Итоги партийной конференции в КНДР

00:00 12.10.2010 Александр Воронцов, заведующий отделом Кореи Института Востоковедения РАН
Олег Ревенко, политолог


Важнейшим событием во внутренней жизни КНДР, безусловно, стала состоявшаяся 28 сентября конференция Трудовой партии Кореи - первый крупный партийный форум со времени проведения последнего шестого съезда ТПК в 1980 году. Следует отметить, что партконференции - это, скорее, мероприятия исключительного характера, которые созываются не на регулярной основе, а для рассмотрения одного или нескольких неотложных вопросов принципиальной значимости.

Предыдущая конференция состоялась 44 года тому назад - в 1966 году, и на ней был провозглашен курс на параллельное ведение оборонного и гражданского строительства, в результате которого экономика страны была переведена на военные рельсы.
Главной темой нынешнего форума стали не идеологические или политические вопросы, а внутрипартийные дела, конкретно - выборы руководящих органов ТПК - членов ЦК, политбюро и его президиума. Важное значение легитимизации партийного руководства предопределялось тем, что после смерти основателя КНДР Ким Ир Сена в 1994 году не проводились не только съезды, но и пленумы Центрального комитета, а партийные функционеры кооптировались в высшие органы в "келейном" порядке, по решению узкого круга лиц. Вполне предсказуемо, что Ким Чен Ир, который присутствовал, но не выступал на форуме, был переизбран (или по северокорейской терминологии "вновь выдвинут" на пост Генерального секретаря ТПК).

Однако, вопреки широко распространенным на Западе ожиданиям, его младший сын Ким Чен Ын не был официально провозглашен или даже упомянут в качестве преемника своего хворающего и быстро стареющего отца и будущего руководителя партии и государства. Здесь уместно напомнить, что сам Ким Чен Ир был формально "назначен" наследником как раз на последнем партсъезде и тогда же введен в состав могущественного президиума политбюро, включавшего помимо него еще четырех высокопоставленных руководителей.

На этом фоне состоявшиеся назначения Ким Чен Ына выглядят чуть более скромно: он даже не вошел в состав политбюро и секретариата ЦК, а стал лишь одним из более чем сотни членов Центрального Комитета. Зарубежные наблюдатели толкуют этот факт двояко. Часть из них полагает, что Ким Чен Ир под влиянием своих соратников продолжает испытывать колебания и до сих пор не принял однозначного и окончательного решения, кто в перспективе унаследует всю полноту власти в стране. Не решен окончательно и вопрос о том, будет ли в Северной Корее один национальный и харизматический лидер или же предпочтение после его отхода от власти будет осуществляться методами коллективного руководства в центре и на местах. В пользу этой версии свидетельствует то, что Ким Чен Ын слишком молод, - ему, как полагают, не более 27-28 лет, - он плохо известен населению страны и пока еще не сумел проявить себя на каком-либо поприще, снискать себе заслуги и авторитет, позволяющие претендовать на роль преемника.

Но есть и иная точка зрения, сторонники которой, небезосновательно, утверждают, что выбор у Ким Чен Ира невелик: его два старших сына, по всей видимости, не обладают твердым характером и не имеют лидерских качеств; что же касается ближайшего окружения, то это преимущественно деятели старше 70 лет, которые в условиях специфического режима были лишь неплохими советчиками, но не привыкли нести бремя ответственности и принимать самостоятельные решения. Что же касается ментальности самого Ким Чен Ира, то ему, - воспитанному в традициях продолжения дела "революционной семьи" Кимов, идущей еще от прапрадеда, якобы потопившего во второй половине 19-го века нарушивший суверенитет Кореи американский торговый корабль в устье реки Тэдонган, - весьма близок "голос крови", что полностью доверять можно только членам семьи и только им предназначено принимать "бразды правления" в свои руки, когда пробьет необходимый час.

Авторы придерживаются той точки зрения, что процесс вхождения младшего Кима во власть все же начался, однако данный "инкубационный период" может быть растянут на относительно длительный период времени, в течение которого Ким Чен Ыну нужно будет хорошо вникнуть во все государственные дела и доказать свою состоятельность как будущего руководителя - подстать своему отцу. В пользу этого свидетельствует то, что накануне партийного форума ему было присвоено одно из высших воинских званий генерала армии (равно как и сестре Ким Чен Ира - Ким Ген Хи), а на самой конференции он был избран заместителем председателя Центральной военной комиссии ЦК ТПК (председатель - Ким Чен Ир), - органа, который действует автономно от руководящих партийных инстанций и отвечает за формирование и координацию политики в военной области, проводимой Пхеньяном. Следует упомянуть, что председателем данной комиссии является сам Ким Чен Ир, а другим его заместителем стал обласканный руководством начальник Генерального штаба корейской народной армии Ли Ен Хо.

Анализируя эти назначения, можно прийти к выводу, что вхождение Ким Чен Ына во власть следует рассматривать не как одномоментный акт, а как процесс, продолжительность которого будет определяться как объективными обстоятельствами (состоянием здоровья вождя), так и субъективными факторами - степенью готовности самого потенциального преемника уверенно взять на себя те или иные управленческие функции. В принципе уже сейчас можно говорить о том, что профиль будущей работы преемника определился более или менее четко - скорее всего, он будет заниматься не чисто партийной работой, а преимущественно вопросами военного строительства и обороны. Лишним тому свидетельством стало укрепление позиций семейного клана, лидеры которого фактически будут выступать в качестве "опекунов" молодого руководителя. Так, Тян Сон Тхэк - муж сестры Ким Чен Ира и его заместитель в главном органе власти - Государственном комитете обороны - может преподать корейскому "инфанту" уроки управления государством в целом, тетка – Ким Ген Хи - познакомит с работой аппарата правительства и партийных органов, а новый протеже генсека и начальник генштаба познакомит его с армейским руководством и принципами руководства вооруженными силами.

Несколько отвлекаясь от "семейных" и чисто внутрипартийных дел, следует отметить, что на прошедшей конференции никак не затрагивались злободневные политические и экономические вопросы, относящиеся к непростой внутренней ситуации в стране и даже в общем плане не было обсуждения относительно путей преодоления тяжелого социально-экономического положения в стране. Не произошло и ожидавшегося "омоложения" состава в партийном руководстве - фактически все ключевые должности в центральном партаппарате остались за прежними соратниками Ким Чен Ира в возрасте 70 лет и выше.

Между тем социально-экономическая ситуация в стране становится все более драматической. Остро ощущается недостаток финансовых средств, топливно-сырьевых ресурсов, электроэнергии, товаров первой необходимости для населения. Положение в продовольственной области резко усугубилось вследствие разрушительных летне-осенних наводнений, которые уничтожили значительную часть сельхозугодий. В итоге ожидаемый сбор зерновых не превысит 3,7 - 3,8 млн. тонн против 4,25 млн. тонн в прошлом году, что в условиях отсутствия сколь-либо значительных продуктов питания из-за рубежа, обрекает большую часть населения на скудный продовольственный паек.

На внешней арене страна, подвергнутая санкциям по линии ООН, в результате ранее проведенных ракетно-ядерных испытаний, остается в глубокой международной изоляции. Ситуация осложняется нарастающим давлением на КНДР со стороны Южной Кореи и ее союзников, которые продолжают муссировать тему виновности Пхеньяна за потопление южнокорейского корвета "Чхонан" в Желтом море в конце марта этого года. Хотя ООН не установила признаков причастности Северной Кореи к этому трагическому инциденту, несогласные с решениями Совбеза по данному вопросу РК, США и Япония продолжают в порядке "наказания" за случившееся опутывать Пхеньян все новыми односторонними репрессалиями и одновременно проводят бесконечные военно-морские учения в акваториях Японского и Желтого моря, заранее анонсированные как мероприятия, направленные на сдерживание КНДР.


И здесь напрашивается очевидный вывод: некоторые соседи Северной Кореи, устав ждать "коллапса" северокорейского режима (терминология, широко используемая на Западе), пытаются искусственно форсировать этот процесс, используя для этого объективно существующие или навязываемые Пхеньяну трудности и ограничения. Показательно в этом плане, что еще 15 августа, в самый пик конфронтации между Югом и Севером Президент РК Ли Мен Бак выдвинул программу объединения Кореи с тем, чтобы в сжатые сроки обеспечить создание на Корейском полуострове единого государства. Хотя прямо об этом не упоминалось, в основе этого плана лежала столь прельщающая Сеул идея объединения через поглощение Югом Севера.
Иными словами, ситуация в КНДР и вокруг нее остается крайне сложной и запутанной. В этих условиях последние шаги, предпринимаемые пхеньянским руководством, призваны гарантировать выживаемость страны перед лицом нарастающих внутренних и внешних вызовов, что подталкивает корейских лидеров не столько к проведению давно назревших реформ, сколько к максимальной централизации власти, ее концентрации в руках узкой прослойки лиц, преданных как самому Ким Чен Иру, так и "семье" в целом для сохранения контроля над страной, пусть и ценой новых материальных лишений. Видимо, именно под этим углом следует рассматривать и итоги состоявшейся общепартийной конференции.

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Версия для печати