День 22 июня в истории нашей страны

00:00 22.06.2010


День 22 июня 1941 года в истории нашей страны занимает особое место, несравнимое ни с какими прочими памятными датами российского исторического календаря. Этот день связан не только с победой в самой тяжелой и разрушительной войне ХХ столетия, но и с защитой цивилизационного выбора, сделанного предыдущими поколениями россиян.

При всех вывертах и зверствах нацистской практики, геноциде славян, евреев и цыган, сущностью нацизма в частности и фашистских практик вообще является уверенность в том, что человечество не едино в своем многообразии, а подразделяется на сорта, высшие и низшие «расы». Обоснование этой уверенности сводится к тому, что человеческие ценности (идеалы, культурные установки) записаны в биологических структурах человека (генах) и передаются по наследству. Кстати, расизм биологически делит людей не только по национальному, но и по социальному признаку. Фашизм, национал-социализм в этом смысле означал соединение лишь «избранного народа» (арийцев - у немцев, потомков римлян - у итальянцев) – против множества низших рас, которым предназначалось рабство в самом прямом смысле этого слова.

В разных типах общества по-разному видится роль государства. Нацистское государство было принципиально антитрадиционным и возникло как продукт деятельности общества на новой больной стадии развития. Если использовать подход Ф.Ницше к характеристике учения о сверхчеловеке, находящемся «по ту сторону добра и зла», оно провозгласило себя всемогущим, не связанным никакими формальными или нравственными табу.

Нацизм категорически отвергал всякое самоуправление, государство было корпоративным и предельно иерархическим. Население было разделено на профессиональные цеха-корпорации. В России, наоборот, даже после опыта революции и гражданской войны значительная часть функций выполнялась в рамках самоуправления, а представительство граждан во всех органах власти не было корпоративным – напротив, принципиальной политикой было создание условий для соединения людей разных групп, культур, национальностей.

В свою очередь, болезненным пунктом нацизма была идея элиты (этот пункт как особое свойство отмечает большинство историков и психологов). Недаром Ф.Ницше сказал западному обывателю: «Бог умер! Вы - Его убийцы, но дело в том, что вы даже не отдаете себе в этом отчета». Ницше еще верил, что после «убийства Бога» Европа найдет выход, породив из своих недр сверхчеловека, чуждого обывательской серости. На словах таковыми и считали себя нацисты. Но выдающийся немецкий философ Мартин Хайдеггер, узнав их изнутри, пришел к гораздо более тяжелому выводу. Его выводы сводятся к тому, что вместо сверхчеловека возник средний гражданин, который голосует за тех, за кого «следует голосовать». Это индивидуум, который преодолел всякую потребность в смысле и прекрасно устроился в собственном бессмыслии, в самом абсолютном абсурде, который совершенно невозмутимо воспринимает любое разрушение, живет довольный среди многочисленных технологий и всегда находит разумные и прагматические оправдания любому самому абсурдному явлению повседневности.

Нацисты пришли к власти, сумев превратить рассудительный немецкий народ в толпу. При этом они проявили большую творческую силу, осуществив прорыв к новым технологиям манипуляции массовым сознанием. Следуя идеям психоанализа (не ссылаясь, конечно, на Фрейда), нацисты обращались не к рассудку, а к инстинктам.

Эффективность обращения к подсознанию была связана, видимо, с особенностями истории самой Германии: страх перед Страшным судом и адом раннего Средневековья, страх перед чумой («черной смертью») ХIV века, страх периода Реформации и Тридцатилетней войны и последующий за ним страх, связанный с переходом от традиционного общества к обществу модерна.

Ни в русской православной культуре, ни в проникнутом оптимистическими настроениями советском мироощущении такого страха не существовало в помине. Вся риторика видных деятелей русской культуры, во имя которых защищали свою родину советские солдаты и офицеры, строится на ясной логике и обращении к здравому смыслу. Надежным щитом в этом плане выступили русская школа и русская литература. Так идеи Просвещения, возникшие в эпоху Нового времени, были соединены с еще прочными в первой половине ХХ века институтами традиционного общества. Опыт соединения традиции и модерна, преодоления идеологических разногласий, социального и культурного раскола общества, стал мировоззренческой основой нашей Победы в той войне, которая по праву была, есть и будет в нашей истории Великой и Отечественной. Трагичность даты 22 июня 1941 года не должна заслонять от нас признания того факта, что это день ознаменовал собой начало конца одной из самых мрачных идеологий ХХ века, начало испытаний, которые российская цивилизация выдержала с честью.

Версия для печати