Как поссорились «тикас» и «никас»

00:00 11.02.2011 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Почему Коста-Рика и Никарагуа конфликтуют из-за речки?

Этот территориальный спор в Центральной Америке начался уже давно, но вновь разгорается от случая к случаю. А недавно две соседние братские страны, Коста-Рика и Никарагуа, чуть было не развязали между собой вооруженный конфликт. Причиной стала спорная пограничная река Сан-Хуан (rio San Juan), которая испокон веку протекает между этими двумя государствами в Центральной Америке, служа им природной границей. Вот только каждая сторона трактует ее по-своему.

В нынешней ситуации, по мнению властей Коста-Рики, «провинились» никарагуанцы, которые начали дренажные работы по очистке и углублению заиленного дна реки, чтобы сделать ее более пригодной для судоходства.

При этом, саму речку в Манагуа вот уже почти 150 лет считают своей, никарагуанской. Ответ на вопрос «кому принадлежит Сан-Хуан?» корнями уходит в историю. Во-первых, 192-километровая река берет начало в Никарагуа, объясняют власти в Манагуа, и вплоть до коста-риканских берегов ее русло находится под юрисдикцией и таможенным контролем никарагуанцев, хотя судоходство могут свободно осуществлять обе республики.

Свое название речка получила после открытия этих земель испанцами в 1525 году. В стародавние времена Сан-Хуан была общей рекой, особенно, когда страны Центральной Америки были объединены в федерацию, хотя и случались периоды конфликтов из-за реки.

До постройки Панамского канала этот водный путь использовался для перевозки грузов и людей между двумя океанами, поскольку здесь самый короткий и удобный путь для такой транспортировки. Существовали даже планы по сооружению Никарагуанского межокеанского канала. Кроме этого река до сих пор богата тропической флорой и фауной. Правительство Никарагуа постоянно проявляло заботу и об охране биоразнообразия русла Сан-Хуан.

В последние годы, после прихода к власти в Стране Сандино сандинистов, власти Коста-Рики вновь подняли вопрос о принадлежности реки Сан-Хуан. Тем более, что в Манагуа оживились планы по строительству второго межокеанского канала через территорию Никарагуа с использованием «конфликтную речку» в качестве части водного пути. Здесь вроде бы хозяйственный вопрос, требующий немалых инвестиций, сразу приобрел глобальный, стратегический, а значит и острый внешнеполитический подтекст.

А тут еще никарагуанцы начали дренажные работы. Вот некие тайные силы и инициировали конфликт. Для защиты своих строителей легендарный никарагуанский военачальник Эден Пастора (в 70-е и 80-е годы прошлого века он успел повоевать и против диктатора Сомосы, и против сандинистов, а ныне руководит дренажными работами) вместе с подразделением бойцов занял расположенный в устье Сан-Хуан крошечного островка Калеро (Calero), который Коста-Рика считает своим. Разгорелся новый скандал, страсти накалились до предела.

Казалось бы, вся Никарагуа запестрела плакатами,  лозунгами, наклейками на автомобилях, газетными заголовками с одним содержанием – «Река Сан-Хуан – наша!».

В Коста-Рике же наоборот – вся агитпродукция утверждала противоположное, обвиняя «никас» в захвате части своей территории. А министр безопасности Коста-Рики Хосе Мария Тихерино выступил за создание целой оборонительной системы в зоне конфликта. И это при том, что его страна с 1948 года не имеет своей армии.

Власти Сан-Хосе подали жалобу на «агрессивного соседа»  в Международный Гаагский суд. Когда же президента Коста-Рики Лауру Чинчилью спросили, обратится ли она за помощью в Совет Безопасности ООН, если суд в Гааге вынесет решение, которое ее не устроит, ее ответ был однозначен: «Вне всякого сомнения!». Чего же конкретно хотят в Сан-Хосе? «Тикас» (так называют в центральноамериканском регионе костариканцев) стремятся обязать Манагуа прекратить углублять реку, которая исторически по праву принадлежит… «никас», то есть никарагуанцам. И этот факт уже не раз был признан и Организацией Американских Государств, и другими международными юридическими инстанциями.

Дельта реки Сан-Хуан, поясняют независимые международные эксперты, с экономической точки зрения весьма важна для Никарагуа. В частности, для развитии в регионе эко-туризма, а также чтобы иметь через реку свой судоходный выход в Карибское море, поскольку имеет в этом районе только речку Колорадо, приток Сан-Хуана, который уходит на территорию Коста-Рики и судоходна вплоть до выхода в море.

По мнению ряда специалистов в Латинской Америке и Европе, жалоба Коста-Рики в международный суд игнорирует и не уважает ни международные права Никарагуа, ни ее суверенитет. Она отражает лишь интересы коста-риканских властей, но не реальное положение дел. И эмоциональное упорство Сан-Хосе, вопреки здравому смыслу, с целью во что бы то ни стало помешать соседям улучшить хозяйственное использование реки Сан-Хуан навредит обоим этим центральноамериканским государствам. Как считает большинство обозревателей в Латинской Америке, вместо конфронтации им  следовало бы пойти на компромисс и договориться о взаимной эксплуатации и охраны реки, получая от этого хорошие дивиденды для своих народов.

Многие обозреватели отмечают, что Международный суд в Гааге в июле 2009 года уже признал, что река Сан-Хуан протекает по территории Никарагуа, но оставил за Коста-Рикой право судоходства на большей, 140-километровой части реки. Что же касается островка Калеро, то с ним намного сложнее. Из-за исторической путаницы с географическими картами этот вопрос до сих пор остается спорным.

Кстати, я решил проверить факт принадлежности реки Сан-Хуан Никарагуа по имеющейся у меня коста-риканской карте. Отыскав ее в своих домашних «закромах», проследил этот водный путь с лупой в руке от озера Никарагуа, откуда река вытекает, до Карибского моря, куда она впадает. И поразился: граница Коста-Рики даже по этой карте проходит не по фарватеру, а по берегу соседки Никарагуа. Да и островок Калеро обозначен точкой посреди реки почти у самого ее устья. Может, и эта карта неправильная? Тогда какой верить? 

Позиция России по конфликтной ситуации из-за реки между двумя дружественными ей государствами вполне ясная и честная. Москва озабочена конфликтом и выступает за преодоление разногласий и мирное урегулирование территориального спора с помощью диалога. Именно такой путь предложили обеим сторонам Гватемала и Мексика, выступившие посредниками в этом споре. Встречи делегаций «тикас» и «никас» состоялись в мексиканском городе Керетаро. И они уже принесли первые, пока еще очень робкие компромиссные результаты. Трудный диалог будет продолжен.  

Версия для печати