Кавказ и Центральная Азия: неминуем ли взрыв по ближневосточному «образцу»?

00:00 31.01.2011 Андрей Арешев, эксперт Фонда стратегической культуры, к.и.н.


В конце января 2011 года катарский информационный канал «Аль-Джазира» предал гласности конфиденциальные документы, касающиеся хода мирных переговоров по ближневосточной проблеме, проходивших в последнее десятилетие между палестинцами и израильтянами под плотной опекой Вашингтона. Наиболее интересным для арабской, да и для мировой общественности, стал период 2007-2009 годов, когда, согласно опубликованным материалам, палестинская сторона согласилась пойти на серьезные уступки Израилю в вопросах, не подлежавших ранее с ее стороны никакому обсуждению. Речь шла о фактическом отказе от требования полного возвращения беженцев и их потомков, а также, что более существенно, о согласии передать Израилю контроль над всеми (за одним исключением) районами Восточного Иерусалима. Даже по наиболее болезненным вопросам статуса святых для иудеев и для мусульман мест была выражена готовность к поиску «творческих путей»  решения проблемы. В ходе палестино-израильских переговоров удалось даже достигнуть согласия (хотя бы частичного) в вопросах межгосударственного размежевания, еврейских поселений, безопасности. 

Однако, как явствует из документов, надежды на скорое урегулирование похоронили принципиальные разногласия относительно четырех крупных еврейских анклавов, лишающих Палестинское государство непрерывности территории и позволяющих Израилю контролировать доступ к значительной части дефицитных в регионе водных ресурсов. Немалую роль в провале переговоров сыграл и дефицит легитимности действующего палестинского руководства во главе с Махмудом Аббасом (срок президентских полномочий Аббаса истёк еще в 2009 году, а рост популярности движения ХАМАС в Секторе Газа и на Западном берегу Иордана удается пока что сдерживать едва ли не исключительно силой). После серии громких скандалов проблема легитимности государственного руководства стоит, хоть и не в столь острой форме, и перед правящей элитой Израиля.

Опыт бесконечного «урегулирования» палестино-израильского конфликта мог бы стать предметом пристального изучения в странах СНГ. Разнообразные переговорные форматы, официальной целью которых является преодоление застарелых межэтнических конфликтов, превращаются в канал влияния на внутреннюю и внешнюю политику постсоветских государств по ближневосточному «образцу». 

При этом надо иметь в виду, что за 20 лет расклад сил на Южном Кавказе принципиально изменился: уже не только Москва, но и другие центры силы имеют значительные возможности и в Баку, и в Ереване, не говоря о Тбилиси. Как и на Ближнем Востоке, политические режимы на Южном Кавказе перманентно нестабильны. Итоги даже грузинских реформ, громко рекламируемых их идеологами, весьма противоречивы. Армения, одновременно со скрытым усилением американского влияния, сталкивается со все большим количеством социально-экономических проблем, грозящим со временем перейти в качество. Что же касается Азербайджана, то при всей видимости внутренней стабильности в стране, публичные дебаты по чувствительному вопросу о ношении хиджаба и аресты лидеров Исламской партии наводят на тревожные размышления.

Возникают опасения, что государства Кавказа, Центральной Азии, да и Украина, со временем могут повторить судьбу тех стран Ближнего Востока, которые оказались синхронно охвачены бурными революционными событиями. Отделить внутренние причины волнений в Тунисе, Египте, Йемене, Иордании от действия внешних факторов практически невозможноЗа кажущейся неожиданностью происходящего просматривается  контуры длительной подготовки. 

 В 2003 году с подачи Вашингтона стала развертываться инфраструктура так называемой «инициативы ближневосточного партнерства» - офисы американских представителей в ОАЭ и Тунисе, усиление штата американских посольств и т.д. Главной задачей этих структур стало налаживание гуманитарных контактов, организация различных конкурсов и выставок, поездок журналистов и арабских общественных деятелей в США в целях «изучения демократии» по месту ее пребывания. 

В 2004 году в Марокко состоялся «Форум будущего» с участием тогдашнего Госсекретаря США Колина Пауэлла. Идея форума состояла в приоритетном внимании со стороны США к развитию форм гражданской демократии в странах Ближнего и Среднего Востока, включая создание ориентированных на молодежь НПО, поощрение развития малого и среднего бизнеса, а также внимание к многочисленным выходцам из соответствующих государств, осевшим в США и Европе.  А ведь социальное неравенство,  бедность и иные общественные беды Востока, искоренять которые предлагалось «продвижением демократии», в значительной степени  усугублялись неоколониальной политикой Запада. Например, продовольственная помощь, в краткосрочном плане смягчая социальную напряженность, в долгосрочном снижала стимулы для роста сельхозпроизводства, отрицательно сказываясь на положении сельского населения и т.д. 

Однако самые пагубные социальные последствия имели программы помощи МВФ и МБРР, направленные на структурную перестройку экономик. С конца 70-х — 80-х годов эти программы стали предлагаться развивающимся странам, испытывавшим экономические трудности. Условием получения займов было осуществление резких перемен в экономике - уменьшение роли госсектора, снижение дефицита госбюджета за счет экономии на социальных расходах, отказ от регулирования цен, повышение роли частного бизнеса, корректировка завышенных валютных курсов и др. Страны, первыми ощутившие на себе болезненность выполнения условий такого рода (Египет, Тунис, Марокко), реагировали на них народными волнениями и мятежами ещё в 1977—1984 гг.

Изучив последствия осуществления этих программ к 1990 году, эксперты ООН пришли к выводу, что таким образом «многие усилия развивающихся стран по повышению качества жизни были сведены на «нет». Отказ от субсидирования цен на продукты питания в половине развивающихся стран, получавших займы на цели структурной перестройки экономики, привел к снижению обеспеченности по отношению к стандартным потребностям в расчете на душу населения. В развивающихся странах в результате этих структурных реформ появилась новая социальная категория — «новые бедные» — госслужащие и рабочие предприятий госсектора, потерявшие работу после ликвидации убыточных или малодоходных (но нередко нужных стране) предприятий, сокращений в государственной администрации, ликвидации дотаций и субсидий научным, культурным, спортивным и прочим социальным учреждениям и организациям. Не эти ли люди и их прямые потомки, оказавшиеся без средств к существованию и без малейших перспектив в своих странах, составили «ударную силу» бунтов с пусть пока неявной, но оттого не менее серьезной религиозной мотивацией? Другая грань этих «реформ» - невиданное социальное расслоение (включая  тотальную зависимость правящих классов от Запада), чудовищная коррупция, обвальный рост безработицы и прочие признаки общественной ситуации, свойственной странам «развитого либерализма…».

Из опыта антишахской революции в Иране более чем 30-летней давности известно, что западные спецслужбы, пытавшиеся манипулировать аятоллой Хомейни, оказались полностью посрамлены. Хомейни повел свою игру и сразу после прихода к власти резко развернулся против США. Как мусульманин он использовал "неверных" в своих целях. Сейчас иранские СМИ приветствуют канун новой исламской революции в стране «последнего фараона» - давнего союзника США и противника Ирана Хосни Мубарака. Впрочем, пойдут ли египетские «Братья-мусульмане» с их тесными связями в Лондоне по пути своих шиитских предшественников, пока не ясно…

Еще несколько лет назад бывший кронпринц Иордании Аль Хасан бен Талал заметил, что «Ближний Восток погружается в пучину беспощадного насилия и конфликтов, которым нет разумного объяснения... Создается впечатление, что он стал никчемным регионом, не способным выбраться из трясины кризиса и застоя». 

 Западоцентричная «перестройка» в государствах Ближнего Востока в духе «догоняющего развития» обернулась провалом. Попытки воспроизвести эту «ближневосточную модель» в странах Кавказа и Центральной Азии приведёт к новым конфликтам, углублению социального расслоения и, в конечном итоге, общественному взрыву. От ответа на вопрос, способна ли интеллектуальная элита предложить альтернативу развития этих стран, отвечающую социокультурным и хозяйственным традициям их народов, зависит сегодня как никогда многое.

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Версия для печати