Важность России для Италии

00:00 19.01.2011 Даниэле Скалея (Италия), редактор геополитического журнала «Евразия», автор книги «La sfida totale. Equilibri e strategie nel grande gioco delle potenze mondiali» (Fuoco, Roma 2010)


Итальянская дипломатическая практика всегда основывалась на тонкой игре, искусном лавировании между союзниками и друзьями. Это и понятно, потому что Италия последней вошла в клуб великих держав и только с 1943 года стала государством средней силы. Рим всегда стремился заключить мир с сильным союзником и проводить при его покровительстве собственную линию. И в то же время принципом итальянской внешней политики было не делать слишком большой упор на старшего партнера, а пытаться найти вторую опору - не союзника, а друга, подкрепляя в такой комбинации автономную линию международного поведения.

После 1871 года, с падением Второй Империи и Третьей Республики во Франции, Рим вынужденно отказывается от союза с Парижем и, после некоторых колебаний, повернулся лицом к Германии. Этот период характеризовался динамичностью и порой трудно совместимыми инициативами, когда Италия делила своё внимание между австро-немецкими союзниками и франко-британскими «друзьями». Именно в это время Италия впервые заключает соглашение с Россией.

С началом в 1914 году Великой войны Рим должен был принять одну из сторон двух коалиций - и он выбрал ту сторону, откуда для него могла исходить наибольшая опасность. Италия оказалась в связке с тремя сильными союзниками - Францией, Англией и США – и одним «другом», который был в состоянии помочь ей. Французы и англичане - даже при отсутствии непосредственных угроз - были скупы на хорошие отношения с Италией. Они показывали, что не заинтересованы подать ей руку на Балканах, в Средиземноморье и в Африке. Что касается США, то Вудро Вильсон испытывал сильнейшую неприязнь к итальянской дипломатии. В результате Италия оказалась зажата в тиски между более сильными партнёрами. Может быть, это и объясняет официальное признание Италией (первым среди европейских государств) Советского Союза. Муссолини заявил о признании СССР 7 февраля 1924 года. На некоторое время Советский Союз стал для Италии тем другом, который мог выступить противовесом её союзникам. Впрочем, это длилось недолго – очень быстро новой точкой отсчета во внешней политике Италии стала Германия.

Во время Второй мировой войны Муссолини в третий раз - после Наполеона и Кавура – послал итальянских солдат выступить против России. Как и в предыдущие два раза, итальянцы не преследовали своих геополитических интересов, но предоставили силы союзнику, решившему развязать войну. Доподлинно известно, что Гитлер даже не консультироваться с Муссолини до начала операции «Барбаросса», а сам дуче, узнав о вторжении 22 июня из утренних газет, с горечью воскликнул: «…всё, это конец, война проиграна! » Эти слова в конечном итоге стали пророчеством.

Проблема состояла в том, что Москва к моменту окончания Второй мировой войны еще не оценила Италию как существенный геополитический элемент своих действий на международной арене. Это недооценка сохранялась несколько десятилетий. В то же время идея установления дружественных отношений с Россией/СССР как противовес навязчивому и могущественному североамериканскому союзнику Италии и достижения тем самым Римом большей внешнеполитической самостоятельности (особенно в Средиземноморье) всегда была прочно укоренена в сознании итальянского правящего класса.

Окончание биполярной конфронтации привело к кризису во внешней политике Италии: без врага в Европе у США нет больше надобности увеличивать вклад в Североатлантический альянс. Единственным решением для Италии в этих условиях стало возвращение к модели прошлого – равновесию во внешней политике в отношениях с могущественным союзником и сильным «другом».

Укрепление международных позиций Российской Федерации после 2000 года указало путь итальянской дипломатии и помогло лучше осознать геополитическую роль Италии. Тёплые отношения нынешнего итальянского правительства с Москвой вселяют надежду на взаимность.

Нельзя не отметить, что наиболее успешным визитом крупного итальянского политического деятеля в Советскую Россию, помимо визитов Джованни Гронки и Аминторе Фанфани, был визит Энрико Маттеи. В ноябре 1957 года исполнительный директор ENI подписал первые соглашения с Москвой об экспорте в Италию советской нефти в обмен на оборудование для нефтедобычи и транспортировки углеводородного сырья.

Италия имеет большое валовое энергетическое потребление - 186,1 миллионов тонн нефтяного эквивалента (н.э.), уступая в этом отношении в Европейском союзе только Германии (349), Франции (2731) и Великобритании (2295). По импорту энергоресурсов (164,6 млн. т н.э.) Италия обгоняет две последние страны и приближается к Германии (215,5 млн. т н.э.). Рейтинг энергетической зависимости или соотношение импорта и валового потребления у Италии - 86,8%. По этому показателю она обгоняет все другие крупные европейские страны - Испанию (81,4%), Германию (61,3%), Францию (51,4%), Великобританию (21,3).

Россия как поставщик энергоресурсов становится основной фигурой в итальянской геополитике. Риму необходимы тесные, дружественные торгово-экономические отношения с Москвой, обеспечивающие бесперебойные поставки российского углеводородного топлива в Италию. Без сомнения, Россия выдвигается на роль одного из столпов итальянской внешней политики XXI века.

Публикуется в сокращении. Перевод с итальянского - Элеонора Амбрози

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

Версия для печати