Ближний Восток: «Идеальный шторм»

00:00 28.02.2011 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Так называемый «идеальный шторм», 

это когда несколько разрушающих сил

сходятся в одной точке.


Египтянин с кастрюлей на голове, вышедший на каирский «майдан» по зову Facebook, – символ сегодняшних революционных потрясений в арабском мире. Как бы карикатурно это не выглядело, отдадим себе отчет в том, что процессы приняли драматический характер.

 

Один вопрос – ответов много


Вы обратили внимание на то, что до сих пор нет однозначного ответа на вопрос - что случилось? Крупнейшие специалисты по Ближнему Востоку затрудняются назвать глубинные мотивы бунтов в Тунисе, Египте, Йемене, Иордании, Ливии и Бахрейне, которые вспыхнули одновременно во всех этих странах. Все ищут и пока не могут найти ответа не фундаментальный вопрос любого крупного политического катаклизма – «кому это выгодно?»

Да, люди в этих арабских странах недовольны режимами, правящими десятками лет. Да, в некоторых из них (но не во всех!) нищета достигла огромных размеров. Да, происходящие бунты могут быть в интересах тех или иных внутренних или иностранных сил. Но весь этот анализ ситуации, который преподносят эксперты, они сами же опровергают, приводя аргументы, которые разумно противоречат приводимым доводам.

Вот мнение одного специалиста: «Переворот в Тунисе, в результате которого свергнут президент Зин аль-Абидин Бен Али, как и ожидали многие, стал катализатором  начала беспорядков в других странах арабского мира. За Тунисом последовали Египет и Йемен. Не исключено повторение такого же сценария в Сирии и Иордании. Однако история арабского мира показывает, что подобные революции редко бывают спонтанными, а за ними зачастую стоят более сильные игроки на международной арене». Намек ясный – зарубежные происки.

Когда нестабильность проявляется в арабском мире, обычно кивают в сторону  США и Израиля.  Сегодня это не столь очевидно. Оппоненты подобного подхода пишут:

«Трудно допустить, что бунт в Египте был нужен англосаксам. В ЦРУ и СИС (аббревиатура британской «сикрет интеллидженс сервис») должны были бы сидеть безумцы, пожелай они выпустить из бутылки джина арабской улицы ради того, чтобы посадить в Каире более управляемого ставленника. Играть в такие игры себе дороже».

«Ни про какой Запад здесь даже говорить не надо, - уверен директор Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. – Никакой сумасшедший с Запада не стал бы раскачивать эти лодки». Значит, не американцы и не британцы.

Может быть, израильтяне? Ответ: «Слишком опасен египетский бунт и для союзника американцев Израиля, и для планов борьбы с международным терроризмом. Закат режима Хосни Мубарака в Египте ставит Израиль в очень сложное положение со стратегической точки зрения: он остается без союзников на Ближнем Востоке. В прошлом году распался стратегический союз с Турцией, а теперь Израиль не сможет полагаться и на Египет».

Как выразился один американский комментатор: «Израильские оценки сегодня состоят в том, что с уходом Мубарака уйдет и Египет. Если Тунис уйдет, Марокко и Алжир уйдут. Турция уже ушла (в чем виноваты только сами израильтяне). Сектор Газа перешел в руки ХAMAC, и палестинские власти могут скоро уйти также. Это оставляет Израиль среди руин политики военного доминирования в регионе». Выходит, за бунтами стоят не израильтяне – им всё это не надо.

Интересное мнение: «Почему «свои» стали «чужими» объяснить кроме как расколом в мировой элите не могу. Удар по интересам Израиля очевиден. Никаких своих правительств ставить не будут – будут «жечь», кто бы ни пришел к власти. Нужна просто дестабилизация и хаос. Когда мир вспыхнет со всех сторон, ценность НАТО возрастет, про войну с долларом все забудут, про многополярный мир забудут, про суверенитет забудут».

Для чего нужно «раскачивать» регион с нефтедобывающими странами? Возможный вариант: «Самая главная цель объяснить мировому общественному мнению, почему «вдруг» выросла цена на нефть, например, до 300 долларов за баррель, а цена на золото до 2000 долларов. Экспертные агентства объявят, что в связи с проблемами в мусульманских странах резко упала добыча нефти, не работает Суэцкий канал, осложняя транспортировку, и так далее, и тому подобное…»

Важный вопрос: «Есть ещё кто-то, кто верит, что всё это происходит случайно и не скоординированно? Или, в самом деле, людей «припекло» одновременно? Еда дорожает везде, а зарплаты не растут. Начинаются беспорядки. Иными словами, насколько возможно то, что последняя цепь протестов связана исключительно с социально-экономическими условиями и координация их «запуска» не осуществляется?»

Встречное мнение: «Кто объяснит смысл для США менять власть в Египте? Не случится ли, как в Иране после шаха? Чем Мубарак не устраивал? Разве что стратегическая цель: хаос во всём арабском мире, миллионы беженцев в Европу, перекрыт  Суэц, проблемы Китая, коллапс ЕС...» Слишком много последствий. Правда, учитывая тяжелейшее положение в американской экономике, из которого, по мнению многих, выход для США один – война, а войны-то ни в Иране, ни в Корее не завязывается, то вполне уместны предположения о спровоцированной дестабилизации. Только вот социальный взрыв в арабском мире экономику США не спасет. Что-то и здесь не стыкуется…

И все же: «Несмотря на то, что многие режимы были лояльны и прикормлены, было решено это все взорвать. Смысл в том, что пока все будут разбираться в своих бедах, есть передышка для доллара. Полувековой труд по выращиванию своих «дружественных диктаторов» (friendly dictators – запущенный американцами термин) брошен в топку сиюминутной выгоды для передышки на годик. Не более. Другой причины нет – они просто взрывают все, отступая. Следует задуматься о том, где еще такое будет сотворено?»

Иную интерпретацию дает известный геополитик Александр Дугин: «Режимы, которые были созданы Западом и давно превратились в авторитарные диктатуры, как, например, в Египте, демонтируются. С одной стороны, это фактор американский, фактор экспорта «цветных революций». С другой – общества этих стран накопили большое количество протестной энергии, и прозападные диктатуры они терпеть больше не желают».

Может быть, за событиями стоят местные генералы? Нет, утверждают эксперты, это не военные перевороты. Как раз наоборот, все нынешние власти в арабском мире – это либо монархии (Иордания, Марокко, Саудовская Аравия, Эмираты и ряд других), либо президенты, которые имеют прямое отношение к ВВС, к Генштабу, к разведке, – люди, составлявшие костяк вождей арабских революций второй половины ХХ века, которые возглавляли местные армии.

В поисках выхода из возникшего тупика эксперты, поскольку стандартные объяснения не работают, начинают искать другие мотивы: «Толпу египтян вывели на улицы достаточно разнородные силы. Представлена среди них и легальная прозападная оппозиция, но её авторитет в народе невелик, и возглавить процесс ей не дано».

Еще один взгляд: «Вывести взбунтовавшуюся толпу на улицы противникам режима Мубарака во многом помог Интернет. В условиях широкого распространения информационных технологий привычные методы управления политическими процессами уже не срабатывают. Общество открывает для себя новые возможности самоорганизации». Утверждение весьма смелое, ведь эта теза предполагает, что в каждой бедной египетской семье, где и на хлеб-то деньги не всегда найдутся, есть персональный компьютер с выходом в интернет.

Специалисты заметят, что в Египте полно дешевых интернет-кафе, где египетские юноши могут читать сетевые призывы к протестам. По подсчетам New York Times, в 2009 году около 800 000 египтян, большинство из которых молодежь, были пользователями Facebook или Twitter. Глава оппозиционного «Движения 6 апреля» Махер заявлял: «Мы – первое молодежное движение в Египте, использующее связь через сеть Интернет, например, через Twitter. Стремимся содействовать демократии путем поощрения участия общественности в политическом процессе».

Какой-то местный представитель Google уже признался в том, что именно он создал интернет-площадку на Facebook для координации антиправительственных демонстрантов в Каире. Так, значит, вот кто организатор событий? Его полиция арестовала, но потом… отпустила. А может, парень просто захотел мировой славы и приписал себе несуществующие заслуги? Опять нет однозначного ответа.

Главное преимущество «сетевого подполья» - высокая степень анонимности. «Твиттерной» революцией можно управлять откуда угодно – хоть из соседнего дома, хоть из другого полушария. И вот, по данным спецслужб, в ходе двух североафриканских бунтов во франкоязычном Тунисе и в арабском Египте до четверти сетевых публикаций (где собираться, что при себе иметь и т.д.) были англоязычными.  Всё вышесказанное, конечно, не является доказательством того, что беспорядками в Северной Африке «рулили» по Facebook и Twitter именно американцы и англичане.

Есть и другая версия: «Фитиль запалили египетские «братья-мусульмане», втянув в уличные волнения студенчество, интеллигенцию, безработных, часть служащих». Для трех из перечисленных четырех категорий жителей Египта «братья-мусульмане» являются идеологическими противниками, и на их призывы эти люди не откликнутся.

 

Демократия – суть категория экономическая

 

Новая попытка объяснить происходящее: «Над примером Египта, как, впрочем, и Туниса задумываются сейчас многие. Оседлать эту стихию можно лишь с помощью успешной идеологии, объединяющей большинство. У Запада такой идеологический проект, в принципе, есть - это идеология демократии».

Да, за термином «демократия», за этой красивой идеей идут сейчас многие, как прежде шли за «социализмом». Но как только начинаешь понимать, что «демократия» - это категория экономическая, что это – система власти в интересах частных производителей, т.е. власти не для всех, а для собственников, - то ее привлекательность для широких масс может потускнеть. К тому же требуется титаническая работа по продвижению в арабские массы демократических идей.

Египетская улица, тунисские демонстранты, йеменские митинги – везде слышно слово «демократия». Но спросите их, что это такое, и получите массу различных трактовок этого термина. Пишу об этом со всей ответственностью, поскольку не раз бывал в том же Тунисе на ежегодных международных конференциях по развитию демократии. Их проводила правившая тогда в стране партия Демократическое конституционное объединение, а участвовали представители политических партий из Европы, арабского мира и Азии. Так вот на каждой конференции звучали несколько определений «демократии». Каждый понимает её по-своему. И это – политический факт. Поэтому стремление не к «демократии», а, скорее, к «справедливости» явилось сильнейшим побудительным мотивом происходящих событий.

Добавим, что лозунг о «стремлении к демократии», как о мотиве выхода на улицы сотен тысяч людей, не объясняет начавшееся массовое движение в Индии, которую президент США называет «крупнейшей мировой демократией», имея в виду численность более чем миллиардного населения страны. Главный редактор журнала India Today Муджибур Акбар считает, что «демонстрации в Индии являются частью международного движения против коррупции, которое охватило многие страны мира, в том числе Тунис и Египет». Вот вам еще одна попытка ответить на поставленный вопрос.

Важный аргумент: «Из-за серии, в частности, природных катаклизмов, погубивших урожаи в России, США и Австралии, цены на продовольствие по всему миру поднялись до рекордно высоких отметок (есть и другие причины этого – сокращение посевных площадей за счет расширения земель для выращивания биотопливных культур; рост цен на нефть, тянущий за собой удорожание транспортных расходов, и т.п.). Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (FAO) сообщила, что  индекс цен на продовольствие вырос в декабре 2010 года почти на 4,2%, что стало самой высокой отметкой с момента начала отчета в 1990 году».

Да, это прямо бьет по самым бедным и самым перенаселенным странам, к которым можно отнести переживающие политические катаклизмы арабские государства. И этот фактор, действительно, мог стать причиной вспыхнувших там волнений. Кстати, из-за хлеба, вернее, его отсутствия, началась и февральская революция 1917-го года в России. Так что нехватка продовольствия прямо провоцирует нестабильность. Но цены растут не первый год, и раньше власти с этим как-то справлялись. А тут – полыхнуло везде и сразу.

 

Мотивы социального взрыва

 

Экспертное сообщество, и не только в России, стоит перед серьезной необходимостью адекватно оценить происходящее. Пока перед взором - мозаика из фактов и событий. Пока даже крупные специалисты не могут (вы это видели выше) однозначно определить суть начавшихся перемен. Общая картина как бы просматривается, но чрезвычайно расплывчата. Видимо, начавшиеся процессы столь сложны и комплексны, что потребуют времени на осмысление и выработку правильного их понимания. А за этим последуют какие-то действия.

Госсекретарь США Хиллари Клинтон сразу же после начала египетских событий созвала американских дипломатов на совещание в Вашингтоне. Associated Press сообщило, что на встречу были вызваны высокопоставленные сотрудники 260 диппредставительств США со всего мира. Столь масштабное мероприятие было организовано впервые. Источники AP в госдепе отметили, что на повестке дня – политическая нестабильность на Ближнем Востоке.

Какие выводы можно из этого сделать? Во-первых, до участников совещания прямо донесена информация, которая не допускает разночтения на местах. Во-вторых, эту важнейшую информацию нельзя отправлять обычными каналами из-за возможной утечки, поэтому всех и собрали. И все-таки, ждем утечек. Ведь WikiLeaks ещё работает …

Со своей стороны, для того, чтобы лучше увидеть и оценить некоторые факторы, приведшие к нынешним событиям, предложим рассмотреть три важнейших, на наш взгляд, мотива, которые сыграли свою роль в том, что ближневосточные страны потряс социальный взрыв. Эти мотивы – социально-психологическое состояние общества, мировой экономический кризис и иностранное влияние. А их схождение в одной точке времени и породило «идеальный шторм» на Ближнем Востоке.

Итак, первое – социально-психологическое состояние арабского общества.

Многие специалисты-арабисты скажут, что арабские страны все очень разные, что нельзя их всех мерить одним аршином, что единой арабской нации не существует. И будут правы. Но вот, что касается психологических особенностей арабских народов, то здесь они во многом схожи. Приводимое ниже мнение арабского публициста очень важно для знакомства с тем, как сами арабы себя оценивают. Вот что пишет известный писатель Набиль Ясин:

«Ближний Восток – район исторического противостояния. Мечтания, иллюзии воспринимаются здесь, как истины. Идеализм олицетворяет защиту прошлого, как формы существования и самобытности, защиты от мира, который своим материализмом угрожает религии и национальной сущности.

Как можно оправдать наличие более семи триллионов долларов арабских средств в международных банках, когда арабы умирают от голода, холода, насилия и гнета, страдают от безработицы, неразвитой системы здравоохранения и образования, архаичного транспорта, до сих пор используют для передвижения верблюдов, лошадей и тачки и пользуются примитивными почтовыми услугами. Если говорить о правах человека и политических свободах, то следует упомянуть политических заключенных, узников совести, аресты журналистов и общественных деятелей.

Что действительно верно в призывах арабских режимов - это признание того, что мы сами заинтересованы в реформировании, признание того, что ситуация в арабском мире сложилась катастрофическая. Реформа является насущной необходимостью в силу того, что режимы культивируют отсталость, как средство сохранения власти.

Мы остро нуждаемся в коренных, радикальных переменах в полном смысле слова. Нам необходимы перемены сверху донизу».

А вот взгляд со стороны. «Арабский мир за последние годы стал другим, - пишет в журнале Foreign Policy Пэраг Ханна из фонда New America Foundation. – По всему региону набившие оскомину панарабские лозунги о «борьбе с колониализмом» и «суннитском единстве» утрачивают актуальность: им на смену приходит «арабизм» нового типа, в авангарде которого идут катарский телеканал «Аль-Джазира», ливанские блоггеры, дубайские инвесторы. Именно их предприимчивость, знания и капиталы сегодня меняют мировоззрение арабской молодежи. Этот свежий, юный, светский «арабизм», который Западу следует поддержать, освобождает ближневосточную молодежь от дилеммы двух зол: авторитаризма и теократии».

Это – реальные оценки сегодняшней социальной жизни стран Ближнего Востока. Именно такие тенденции будоражат арабское общество последнее время. Особо остро чувствуют это молодые люди с вузовскими дипломами, которые попали в ряды безработных. Безработица – бич Туниса, бич Египта. Государство дает бесплатное образование, но вот работы не гарантирует. При этом молодежь видит вокруг социальную несправедливость. Смесь этих впечатлений порождает мысли о том, что в обществе надо что-то менять.

 

Новая беда – технологическая безработица

 

Фронда вызревала несколько десятилетий. Когда Мубарак тридцать лет назад пришел к власти, в Египте было вдвое меньше жителей! Тогда – 44 миллиона человек, сегодня — 83 миллиона. Большинство египтян живут на узкой полоске земли вдоль Нила, которая составляет чуть больше трёх процентов территории страны. Остальное – пустыня. В стране слишком большое население при ограниченных ресурсах.

Египет при Мубараке стал крупнейшим в мире импортером пшеницы, по большей части из США – надо кормить 80 миллионов! Правда, и в Египте, и в Тунисе до последнего времени правительства как-то справлялись с демографическим давлением на бюджет, из которого во все больших масштабах дотировались продукты первой необходимости.

При этом Мубарак был осведомлён о возможном кризисе. В 2008 году баннеры, украшавшие улицы Каира, призывали: «Прежде чем завести ещё одного ребёнка, убедись, что можешь обеспечить его всем необходимым». Однако такое вмешательство государства в личную жизнь насторожило и жителей, и исламское духовенство — для них контроль над рождаемостью является  богословским вопросом.

Под демографическим давлением правительство Египта в последние десятилетия вынуждено было вдвое поднять темпы жилищного строительства, удвоить количество автомобильных и железных дорог и значительно расширить орошаемые площади. С 90-х годов уровень жизни начал понемногу возрастать, и в стране появились миллионы молодых людей, которых надо было накормить и обучить. А вот работы для всех государство не обещало.

Но ты доволен куском хлеба ровно до тех пор, пока не узнал, что есть еще и хлеб с маслом, пока не увидел по телевизору или в интернете, что за морем жизнь красивая и сытая, что в Европе и Америке «демократия», а у тебя в стране «режим личной власти».

Особенно плохо почувствовали себя молодые выпускники вузов, когда сегодня столкнулись с так называемой «технологической безработицей». Это – новая беда, затрагивающая молодежь по всему миру. Когда ты поступал в вуз, был один рынок предложений работы, когда закончил – иные условия. В связи со стремительным развитием технологий. И ты с твоей профессией не нужен…

Вот цифры, которые опубликовал на днях корреспондент «Московского комсомольца» в Тунисе. По данным местной прессы, процент безработных среди молодежи в возрасте 18-29 лет составлял в 2009 году 49 процентов. Почти каждый второй выпускник, получивший диплом о высшем образовании, не смог найти работу! Для сравнения: в 1999 году число безработных с дипломом было в два раза ниже – 22,1 процента.

Все это будило в умах арабской молодежи протестные настроения. Для их вспышки нужна была какая-то искра. И ею стал нынешний мировой экономический кризис.

Да, мировой экономический кризис – второй мотив происходящих событий.

 

Уступки в обмен на еду

 

Когда оцениваешь события последних недель, складывается стойкое впечатление, что тунисские и египетские социальные катаклизмы, в частности, и, в целом, синхронное возбуждение широких масс в арабских странах, а также в Индии, Сербии, Албании стали первыми проявлениями массовых народных реакций на мировой экономический кризис. Греция бастовала, испанцы протестовали, ирландцы недовольны, но вот чтобы так дружно поднялся народ в десятке стран – такого прежде не было.

Безудержное вбрасывание в мировую экономику ничем не обеспеченных триллионов долларов, в конце концов, привело к росту реальных цен. И на нефть, и на еду. А арабский мир всегда испытывал недостаток пищи.

С 70-х годов прошлого века он признан районом дефицита продовольствия. Для решения проблемы богатые страны региона просто импортируют зерно, рис, мясо и т.п. за свой счет, а бедные страны вынуждены для тех же закупок брать займы, из последних сил выплачивать проценты по этим займам, реструктурировать долги.

При этом условием получения займов от МВФ и Всемирного банка было осуществление радикальных реформ в экономике бедных стран – уменьшение роли госсектора, снижение дефицита госбюджета за счет экономии на социальных расходах, отказ от регулирования внутренних цен, повышение роли частного бизнеса, корректировка «завышенных», т.е. невыгодных мировым кредиторам, курсов национальных валют. Вот какие уступки ради получения… еды.

Изучив последствия подобных программ, эксперты ООН пришли к выводу, что в результате подобной экономической политики «многие усилия развивающихся стран по повышению качества жизни были сведены на «нет». В развивающихся странах в результате этих структурных реформ появилась социальная категория «новые бедные». Это — госслужащие и рабочие предприятий госсектора, потерявшие работу после ликвидации убыточных или малодоходных предприятий, сокращений в государственной администрации, ликвидации дотаций и субсидий научным, культурным, спортивным и прочим социальным учреждениям и организациям. 

Другая грань этих «реформ» - невиданное социальное расслоение (включая тотальную зависимость правящих классов от Запада), коррупция, рост безработицы.

И вот, когда в 2010 году в мире пошел лавинообразный рост цен на еду, арабские правительства не выдержали. 50-процентное увеличение стоимости хлеба в Тунисе и других странах сработало, как детонатор. Ещё в ноябре 2010 года египетский экономист Хамди Абдель-Азим предупреждал: «Если рост расходов на питание продолжится, произойдёт взрыв народной ярости против правительства».

Уже приходилось отмечать, что мир подошел к грани развития, за которой грядет пересмотр – добровольный, принудительный, либо естественный – всей системы отношений, как между странами, так и внутри многих из них. Двигателем этих перемен становится… желудок. Все люди хотят есть. И голод одних на фоне сытости других становится новым революционным мотивом. Из шести миллиардов жителей планеты сыты только два.

Растущие цены на основные продукты питания еще в конце 2010 года вызвали беспорядки в Алжире – правительству пришлось сократить импортные пошлины на сахар и растительное масло после нескольких дней протестов, в результате которых были погибшие. В Азии повышение цены на лук привело к усугублению трений между Индией и Пакистаном, который запретил экспорт лука соседям. В Шри-Ланке была задействована армия, чтобы закупить овощи в сельской местности и продать их даже с убытком в столице – так правительство пыталось решить проблему. В Китае подъем цен на продовольствие происходит на фоне стремительного нарастания темпов инфляции – тоже проблема. «И повсюду страдают больше всех бедные, так как они тратят на еду основную часть своего бюджета», - пишет Оуэн Джоб, старший стратег инвестиционного банка Nomura.

А может всё это называется просто – «голодомор»? Именно против него поднялись люди во многих странах.

 

Знакомьтесь – «агфляция»

 

Давайте учитывать в этом раскладе интересы транснациональных корпораций (ТНК), которые представляют собой реальную экономику мира и имеют финансовые возможности напрямую влиять на политику. Возможно, пора снимать со стен политические карты мира и вешать туда карты экономические. А глобальные процессы оценивать, исходя из того, что политика главных игроков современного мира зависит в большой степени от международных финансовых кланов и ТНК.

Вот как описывает хозяев современного «рынка» энергоресурсов российский аналитик Борис Ключников. В США придумали способ, как взять под контроль глобальный энергетический рынок всего двумя биржами – двумя монополиями, через которые проходят практически все сделки по купле-продаже нефти. Одна в Нью-Йорке (NYMEX – New York Mercantile Exchange), другая в Лондоне (International Petroleum Exchange – IPE), и обе торгуют только за доллары. Две биржи контролируются несколькими нью-йоркскими банками, среди которых Goldman Sachs и Morgan Stanley. Эти банки, а вслед за ними и биржи отказались от двухсторонних многолетних контрактов, объявив их «застойными» и «негибкими». Биржевая цена нефти устанавливаются согласно оценкам двух экспертных агентств West Texas Intermediate и Nord See Brend. А система фьючерсов позволяет спекулировать «черным золотом», играя то на повышение, то на понижение.

Цены на энергоносители – это не результат свободного рынка, а пузырь, надуваемый манипуляторами, утверждает Борис Ключников. Ни ОПЕК, ни арабы, ни Россия не могут повлиять на мировые нефтяные цены.

Сейчас помимо роста цен на нефть растут цены и на продовольствие – туда идут вброшенные триллионы долларов. Их надо связать реальным товаром, а видов этого товара в мире не так много: нефть, золото, еда. И еще кое-что по мелочам. Вот на эти биржи лишние деньги и кинулись!

   Мировые цены на пшеницу формируются на чикагской бирже. В статье «Египетская революция. Рукотворное разрушение Великого Ближнего Востока» американский исследователь Уильям Энгдаль прямо пишет: «Товарные спекулянты в Чикаго и на Уолл-Стрит взметнули цены на зерно под самый потолок. Чикагские фьючерсы на пшеницу выросли на ошеломляющие 74% за период между июнем и ноябрем 2010 года, что привело к резкому росту цен на продукты питания, в частности, в Египте, несмотря на государственные субсидии».

В международном экономическом словаре появился термин «агфляция» – т.е. инфляция, спровоцированная глобальным дефицитом продовольствия, которая сопровождается ажиотажным спросом.

Когда вторая тунисская «жасминовая революция» (первая с таким названием состоялась в 1987 году, когда Бен Али пришел к власти, мирно сместив президента Хабиба Бургибу) начала отзываться эхом в других арабских странах, их правители, дабы не разделять судьбу бежавшего за границу Бен Али, стали лихорадочно закупать продовольствие. Факт остаётся фактом – тунисский и египетский бунты пошли на пользу мировому сельскому хозяйству, обеспечив его продукции повышенный спрос на ближайшее будущее.

А у арабов – сплошные расходы. Хотя волнения продолжаются, ослабевшие правительства начали подсчитывать стоимость «побитых горшков». Ущерб экономики Туниса от массовых беспорядков составил 5-8 млрд. долларов – такую предварительную цифру озвучил Мухаммед Ганнуши. Как сообщила министр торговли Египта Самиха Фаузи Ибрагим, национальная валюта (фунт) упала до 6-летнего минимума по отношению к доллару. Убытки Центробанка Египта достигли 8 млрд. долларов. Ежедневные потери экономики – 300 млн. долларов.

 Выстраивается последовательная цепочка событий: мировой финансовый кризис – накачка мировой экономики деньгами – попадание этих денег на биржи – рост биржевых цен на энергоресурсы и на продовольствие.

И всё это происходит на фоне природных катаклизмов, когда значительная часть мировых урожаев погибла. Воистину – «идеальный шторм».

Итак, два мотива для начала «идеального шторма» на Ближнем Востоке – социально-психологическое состояние арабского общества и мировой экономический кризис – представлены выше. Перейдем к третьей компоненте этого «шторма» - к иностранному влиянию. Тема тонкая, поскольку в последнее время не принято говорить о том, что социальное неравенство, бедность и иные общественные беды стран Востока в значительной степени порождены неоколониальной политикой Запада. Попробуем неполиткорректно преодолеть это табу.

 

У вас нет демократии? Тогда мы идем к вам!

 

Чтобы оценить масштабы иностранного влияния на Ближнем Востоке, обратимся к недавней истории. В частности, к идее «демократизации» и «реконструкции» Ближнего Востока, которая зародилась в Белом Доме в результате поисков Вашингтоном путей почетного выхода из иракской войны.

Впервые план «реконструкции» Ближнего Востока был сформулирован президентом Дж. Бушем 6 ноября 2003 года в Национальном Фонде Демократии (National Endowment for Democracy). В соответствии с этим планом, оккупация Ирака должна стать лишь первым этапом длительной борьбы США за победу демократии на Ближнем Востоке.

Авторами концепции «Большого Ближнего Востока» явились Г. Киссинджер, Г. Допрет, Д. Рамсфельд, Д. Чейни, К. Райс, Р. Пёрл, П. Вулфовиц, М. Гроссман и другие американские политологи и члены политического руководства Буша. Они исходили из того, что западная демократия является универсальной, обеспечивает модернизацию, процветание, справедливость и диалог культур. Поэтому на Ближнем Востоке должно быть создано такое сообщество, которое бы полностью отвечало интересам США, и было бы «созвучно» камертону американской идеологии.

В 2003 году с подачи Вашингтона стала развертываться инфраструктура так называемой «инициативы ближневосточного партнерства» - появились новые офисы американских представителей в ОАЭ и Тунисе, происходило усиление штата американских посольств. Главной задачей стало налаживание гуманитарных контактов, организация различных конкурсов и выставок, поездок журналистов и арабских общественных деятелей в США в целях «изучения демократии».

В 2004 году в Марокко прошел «Форум будущего» с участием тогдашнего госсекретаря США К.Пауэла. Идея форума состояла в приоритетном внимании со стороны США к развитию «демократии» и «гражданского общества» в странах Ближнего и Среднего Востока, включая создание ориентированных на молодежь НПО, поощрение малого и среднего бизнеса.

Перед саммитом G8 в июне 2004 года в США Вашингтон выпустил рабочий документ «Партнерство G8 и Большого Ближнего Востока». В разделе под названием «Экономические возможности» содержался призыв к «экономическим преобразованиям, аналогичным по величине тем, которые были предприняты в бывших коммунистических странах Центральной и Восточной Европы». А ключом к этим преобразованиям виделось укрепление частного сектора, как путь к процветанию и демократии.

План США также предусматривал передачу региональных банковских и финансовых дел в новые институты, якобы международные, но, как Всемирный банк и МВФ, де-факто подотчетные Вашингтону. Цель этого долгосрочного проекта состояла в том, чтобы полностью контролировать не только потоки доходов от продажи нефти, но и финансы всех стран региона – от Марокко до границ Китая.

В противовес американской инициативе Египет, Саудовская Аравия и Сирия выдвинули собственную – арабскую. По их мнению, процесс «демократизации» в арабских обществах назрел, однако он должен реализоваться усилиями самих этих обществ, а не навязываться Соединенными Штатами в виде готовых клише и стандартов, которые не принимают во внимание особенности, как всего Ближнего Востока, так и каждой страны отдельно. Реформирование должно осуществляться «изнутри» самими арабскими обществами и не навязываться извне.

Ответом стала публикация в 2006 году в американском журнале Armed Forces Journal карты «справедливых», с точки зрения США, границ внутри ближневосточного региона.

Armed Forces Journal, США  Автор: Ральф Петерс

 

 

Карта «будущего Ближнего Востока», согласно американским планам 

 

Действия Вашингтона на Ближнем Востоке, писал журнал, теперь направлены на изменения границ региона, которые США пытаются осуществить под лозунгом продвижения демократии для «Большого Ближнего Востока». Их очевидная повестка дня — создание региона под устойчивой американской властью, которая держит в своих руках основной контроль будущих движений капитала и будущих энергетических потоков Китая, России и Европейского союза. Иначе эти страны однажды начнут мечтать об отказе от американских правил игры.

Анализ представленной журналом Armed Forces Journal карты показывает, что глобальный пересмотр границ по плану Вашингтона предусматривает расчленение крупнейших ближневосточных государств, таких как Турция, Сирия, Саудовская Аравия, Ирак, Иран, Пакистан. Одновременно, предполагается создать несколько новых, ранее не существовавших стран.

В итоге на карте мира появится целый конгломерат нежизнеспособных государственных образований, который будет находиться под контролем США. Он будет также перманентно подвержен внутренним вооруженным конфликтам. Вашингтон намерен реализовать пресловутую стратегию «управляемого хаоса», с помощью которого США планируют убить двух зайцев — установить контроль над мировыми энергоресурсами и нейтрализовать энергию международного исламского движения.

Указанный план, по сути дела, начал реализовываться. Ирак фактически расколот на три части уже сейчас. В Афганистане и приграничных районах Пакистана (Вазиристане) нарастает хаос. Иран и Сирия объявлены следующими мишенями США. Саудовская Аравия откровенно боится потери своих северо-восточных шиитских районов, самых нефтеносных в королевстве.

«Если мы составим список стран региона, которые переживают народные движения протеста с начала тунисских и египетских событий, и наложим их на карту, мы обнаружим почти идеальное совпадение протестующих сегодня стран и оригинальной карты вашингтонского Большого Ближнего Востока, которая была впервые представлена Джорджем Бушем-младшим», - пишет упоминавшийся выше Уильям Энгдаль, который является также автором книги «Полный спектр доминирования. Тоталитарная демократия в новом мировом порядке».

По его словам, Вашингтон, начиная с американского военного вторжения в Афганистан и Ирак в 2001-2003 гг., спокойно занимался подготовкой волны дестабилизаций режимов в Северной Африке и на Ближнем Востоке. В его списке – Тунис, Египет, Иордания, Кувейт, Ливия, Сирия, Йемен и Судан, а также, что интересно, Израиль. По «случайному» совпадению почти во всех этих странах сегодня происходят народные восстания под лозунгами смены автократических режимов. А за фасадом возгласов о демократических реформах на территории «Большого Ближнего Востока» реализуется план по расширению американского военного контроля и взлому государственных экономик всего ряда мусульманских государств от Марокко до границ Китая и России.

Уильям Энгдаль пишет: Вашингтон дирижирует египетской, а также другими сменами режимов в регионе – Сирия, Йемен, Иордания и так далее, в процессе, который  именуется порой как «созидательное разрушение».

Широко игнорируется в череде событий в Египте тот факт, что независимо от эксцессов внутри страны Мубарак представляется основным препятствием для политики США в регионе, подчеркивает Уильям Энгдаль. Отношения между Обамой и Мубараком были ледяными с самого начала. Мубарак был решительно настроен против политики Обамы в отношении Ирана и его деятельности по борьбе с иранской ядерной программой, против политики Обамы в Персидском заливе, в Сирии и Ливане, а также в отношении палестинцев. Он был неприятной занозой для вашингтонского проекта «Большого Ближнего Востока».

 

 

Действуем по ситуации или ... формируем ее?

 

Самое интересное в том, что даже если вспыхнувшие народные протесты не были прямо спровоцированы внешними силами, а имеют вполне определенные внутренние мотивы, само изменение ситуации в Тунисе, Египте и других упоминавшихся странах открывает для многих новые возможности по вмешательству и манипулированию.

Сейчас эти силы, включающиеся с ходу в процесс, лишь реагируют на проблемы, свалившиеся им под ноги. Вот Пентагон в день народной демонстрации в Каире с требованием к Мубараку уйти в отставку принимает ключевых членов египетского военного командования во главе с начальником Генерального штаба Сами Хафезом Энаном.

Вот в середине января в Каир послан бывший посол США в Египте Фрэнк Виснер, являющийся личным другом президента Хосни Мубарака. Его прибытию в Египет предшествовал телефонный звонок председателя Объединённого комитета начальников штабов адмирала Майка Маллена египетскому коллеге - генералу Сами Энану. Маллен похвалил Энана за «сдержанность», и этот сигнал был понят в Каире. За ним последовало официальное сообщение, что армия считает демонстрации протеста правомерными.

Обратила на себя внимание одна странность. И в Египте, и в Тунисе демонстранты оказались… англо-говорящими. Митинги против Бен Али и Мубарака проходили под плакатами и лозунгами, написанными частично на английском языке! Притом, что в Египте реальных англофонов на массовую демонстрацию и не наберётся, а Тунис – и вовсе страна франкофонная…

Еще большим «чудом» стала речь госсекретаря США Х.Клинтон, которая в точном соответствии с планом «Большого Ближнего Востока» призвала правительства стран Ближнего Востока и Северной Африки в ответ на растущую нестабильность «к скорейшим демократическим реформам».

«Этот регион переживает уникальное стечение обстоятельств, где умное молодое поколение не может найти работу, реализовать себя, что стало решающим импульсом для волнений в Тунисе и Каире. Это поколение по праву требует открытости и демократии. Это – умное поколение», - подчеркнула Х.Клинтон, заявив, что «перемены в регионе являются стратегической необходимостью», и их «необходимо инициировать».

Какой-то остряк назвал вашингтонскую стратегию в регионе Ближнего Востока «стратегией творческого разрушения». Она явно вызывает бессонные ночи не только в исламском мире – арабские элиты сейчас дезориентированы и деморализованы, что делает их весьма податливыми. Она вызывает беспокойство также в Пекине, в Москве, в Дели, на Среднем Востоке, в Средней Азии и даже в Израиле.

В последние месяцы баланс сил на Ближнем Востоке полностью изменился, прежде всего, изменились возможности, позиции и количество игроков, написал французский политолог, основатель мировой информационной сети Voltaire Network Тьерри Мейссан.

Что-то будет дальше?..

Версия для печати