Миллионы зрителей по всей стране собрало у телеэкранов большое интервью Дмитрия Медведева

00:00 24.12.2010


В прямой эфир сразу трёх крупнейших каналов вышла специальная программа "Итоги года с Президентом России". Более 1,5 часов глава государства отвечал на десятки вопросов.

Ровно в полдень по московскому времени Дмитрий Медведев зашел в студию телецентра в Останкине. Традиция подводить итоги года отвечая на вопросы руководителей трех Федеральных телеканалов: Первого, России и НТВ, была заложена в 2008-м. Отвечая на вопрос, чем особо запомнился ему уходящий год, Дмитрий Медведев назвал 5 образов 2010 года.

Во-первых, это выход России из кризиса, о чем свидетельствует и рост ВВП. Во-вторых, новый взгляд на проблему детства и демографического развития России – главная тема президентского Послания. "Без правильной политики по отношению к детям у нас нет будущего", - сказал Медведев. В-третьих, по словам Медведева, год, конечно же, запомнился разрушительными лесными пожарами, во время которых погибли люди, а также засуха в нашей стране. Что касается глобальной политики, то без сомнения, 2010 войдет в историю, как год подписания с США Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений - краеугольного камня в обеспечении безопасности мира на ближайшие десятилетия. И, наконец, в этом году мы отмечали 65-летие победы в Великой Отечественной войне. Нашу особую дату, как сказал Президент.

Одно из последних событий, без сомнения, также останется в памяти - националистические выступления на Манежной площади.

Константин Эрнст: "Дмитрий Анатольевич, а вот звучали такие высказывания о том, что милиция на Манежной площади вела себя недостаточно жестко в подавлении тех, так сказать, таких радикальных выступлений. И докладывают ли вам о результатах расследования случая, который послужил поводом для этого?"

Дмитрий Медведев: "Ну, вы знаете, милиция, на мой взгляд, она вела себя по-разному. Может быть, при первых попытках совершить вот эти незаконные действия, при возникновении погромов, насилия, милиции нужно было действовать более решительно. Это очевидно. В последствии милиция так себя именно и вела. Это означает, что милиция не должна забывать тех навыков, которые должна иметь любая правоохранительная структура. Как бы она не называлась. Милиция должна корректно себя вести с теми, кто не нарушает закон. Должна предельно корректно вести себя, должна помогать. Но тот, кто занимается насилием, тот, кто бьет других, тот, кто громит город, к ним не может быть никаких сантиментов. Они должны получить по полной программе. Нужно сделать так, чтобы все действовали в рамка правопорядка, а не как иначе. В противном случае мы можем очень сильно напрячь страну. Или одну часть страны, или другую часть. Вот это очень важно помнить".

Константин Эрнст: "Но многие утверждают, что собственно все произошло из-за того, что даже не столько из самого убийства, конечно, это страшная вещь, а из-за того, что подозреваемые были немедленно отпущены. И поэтому было нарушено такое важное в России понятие, как справедливость".

Дмитрий Медведев: "Мне здесь нечего возразить. Сейчас по моему прямому указанию Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении того, почему было принято соответствующее решение и были отпущены лица, в отношении которых имелись вполне достаточные доказательства того, что именно они совершили убийство. Если такие факты будут установлены, эти следователи должны понести наказание".

В этой связи следующий вопрос Президенту о реформировании органов внутренних дел в стране и переименовании милиции в полицию?

Олег Добродеев: "Не завершится ли все это, опасения, во всяком случае, такие есть, сменой названия. Мы изменим название милиция на полиция. Да и слово полиция, что греха таить, многим режет ухо. Как вы?"

Дмитрий Медведев: "К нашей милиции, к Министерству внутренних дел в целом накопилось огромное количество вопросов. И не потому, что там работают плохие люди, там есть разные люди. Большинство из них все-таки люди, которые каждый день рискуют своим здоровьем, защищая нас с вами каждый день, подчеркиваю. Есть там, конечно, и проходимцы, как везде. Но дело-то в том, что наша милиция, ее облик, ее приемы, законодательство о милиции это все еще оттуда, из советского периода".

По словам Президента, милиция должна избавиться, как он выразился, "от некоторых родимых пятен" того периода. Именно поэтому, по словам Медведева, с изменением законодательства должно измениться и финансирование органов внутренних дел.

Владимир Кулистиков: "Знаете, референдумы, общественные отношения, обсуждения - всегда ли вот они хороши? Вот, допустим, речь идет о какой-то стройке. И вот вы понимаете, начинаем с вами эту стройку обсуждать с привлечением общественности. И вы знаете, в России на квадратный метр, я думаю, первое место в мире она занимает по числу святых мест. Лес шумит, понимаете, пакеты там валяются, значит, на ветках презервативы использованные висят. Любимое место отдыха. Святыня, понимаете?"

Дмитрий Медведев: "Вы знаете, конечно, общественные вопросы они не должны быть деструктивными. И они должны проходить в установленных законом рамках. Это правда. Но с другой стороны, знаете, наши чиновники, они плевать хотели на эту общественность. Они ничего не слышат и слышать не хотят. Вот вы приводите пример со стройками. Значит, я понимаю, что вы, наверное, говорите о Химкинском лесе. Говорите о чем-то, так сказать, там сходном. Это как раз примеры того, когда все, начиная от правительства и заканчивая местными властями, могли бы проявить некоторое большее внимание к общественным тенденциям и договориться о том, что будет происходить изначально. Там действительно нет ничего фатального. И сейчас то решение, которое принято, оно, на мой взгляд, вполне сбалансированное. Но для этого пришлось применять власть. Мне пришлось приостанавливать стройку. А это очень экстравагантное решение. Не плохо бы, чтобы все наши чиновники научились правильным образом договариваться".

Олег Добродеев: "В разных местах, в общем, мы знаем по этому году, немало таких населенных пунктов, точек, где наши граждане практически зажаты с одной стороны между криминалитетом и чиновниками с другой стороны. Где образуются такие устойчивые объединения, которые душат, давят практически наших сограждан, потому что после Кущевки была еще история в Гусь-Хрустальном, арест мэра Энгельса. Как с этим бороться, Дмитрий Анатольевич?"

Дмитрий Медведев: "Знаете, когда я начал разбираться с ситуацией вокруг Кущевского района, то меня поразило то, что была какая-то ватная ситуация. Мы ничего не слышали, мы не знаем, или наоборот, мы говорим, а правоохранители на это не реагировали. Правоохранители то возбуждали уголовные дела, то их прекращали. В зависимости от того, кто видимо, зайдет в какой кабинет. Газеты об этом писали и ничего не происходило. Так вот именно поэтому сами губернаторы, кстати, обратились ко мне с просьбой. Говорят, издайте такой указ, чтобы не мы, не правоохранительные структуры не могли отъехать, сказать, у нас знаете, ушки закрыты, мы ничего не слышали. Вот теперь пусть каждый месяц собираются и слушают друг друга под протокол. Есть какая-то ситуация типа Кущевской, есть подозрение, что там банда работает, отразите это все, а там уж мы разберемся. И если кто-то не предпринял соответствующей реакции, если она не последовала, тогда будем прямо увольнять тех, кто это сделал. А тех, кто просто закрыл на это глаза, допустим, по корыстным соображениям, их конечно, нужно сажать в тюрьму".

Владимир Кулистиков: "Я, если позволите, вас о ЖКХ не буду спрашивать, я вас спрошу об МБХ. О деле Ходорковского. Скажите, пожалуйста, вот не слишком ли жестко жернова нашей судебной системы перемалывают судьбы этих людей, что вы думаете об этом, как юрист и как человек?"

Дмитрий Медведев: "Давайте я сначала скажу, что я думаю об этом как Президент. Так вот как Президент, об этом я думаю следующее. Что ни Президент, ни любое иное должностное лицо, состоящее на государственной службе, не имеет права высказывать свою позицию по этому делу, или по какому-то другому делу до момента вынесения приговора. Что же касается моей позиции как юриста, если есть доказательства того, что и другие лица совершали сходные преступления, то тогда, где эта база? Где эти возбужденные дела? Так вот если эта база есть, мне бы хотелось, чтобы ее достали, принесли и сказали, что такие-то крупные бизнесмены, представители нашего бизнеса совершали вот такие-то преступления. Давайте дадим этому ход, очевидно, что во всех странах, во всех обществах не все преступники сидят в тюрьме и не все подвергаются ответственности. Это вопрос доказательств. Несите, будем работать".

Один из вопросов Дмитрию Медведеву касался многочисленных отставок руководителей регионов, которые, что называется "сидели на местах" не один десяток лет. Среди них фамилии Президента Башкирии, Татарстана, Калмыкии. В чем причины, например, устранения от должности мэра Москвы.

Дмитрий Медведев: "В этом городе колоссальное количество проблем. Коррупция - невиданные масштабы даже для более чем десятимиллионного мегаполиса. Невиданные масштабы. Пробки на дорогах. Транспортный коллапс по сути периодически создается. Нет конкуренции. Все подряды и тендеры кто выигрывает? Кто выигрывал до последнего времени? Самые талантливые предприниматели, как говаривал бывший мэр Москвы. Но мы знаем, как такие решения принимали. Всему этому нужно было положить конец. И я надеюсь, что новый мэр будет работать по-другому. Он человек дела, работоспособный человек, без звездной болезни, не стремящийся к личному пиару и политической конкуренции. Делом надо заниматься. Пусть вкалывает. Вот таковы были причины".

В середине беседы Президент попросил руководителей трех федеральных телеканалов уже самим ответить на его вопрос.

Дмитрий Медведев: "Не так давно прозвучал целый ряд упреков в адрес электронных СМИ и прежде всего каналов в том, что они фильтруют информацию, в том, что они не дают правды, в том, что у них есть специальные такие решения о том, чего показывать, чего не показывать. А из-за этого, несмотря на то, что у нас прекрасное телевидение, и смотреть его действительно интересно, новостная лента она убогая. Не показывают того, что должны показывать, стало быть, нет свободы слова. Вот есть что сказать на эту тему?"

Владимир Кулистиков: "На этот вопрос может ответить каждый, кто работает в СМИ индивидуально. Вот я, как работник СМИ, могу вам сказать, что я всегда был свободен, когда работал в СМИ. И на телевидении, и когда я работал на радио "Свободы" я тоже был свободен, хотя знаете, у американцев на забалуешь, там строго".

Константин Эрнст: "Я считаю, что свобода на телевидении ограничена. Она ограничена законом. Она ограничена представлениями о морали и нравственности, ограничена сотрудничеством с властью, ограничена сотрудничеством с общественными структурами. Она ограничена вот с субъективностью вот людей не только нас, руководителей каналов, а огромного количества людей, которые делают телевидение. Но и я понимаю характер претензий, но, тем не менее телевидение, которое не ограничено диктатурой, не ограничено цензурой и в этом плане, я думаю, что современное российское телевидение ничем не отличается по степени ограничения свободы от телевидения крупнейших демократических стран".

Олег Добродеев: "Я думаю, что уровень свободы всегда соответствует времени, тому историческому периоду, который переживает страна. Я считаю, что сейчас один из самых высоких уровней свободы за всю историю нашего телевидения. И мне, в общем, есть с чем сравнивать. Я работал на советском телевидении, я работал на НТВ, которое сейчас возглавляет Владимир Михайлович, в 90-е годы. Сейчас возглавляют государственный крупнейших холдинг. Знаете, просто в качестве такого примера: я очень хорошо помню 90-е годы, когда, Геннадий Андреевич Зюганов не даст соврать, он годами не мог появиться на телевидении".

Дмитрий Медведев: "Сами каналы должны давать приоритеты, что важнее, что менее важно. Потому что иногда я слышу упреки, почему они не показывают вот это сразу же. Это вопрос редакционной политики, что вам кажется более правильным. Но повестка дня, перечень новостных событий, если он в течение, допустим, суток формируется, он, конечно, не должен иметь драматического разрыва с Интернетом, с другими средствами массовой информации. Но, на мой взгляд, именно так это сегодня и выглядит".

В конце разговора Дмитрия Медведева спросили о том, как он планирует встретить Новый год. Президент ответил, что надеется провести праздник в кругу семьи. Он посетовал, что из-за напряжённого графика не может много времени уделять сыну. Кстати, именно ему глава государства отдал новый iFon, который был подарен российскому лидеру Стивом Джобсом. Заканчивая беседу, Дмитрий Медведев поздравил всех россиян с наступающим праздником, отметив, что обязательно повторит свои слова в новогоднюю ночь.

 

Первый канал

Версия для печати