Россия – Украина: легких путей не будет, и все же… Часть II

00:00 28.10.2010 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»


«Украина может отойти от России, только перейдя в орбиту влияния другой державы, - пишет известный французский историк Эммануэль Тодд и продолжает: - Американская держава слишком далека и слишком нематериальна, чтобы служить противовесом России. Европа является реальной экономической державой… Но она не представляет собой полюса военной и политической мощи. Однако если Европа пожелает им стать, то не в ее интересах делать Украину своим сателлитом, поскольку ей потребуется русский полюс равновесия, чтобы освободиться от американской опеки». И от азиатского вызова, добавим от себя.

В самом деле, для Европы, как, впрочем, и для США, Украина не представляет в политическом плане самодовлеющей цели, независимой от отношений с Россией.

Напротив, для России Украина, как и Россия для Украины, и их отношения – предмет, выходящий далеко за рамки чистой политики. Это самоценная тема, тесным образом связанная с вопросом восточнославянской цивилизации и самоидентификации. Вот почему узко- прагматическая формула Бжезинского о том, что Россия без Украины не может считаться великой державой, мало что объясняет. Поскольку даже вопросы самоидентификации русские и украинцы не могут решить друг без друга, то есть отдельно, каждый для себя.

Запад, главным образом в лице США, прекрасно сознает, что вопрос российско-украинских отношений шире политики, и во времена Ющенко обрушил на Украину целый набор технологий разобщений: от экономических до духовных. И, добившись ограниченного успеха, отступил. Участники российско-украинской конференции в Ялте, организованной журналом «Международная жизнь», при поддержке МИД России, справедливо усмотрели причину такого отката в том, что США, увязнув в Афганистане и Ираке, взяли передышку, в меньшей степени связывая это с субъективным фактором Обамы.

Тем не менее наследие Кравчука – Кучмы – Ющенко, доставшееся Виктору Януковичу, в немалой степени довлеет сегодня над Украиной и отчасти формирует сегодняшнюю политику Киева. Наши киевские коллеги постарались вылить не один ушат холодной воды на излишне эйфористические ожидания российских участников конференции. Пытаясь определить новый курс Януковича, они назвали его «неопрагматизмом» с опорой на доктрину «национально-экономического эгоизма». При этом профиль пришедшей к власти политической силы рисовался следующим образом: «Партию регионов нельзя отнести ни к пророссийским, ни, естественно, напротив, антироссийским силам. Равным образом она не является партией ни прозападной, ни антизападной. Ее политическая роль – представлять интересы украинского крупного национального капитала, сформированного в результате весьма специфической большой приватизации 1990-х годов». Российские инвестиционные порывы будут тщательно фильтроваться, и рассчитывать на особые призы за счет других зарубежных проектов вряд ли приходится.

Однако у «прагматизма» есть свои ловушки, тем более в сфере российско-украинских отношений. В ряде отраслей экспорта Россия и Украина - прямые конкуренты. Это - черная металлургия, химическая промышленность, машиностроение, производство вооружений. Тем не менее обе стороны, вступив в сотрудничество, могли бы увеличить долю совместной прибыли на внешних рынках, «чтобы, как выразился один из участников, не конкурировать, демпингуя, а наращивать общую прибыль, создавая совместные консорциумы». Ясно, что, не преодолев узко национальное экономическое «эго», к такой теме не подступиться, хотя первые ласточки подобного сотрудничества все же появились.

Вместе с тем киевляне заметили, что со стороны российского бизнеса в ряде случаев проявляется скорее интерес к поглощению, чем к взаимовыгодному слиянию однопрофильных компаний.

Попытка списать подобные действия на общие законы капитализма вряд ли убедительна на фоне сверхзадачи увеличения совместной конкурентоспособности на рынке. Здесь брюзжание наших российских прагматиков: «Опять вы про свою дружбу народов!» - весьма характерно. Наш доморощенный экономический эгоизм, который часто не видит дальше собственного носа, весьма на руку тем западным политтехнологам, которые давно мечтают отслужить панихиду по этой самой дружбе. Обе стороны согласились, что и в этом вопросе без политической воли не обойтись.

С.Марков выступил горячим поборником идеи Таможенного союза, ибо, по его мнению, «сегодняшней современной экономике развиваться вне таможенных союзов совершенно невозможно». «В позапрошлом году, - напомнил депутат, - Нобелевскую премию получил экономист, который математически доказал, что для развития высокотехнологического производства необходим рынок в 300-350 млн. потребителей. Зададим себе вопрос: «Какое таможенное объединение на планете Земля открыто для современной Украины? Открыта НАФТА – североамериканская? МЕРКОСУР – южноамериканский? – Нет; Евросоюз – нет. Очевидно, что нет. Никто не будет с востока Европы принимать в члены Евросоюза».

На каком-то этапе закономерно встал вопрос о лозунге «Вместе в Европу!», который, по свидетельству наших украинских собеседников, был подхвачен частью элиты двух стран еще в конце 1990-х годов. И… рядом неумелых действий был дискредитирован. Значит ли это, что он потерял свою актуальность? Вопрос остался открытым. Сдержанная реакция украинской стороны объяснялась тем, что в свое время Россия якобы пыталась вести переговоры с Брюсселем от имени двух стран без особой оглядки на Киев. Это, конечно, не могло не вызывать раздражения.

Дискуссия не обошла темы образования и некоторых социальных вопросов. Сегодня на Украине и в России взаимно не признают аттестаты о школьном образовании при переезде россиянина на Украину, и наоборот. Самое удивительное, что не признают и дипломы о высшем образовании, ученые степени кандидатов и докторов наук. В.Казарин – первый заместитель постоянного представителя Президента Украины в Крыму, известный филолог, доктор наук с горечью поведал, что «наши свидетельства об образовании в Турции признаются, ты приедешь туда – у тебя примут и диплом о высшем образовании, и в вуз тебя на работу возьмут; в университетах Турции работают и русские, и украинские преподаватели по своим дипломам, а мы друг у друга их не признаем». Подобная, мягко говоря, «неразбериха» работает в интересах третьих стран, и не только соседней Турции.

В.Казарин заставил россиян покраснеть и в другой раз, когда сообщил о том, что Черноморский флот – самый большой должник в Пенсионный фонд Севастополя, он же - самый большой должник по зарплатам. Дело доходило до голодовок. Будоражит Севастополь и сообщение о сокращении большого числа офицеров, что вызвало естественное разочарование в городе, ведь Черноморский флот – это душа Севастополя, наша общая историческая гордость. Глава Севастопольской администрации В.Саратов даже публично заявил, что Харьковские соглашения в Севастополе не получили ожидаемого результата. Не могу припомнить, когда в последний раз я читал о проблемах ЧФ в российской прессе.

Мной был задан вопрос о том, какой видят судьбу русского языка на Украине при Президенте В.Януковиче? В ответ мы услышали, что в самой Партии регионов нет единой позиции о будущем статусе русского языка.

При несогласованности позиции внутри правящей партии выносить вопрос о русском языке на обсуждение в Верховную Раду, конечно, непродуктивно. Однако большинство участников конференции согласились, что изменения все-таки будут. К ним подталкивает и требование Европы соблюдать Хартию о правах нацменьшинств. Скорее всего, русский язык получит статус регионального языка. Это значит, что в тех областях, где русских более 10%, а таких областей на Украине немало, должно быть обеспечено образование и судопроизводство на русском языке, созданы условия для развития и создания русскоязычных СМИ. В этой связи интересное предложение поступило от киевлян. Дело в том, что за последнее время на Украине накопилось огромное количество законов и подзаконных актов, которые не переведены на русский язык и являются юридической terra incognita для тех, кто не владеет украинским или владеет им в недостаточной степени, чтобы отстаивать свои права в судах, органах социального обеспечения или в случаях экономических споров.

Вопрос был поставлен конкретно: «Не могла бы Россия оказать содействие в переводе этих не переведенных на русский язык законов и нормативных актов». Тема эта архиважная и могла бы, думаю, стать предметом рассмотрения Комиссией по вопросам соотечественников.

Однако перевод законов в многоязычной стране – суверенное право, а по нормам международного права и обязанность национального государства. Киев должен здесь проявить инициативу, итогом которой могло бы стать детально разработанное межгосударственное соглашение. В противном случае переводы нормативных актов, сделанные другим государством, пусть и «носителем языка», могут стать предметом последующих спекуляций вокруг темы идентичности русского перевода и украинского оригинала. И все же дело это настолько важное, что пренебрегать им, испугавшись трудностей, походило бы, как выражались большевики, на политическую трусость. Россия может оказать финансовую помощь соответствующей программе при сохранении ответственности за качество и точность перевода за украинской стороной.

Перефразируя Толстого, надо сказать, что все удачные конференции удачны одинаково… И все-таки участникам этой конференции многое показалось в ней необычным.

В.Кулик – директор Центра исследований проблем гражданского общества (Киев):

«Эта конференция, где представлены разные точки зрения, - это не пропагандистская конференция, когда украинская сторона приглашала только маргинальных представителей России, а в Россию приглашались пророссийские политологи и эксперты с Украины. Здесь же мы видим вменяемые позиции, обсуждение проблем, которые волнуют обе стороны. Идет настоящая дискуссия… Мы прекрасно понимаем позицию некоторых российских коллег, которые говорят об определенных вызовах, которые несут с собой образования национальных мифов».

А.Ципко – специалист в области социальной философии, политолог, главный научный сотрудник Института экономических и политических исследований РАН, доктор философских наук:

«Особенность этой конференции в том, что она не политизирована. Докладчики сосредотачивают внимание на самых глубинных концептуальных проблемах. Это редкая конференция, где проблема российско-украинских отношений рассматривается через кардинальную проблему идентичности. Здесь обращается внимание на то, что во многом конфликты между странами и между политическими элитами, как ни странно, проистекают от идеологических разъединяющих концептов… Вообще трагедия постсоветских и посткоммунистических республик в том, что, с одной стороны, формируются новые государства и новые нации, а с другой - этим занимается постсоветская элита, зачастую малообразованная, не знающая истории собственной страны».

Д.Кирюхин – политолог Аналитического центра политических исследований и конфликтологии (Киев):

«По моему мнению, главное достоинство этой конференции в том, что она представляет собой площадку для экспертного обмена мнениями. Это важно потому, что таких площадок между нами мало. И мы видели, как зачастую во время ее работы возникали противоположные позиции, неожиданные для одной и другой стороны, и как в процессе дискуссии менялись многие точки зрения в поисках компромисса, и в этом – ее главное достоинство – конференция очень позитивна. Кроме того, она проходила в знаковый период для российско-украинских отношений, когда мы, по аналогии с США, наблюдаем де-факто перезагрузку российско-украинских отношений».

В.Мамонтов – президент редакции газеты «Известия»: «Как жаль, что наши беседы в кулуарах никто не записывал, когда они спонтанно вспыхивали вечерами уже после заседаний».

P.S.: Участники конференции, ее организаторы сердечно благодарят В.Казарина, Крымский центр гуманитарных исследований, Деловой центр «Россия», а также сотрудников Ливадийского дворца, которые сделали все возможное для ее проведения.

Россия – Украина: легких путей не будет, и все же… Часть I

 

www.rian.ru ОТ АВТОРА: Армен Оганесян

Обсудить статью в блоге

Российско-украинская конференция в Ялте: концептуальный взгляд в будущее

Версия для печати