Бахрейн и геополитика

00:00 28.02.2011 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Восстание в полыхающей Ливии рано или поздно скажется на Европе, а вот менее громкие события в Бахрейне способны потрясти основы геополитики. При определенных обстоятельствах судьба власти в крохотном островном государстве Персидского залива может сказаться на всей системе отношений, выстроенной США вокруг ближневосточного региона. А, возможно, выйдет и далеко за его рамки.

Сначала – что такое Бахрейн? Это государство, расположенное в Персидском заливе на 33 маленьких островах. Самый крупный остров называется Бахрейн. Его размеры таковы: с севера на юг – 50 км, с запада на восток – 15 км.

Столица Бахрейна - портовый город Манама  с населением примерно 150 тысяч жителей. Это – крупный торговый центр, одна из зон свободной торговли в районе Персидского залива.

Строй - конституционная монархия. Во главе государства стоит династия, которую сегодня возглавляет король Хамид бин Иса Аль-Халифа. В парламенте  две палаты. Нижняя Палата депутатов избирается на всенародном голосовании, верхняя (Консультативный совет) назначается королем. В обеих палатах заседает по 40 депутатов.

Политические партии в стране находятся под запретом, но нелегально действуют Народный фронт Бахрейна, а также Фронт национального освобождения Бахрейна. Представляет силу Всеобщий профсоюз трудящихся Бахрейна.

Численность населения подходит к одному миллиону человек. Причем, из них около половины — рабочие-иммигранты и члены их семей, прибывшие главным образом из Ирана, который находится в нескольких десятках километров на другом берегу Персидского залива. Отметим этот важнейший на сегодня момент.

В Бахрейне, в отличие от соседних стран Саудовской Аравии и Катара, нет сухого закона, разрешены игорные дома. Это привлекает на остров большое число жителей Аравийского полуострова, наезжающих сюда с саудовского берега «отдохнуть» на выходные по огромному 25-километровому мосту, именуемому «Мост короля Фахда».

Уровень жизни здесь высок. С 70-х годов ХХ века серьезных социальных потрясений замечено не было. А подспудно долгое время тлел главный конфликт, который сейчас и вырвался на поверхность – шииты против суннитов. Примерно 85% населения Бахрейна исповедуют ислам, но… 25% из них сунниты, к которым относятся и члены правящей королевской семьи (т.е. у них – власть), а 75% - шииты, которых к власти не подпускают (за исключением нескольких мест в нижней палате парламента).

Шииты… Сунниты… Все они мусульмане, но между ними есть принципиальная религиозная разница. Причем, настолько серьезная, что в некоторых странах теологические и культурные различия между суннитами и шиитами уже приводили к насилию.

Корни разногласий, перерастающих порой во вражду, лежат далеко в истории. После смерти пророка Мухаммеда в 632 году нашей эры, в среде его последователей возникли споры по поводу того, кто должен стать его преемником.

Тех, кто склонялся к идее избрания преемника через согласие всех жителей, стали называться суннитами.

Меньшинство последователей Мухаммеда предпочитало видеть его преемником кого-то из членов семьи пророка. Они избрали своим имамом его двоюродного брата - Али. Это меньшинство стало известно под названием Шиит Али, то есть «группа сторонников имама Али».

Так ислам распался на две ветви, и с тех пор разногласия между шиитами и суннитами отражаются на жизни мусульман.

Кроме того, различия между двумя течениями углубились и как следствие интерпретации хадитов (высказываний пророка). Шииты допускают истолкование Корана проповедниками-имамами. В шиитском исламе имамы являются не просто ведущими молитв, но и носителями знаний, обладателями бесспорного авторитета (отсюда, например, такое уважение в Иране к аяттоле Хомейни).

Сунниты признают исключительно авторитет пророка Мухаммеда и не признают толкование Корана.

Если взглянуть на карту Персидского залива и примыкающих к нему стран Ближнего и Среднего Востока, то по расположению шиитских и суннитских общин можно сказать, что шииты составляют подавляющее большинство жителей в Азербайджане, Иране и Бахрейне. В Ираке шиитов больше половины населения. В Саудовской Аравии их около 10 процентов.

Сунниты преобладают в Афганистане, Пакистане, Кувейте и Объединенных Арабских Эмиратах, во всех странах Северной Африки. В Индии, с населением в более чем один миллиард жителей, абсолютное большинство мусульман принадлежат к общине суннитов.

Сунниты из королевской семьи Бахрейна уже многие годы не могут уладить разногласия  своими островными шиитами. Когда-то численность обеих общин в Бахрейне была примерно равной, но затем семьи шиитов стали более многочисленными, и ныне шииты стали подавляющим большинством населения. (В скобках заметим, что подобную же стратегию «больших семей» с 7-8 детьми продвигают сейчас в Крыму крымские татары, и через 20-30 лет там они будут основными жителями).

И вот в начале февраля возбужденные тунисскими и египетскими событиями шииты провели первые акции «Дня гнева» в столице Бахрейна - Манаме. Успокоиться не могут до сих пор.

Многие эксперты сходятся на том, что начавшиеся массовые выступления в Бахрейне - не столько политические или экономические, сколько религиозные. Именно они стали побудительным мотивом для десятков тысяч человек выйти на митинги. Люди на улицах требуют не «хлеба» или «работы», они требуют изменения политической системы. Если говорить просто – требуют власти! Ведь любые всеобщие выборы приведут здесь к победе шиитов. Это, в свою очередь, означает неизбежную смычку шиитов Бахрейна с шиитами Ирана.

Сейчас на протестующих прямо или косвенно оказывают влияние власти Ирана, которым шиитская администрация в Бахрейне будет явно на руку. Иран исторически рассматривает Бахрейн как свою провинцию. И если к власти путем «самых демократических выборов»  придут шииты, эта перспектива слияния двух стран, вполне вероятно, обернется действительностью. А королевская династия аль-Халифа в лучшем случае отъедет по «Мосту короля Фахда» через залив к братьям-саудитам.

На фоне этих событий обращает внимание сдержанная реакция Вашингтона. Последние бунты в Тунисе, Египте, Йемене и т.д. показали, что США играют в игру – «мы за народ, против плохого правительства». Когда Мубарак применил насилие против толпы, громившей Каир, американцы его грубо одернули – «не сопротивляйся, мол, и уходи». Требуют сейчас ухода Каддафи. А вот к королю Бахрейна претензий за несколько трупов нет. Обама лишь вежливо обратился к правительству Бахрейна с просьбой «не допускать насилия».

Бахрейн не представлял бы никакого интереса для мировой политики – подумаешь, крохотное островное царство, - если бы на его территории не находилась главная база 5-го флота США, обеспечивающего американское военное присутствие в Персидском заливе и не только в нем одном. Это тот самый флот, который разбомбил Ирак. Это тот самый флот, который гарантирует американцам безопасность транспортировки нефти в районе Персидского залива. Это тот самый флот, который станет ударной силой в случае войны против Ирана.

О важнейшем стратегическом значении этой базы в Бахрейне говорит тот факт, что её командование контролирует 6,5 миллионов квадратных километров водных пространств в Персидском и Оманском заливах, в Красном море и в  части Индийского океана, включающих акватории 27 стран.

Бахрейн поддерживал присутствие вооруженных сил США в регионе давно – ещё с 1949-го года. Сама база 5-го флота укоренилась в Джуффэйре на восточном побережье острова с 1971 года в месте бывшей дислокации британских военных кораблей, которые занимали здесь боевые позиции еще во времена Второй мировой войны, охраняя морские пути в Индию. Сейчас в регионе постоянно находятся до 30 кораблей американских ВМС, и они часто заходят в Бахрейн, чтобы пополнить запасы и дать отдых экипажам.

В августе 1990 года правительство Бахрейна разрешило и американским военно-воздушным силам присутствовать на территории страны. С тех пор на авиабазе «Шейх Иса» находятся самолеты-заправщики ВВС США.

Ныне в Бахрейне на этих базах размешены около 4,2 тысяч военнослужащих США. Причем сейчас, двадцать лет спустя, американцы занялись их расширением. В ближайшие пять лет база ВМС должна быть расширена вдвое и займет дополнительно 28 гектаров территории. Американцы планируют потратить на это 580 миллионов долларов, сообщает выходящая в Манаме газета «Аль-Айям». Забота понятна – именно из Бахрейна получают поддержку вооруженные силы США в Ираке и Афганистане.

И вот под боком у американских GI и морпехов вдруг начинаются революционные события. «В Манаме неспокойно», - передают информационные агентства. Жемчужная площадь в центре столицы перешла под контроль десятков тысяч демонстрантов, полицейские попытались их вытеснить, но были обращены в бегство. Затем появились танки и армейские броневики. Столкновения между участниками демонстраций и полицией не прекращаются. Полиция применяет слезоточивый газ и резиновые пули. В городских больницах десятки человек раненых. Есть жертвы.

Всеобщий профсоюз трудящихся Бахрейна обещает, что в стране будут продолжаться массовые забастовки, пока король не согласится на серьезные уступки.

Что делать морпехам? Пресс-представитель Белого Дома Джэй Карни, отвечая на вопросы журналистов о событиях на Ближнем Востоке, и, в частности, в Бахрейне, сделал акцент на приверженности США «демократии и общечеловеческим ценностям». И заявил, что подходы к странам региона у Америки разные, поскольку «все страны разные», каждое из государств «отличается своими особенностями и обладает собственными традициями». То есть, ничего не сказал. И морпехи так и не поняли, что им делать.

Эта демагогия – для прессы. А в кулуарах звучит иное – Бахрейн является «самым важным стратегическим ресурсом» США в Персидском заливе, а также местом, где Соединенные Штаты «не смогут принять смену правительства», поясняет американский эксперт, пожелавший остаться неизвестным. Вот это теперь любому морпеху понятно.

«Беда в том, - пишет в журнале «Time» Марк Томпсон, - что Бахрейн – самый важный опорный пункт США в Персидском заливе. Именно на нем держится мониторинг поставок через узкий Ормузский пролив, где проходит каждый пятый галлон потребляемой в мире нефти. Кроме того, база в Бахрейне играет ключевую роль в деле слежения за расположенным на другой стороне залива Ираном. Если в Бахрейне рухнет монархия, под угрозой окажется база американского 5-го флота».

Действительно, при переходе Бахрейна под контроль шиитов Иран сразу же получает для себя точку опоры у западного побережья Персидского залива. И вытеснение 5-го флота из Бахрейна может стать вопросом времени. В руки Ирана переходит ключ от маршрутов транспортировки нефти в Китай, Европу и США. А это – геополитические перемены.

Поэтому сейчас американцы будут препятствовать приходу к власти в Бахрейне шиитов. «Для американских моряков в Бахрейне, - пишет «Time», - есть один приятный бонус: в отличие от большинства стран региона, в нем доступен алкоголь. Фактически, он настолько популярен, что флот запустил специальную программу «Такси для пьяных», которая позволяет перебравшим в городе морякам показать таксисту специальную карточку и бесплатно вернуться на базу».

Ну, разве можно расстаться с таким удобным местом службы?

Версия для печати