деятельности важны для формирования самосознания человека, включенности его в пространство истории и культуры. Но Эрнесто Че Гевара в перечне выдающихся исторических деятелей занимает свое место, во многом парадоксальное и непохожее ни на какое другое. Вряд ли он и сам мог себе представить количество эпитетов, которыми будет награжден после своей смерти(его назовут даже «Дон Кихотом нашего века»), да и то, что станет своего рода иконой нонконформистской молодежи на всех континентах, тоже вряд ли мог ожидать. Знаменитая его фотография, сделанная Альберто Корда 5 марта 1960 года на Кубе, обошла весь мир. Когда в 1968 году происходили события «красного мая» в Париже, Че Гевару считали своим представители всего спектра нонконформистского движения, вплоть до троцкистов и маоистов. Что же могло объединить столь разных людей – от латиноамериканских революционеров и поборников теологии освобождения до будущих теоретиков и практиков постмодерна – в их отношении не столько даже к конкретному человеку, сколько к образу, который их совместными усилиями был создан и пользуется популярностью до сих пор?

Для того, чтобы это понять, необходимо вспомнить, что Латинская Америка занимала и занимает свое особое место в формировании левых идей в силу специфики социального, этнического и религиозного состава населения на этом континенте. Католическая церковь здесь не только вела миссионерскую деятельность среди местного населения, но и выдвигала социальные проекты, направленные на решение фундаментальных проблем страшной нищеты, неграмотности, резкую критику олигархических режимов и военных хунт, сменявших друг друга как в калейдоскопе на протяжении последних полутора столетий, и даже в ряде случаев выступала с обоснованием необходимости выступления с оружием в руках против подобных режимов. В качестве примера можно привести деятельность колумбийского священника Камилло Торреса (1929-1966), в конце своей жизни сражавшегося в рядах Армии национального освобождения и погибшего в бою с колумбийской регулярной армией. Немало сторонников теологии освобождения были либо выпускниками иезуитских колледжей, либо сами принадлежали к ордену. Неудивительно поэтому, что, например, Фидель Кастро Рус пришел к необходимости социальной борьбы именно окончив иезуитский колледж.

Приняв участие в социальной борьбе, Кастро и Че, каждый по своему, фактически разработали свою теорию и практику, не похожую ни на какую другую. Как у любой яркой и незаурядной личности, у них появились свои последователи и в Европе, но здесь каждый брал из их практики то, что ему хотелось. Например, знаменитое высказывание Че о необходимости освобождения Латинской Америки от власти североамериканских монополий с помощью «тысячи Вьетнамов» очень импонировало троцкистам, видевшим в этом лозунге обоснование тезиса о перманентной революции. Но при этом «дети 1968 года» не учитывали двух аспектов. Первый из них связан с тем, что левые в Латинской Америке не были настроены антиклерикально, а связи с церковью использовались, в свою очередь, не только для социальной, но и национально-освободительной борьбы. Европейские левые 60-х годов, напротив, все больше переходили на позиции леволиберальные, и для них были свойственны космополитичность и стремление к избавлению от «опеки государства», которая расценивалась ими как «репрессивная практика». Второй аспект был связан с убежденностью латиноамериканских революционеров в необходимости создания на континенте федерации равноправных государств, между которыми больше общего, чем отличного, а также единого культурного и экономического пространства. В 2000-х годах мы увидели новый этап такого строительства. Сейчас формирование объединения АЛБА (Боливарианской альтернативы для Америк) идет успешно, но в 1960-х годах попытки создать нечто похожее вооруженным путем потерпели крах: примером может служить боливийский рейд 1966-1967 годов и гибель в нем Че.

В чем значение Че и его деятельности для современности? В условиях, когда размывались представления об истинном значении слов и понятий, жизненно важных для современного человека, шла деконструкция их смыслов, его деятельность, в которой были и ошибки, и открытия, возвращала эти смыслы в нашу жизнь, показывая, что иной мир возможен.

Версия для печати