Большая двадцатка в лабиринтах глобальной экономики

00:00 12.11.2010 Елена Пономарёва, профессор МГИМО, доктор политических наук


Сеульский саммит G20  (офиц. Group of Twenty Finance Ministers and Central Bank Governors) войдет в историю как неудавшаяся попытка отыскать выход в запутанных лабиринтах глобальной экономики.

В настоящий момент можно выделить две очевидные (на самом деле их гораздо больше) линии раскола внутри этого треста, который пока еще не лопнул.

Первую линию условно назовем «профицитные страны против дефицитных». Очевидно, что страны с огромными дефицитами торговых и текущих счетов заинтересованы в решении проблемы мировых дисбалансов. Им противостоят «профицитные страны», далеко не уверенные в необходимости подобных действий. В центре спора – США и Китай. Напомню, что для устранения внешнеторговых дисбалансов США (их поддержали Великобритания, Австралия, Канада, Южная Корея, Франция) предлагают ввести ограничения: разница между импортом и экспортом не должна превышать 4 % ВВП.

Для этого страны с традиционно высоким профицитом должны провести структурные реформы, чтобы стимулировать внутреннее потребление, а странам с высоким дефицитом счета текущих операций необходимо вводить меры по стимулированию экспорта. Яркими представителями противоборствующих позиций являются Китай, профицит баланса которого составляет 4,7 % ВВП, и США, где дефицит достигает 3,3 % ВВП.

Предложения США к саммиту вызвали протест не только Китая, но и Японии, Саудовской Аравии, Австралии, Германии. Показательно, что Берлин занял еще более жесткую позицию, чем Пекин, отвергая возможность установления каких бы то ни было целевых уровней для дефицитов текущего счета. Не поддержала предложение американцев о введении лимита на дефицит или профицит счета текущих операций и Россия.

Накал противостояния по второй линии – «манипуляторы против манипулируемых» – существенно усилился после обнародования 2 ноября решений Комитета по открытым рынкам ФРС США. Дело в том, что Комитет принял решение увеличить на 20 % или на 600 млрд. долл. программу выкупа Федрезервом облигаций казначейства США, одновременно снизив ежемесячные объемы приобретаемых бумаг с предполагаемых 100 млрд. в месяц до 75 млрд. долларов. Причем эксперты полагают, что фактически объемы покупки эмиссионными банками США облигаций будут больше. Кроме того банки Федеральной резервной системы будут приобретать бумаги казначейства в обмен на ипотечные облигации, гарантированные казначейством, что составляет еще около 25 млрд. долл. в месяц.

В связи с этим мое внимание привлекло очередное заклинание Б. Обамы, который, комментируя меры ФРС, заявил: США «является краеугольным камнем мировой экономики», поэтому «задача ФРС, моя задача состоит в том, чтобы наша экономика росла, и все эти меры хороши не только для США, но и для мира в целом». Сразу вспомнилось одно из известных выражений Ф. Рузвельта периода Великой депрессии: «Одна из главных моих задач – уберечь банкиров и бизнесменов от самоубийства». Чем закончилось спасение американских банкиров и бизнесменов во времена Рузвельта, всем известно – Мировой войной. Чем закончится накачивание мировой экономики обесцененной американской валютой, догадаться, думаю, несложно.

Изначально суть противоречий по этой оси, которые журналисты окрестили иначе – «валютные войны» – заключалась во взаимных обвинениях США и Китая в вопросах финансовой политики. Пекин уличают в преднамеренной девальвации юаня, а Китай в свою очередь настаивает на том, что главным манипулятором на мировом рынке являются Соединённые Штаты, которые печатают доллары и наводняют ими рынок. Накануне саммита немецкие официальные лица также обвинили США в присоединении к странам, ведущим валютные войны в попытке снизить курс национальных валют, удешевить свою продукцию и тем самым увеличить экспорт.

Позиция Германии вообще заставляет на многое посмотреть под особым углом зрения. Берлин не только не разделяет позицию Вашингтона по повышению курса юаня к доллару, но и готов по-прежнему призывать ЕС признать Китай страной с «полным статусом рыночной экономики». Фактически все последние заявления немецких официальных лиц расходятся с позицией стратегического союзника Германии – Соединенных Штатов. Причина таких расхождений понятна: не США, а Евросоюз является крупнейшим торговым партнером Пекина.

Позиция России по «валютным войнам» достаточно мягкая. Москва, судя по всему, не хочет портить отношения ни американцами, ни с китайцами. В то же время Россия настаивает на дискуссии о новых механизмах работы мировых финансовых рынков, которые бы пришли на смену Бреттон-Вудским соглашениям. Россия поддерживает мнение МВФ и Всемирного банка о необходимости обсуждения новых поправок к принципам Бреттон-Вудса. В частности, РФ поддерживает предложение о плавающих курсах нескольких мировых резервных валют друг к другу с включением в их число китайского юаня.

Кроме того, накануне саммита представитель Президента РФ А. Дворкович впервые официально высказал готовность России к обсуждению возврата мировой финансовой системы к частичному золотому стандарту в качестве «стабилизирующего актива» для базовых валют. Дело в том, что ЦБ и правительство России входят в пятерку крупнейших владельцев резервов в золоте в мире и в последние месяцы активно наращивают их объемы. Важно, что инициативы Москвы по вопросу о формировании новой валютной системы разделяются Германией и Францией.

Участники Сеульского саммита заранее предупредили, что в успех не верят. Как сообщало агентство Reuters, «по ключевым вопросам, включая обменные курсы валют, лидерам так и не удалось прийти к единому мнению». То есть ФРС будет ещё больше эксплуатировать свою печатную машинку и печатать доллары, Китай - держать курс юаня, Европа - крепить евро…

Впрочем, отмечу в заключение, несмотря на все противоречия в Группе двадцати, иной подходящей общей площадки для обсуждения проблем мировой экономики пока нет.  

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Версия для печати