ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Ближний Восток - меняется, но не становится стабильнее

10:09 01.09.2021 • Андрей Исаев, журналист-международник, кандидат исторических наук

Двадцать седьмого августа в Белом доме прошла первая встреча премьер-министра Израиля Нафтали Беннета и президента США Джо Байдена.

На пресс-конференции по итогам переговоров американский лидер пообещал, что Иран «никогда не получит ядерное оружие», заверил высокого гостя в «непоколебимой приверженности Соединенных Штатов безопасности Израиля» и в своем стремлении искать пути «продвижения мира и безопасности» для израильтян и палестинцев, высказался за развитие «более глубоких связей» Израиля с его арабскими соседями.

Израильский премьер, в свою очередь, был не менее учтив. Сообщив, что у его страны «нет лучшего или более надежного союзника в мире, чем Соединенные Штаты Америки», он назвал встречу «отличной», на что его американский визави признался, что им с Беннетом хватило 50-минутного общения для того, чтобы стать «близкими друзьями».

Впрочем, изначально в успехе мероприятия мало кто сомневался: центральной темой переговоров была дружба против общего врага – Ирана.

И израильский гость привез в Вашингтон новую стратегию по сдерживанию ядерных амбиций Тегерана. Она подразумевает еще большую изоляцию Исламской Республики на международной арене и фактически не исключает проведение диверсий с целью «недопущения распространения ядерного оружия в регионе». А также – создание антииранской коалиции «рациональных» арабских государств («ближневосточное НАТО» планировал организовать еще Дональд Трамп, теперь эту миссию готов взять на себя Беннет). Очевидно, детали израильский лидер обсудил на состоявшихся перед визитом в Белый дом встречах с министром обороны и госсекретарем США, а также советником американского президента по национальной безопасности.

Накануне переговоров администрация Байдена получила месседж начальника Генштаба Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) Авива Кохави: на брифинге для прессы он сообщил, что Тегеран от создания ядерного боезаряда отделяют всего два месяца, в связи с чем командование ЦАХАЛ ускоряет разработку плана возможного удара по Ирану.

Американский президент израильскую сторону не разочаровал: если предотвратить появление у Тегерана ядерного оружия дипломатическими методами не удастся, - заявил он, - то Соединенные Штаты рассмотрят «другие варианты». И вряд ли это намек лишь на очередные санкции – они уже стали для Ирана новой нормальностью. Да и в самом Тегеране эти слова сочли угрозой.

Не обошлось и без разногласий, но общей атмосферы «близкой дружбы» они не нарушили. Байден вновь высказался за создание двух государств для двух народов в целях прочного урегулирования израильско-палестинского конфликта. Напомним: Израиль, в отличие от Палестинской администрации, эту формулу не приемлет. Стороны также остались при своем мнении по вопросу «ядерной сделки» с Ираном (хотя, путь переговоров, как свидетельствует пассаж о «других вариантах», не является для Вашингтона безальтернативным). Далее: США продолжают выводить свои войска с Большого Ближнего Востока, тогда как Израиль выступает за сохранение силового американского присутствия.[i] Впрочем, после кабульского фиаско совсем сдавать позиции и ухудшать положение своих союзников в регионе - израильтян и сирийских курдов – американцы позволить себе не могут. Где-то они должны будут остановиться.

Но пока стратегический тренд на сокращение воинских контингентов, на отказ от «nation building» («строительства государств») и от внедрения «демократических ценностей» в родоплеменные социумы - налицо. На тактическом уровне администрация Байдена реанимировала диалог с Ираном и несколько дистанцировалась от традиционных мусульманских ближневосточных союзников - Саудовской Аравии, Турции и Египта. Тогда как поддержка Израиля осталась в приоритетах.

По-прежнему под вопросом вывод американских войск из Сирии, являющей собой арену противостояния между Ираном, с одной стороны, Израилем и рядом арабских стран, с другой (конечно, это лишь один из аспектов затяжного кризиса в этой стране). Если еврейское государство воюет с иранскими прокси напрямую, утверждая, что Тегеран планирует довести численность своих войск и союзников в Сирии до ста тысяч[ii], то арабские страны действуют больше по дипломатическим каналам, стараясь восстановить отношения с Дамаском и таким образом потеснить Иран, а заодно оказывают поддержку сирийским курдам – это уже «в пику» и Турции тоже.

ОАЭ и Бахрейн официально восстановили отношения с Сирийской Арабской Республикой (САР) в конце 2018 года, а Оман никогда не рвал с ней связей. Ту же цель – ослабить Иран - преследует в Сирии и Королевство Саудовская Аравия (КСА), но оно больше скованно в действиях – крепко «завязанному» на Соединенные Штаты и Европейский Союз Эр-Рияду приходится работать с оглядкой на западные столицы, не симпатизирующие нынешним сирийским властям. Впрочем, в скором времени ситуация может измениться: саудовский кронпринц, имеющий имидж реформатора и сторонника реалистичной внешней политики, выступает за более крепкие связи с САР, а хорошо информированное издание Foreign Policy констатирует: «Администрация Байдена уже дала понять, что готова «закрыть глаза» на то, как арабские государства будут восстанавливать отношения с президентом Сирии Башаром Асадом»[iii].

Стоит отметить, что КСА и Иран время от времени декларируют желание нормализовать двусторонние отношения, их представители даже провели консультации в Багдаде, но искренность обеих сторон вызывает большие сомнения.

Для Ирана Сирия – это вожделенный доступ к Ливану и Средиземному морю, и никакие экономические трудности не мешают Тегерану помогать почти единоверному Дамаску деньгами и штыками. В конце прошлого года президент Ирана Хасан Рухани пообещал сирийскому министру иностранных дел поддерживать власти Сирии до тех пор, пока вся территория страны, включая Голанские высоты, не вернется под контроль центрального правительства[iv]. К тому же недавно пришедший к власти в Иране консервативный истеблишмент вряд ли сбавит обороты на сирийском направлении. И на иракском – тоже.

Постоянное вмешательство внешних акторов во внутренние дела Ирака, и без того раздираемого межобщинной конфронтацией, угрожает его выживанию как единого государства. Необходимость купировать давление извне подтолкнула Багдад к проведению довольно представительной региональной Конференции по сотрудничеству и партнерству – сейчас это в тренде. И действительно, в кулуарах саммита впервые за долгое время побеседовали лидеры Катара и Египта, а представители Ирана и КСА посидели за одним переговорным столом. Правда, друг с другом они не общались. Принятое по итогам мероприятия коммюнике призывает к миру и сотрудничеству, но никаких обязательств на подписантов не налагает – на то оно и коммюнике.

Ближний Восток меняется: уставшие и слабеющие США в силу разных причин ослабляют хватку; Иран и Турция примеряют роли региональных лидеров, в связи с чем многие арабские страны «потянулись» к Израилю, небезосновательно видя в нем форпост Запада; обостряются суннитско-шиитские противоречия; в мировую политику пришли курды; террористы пытаются реанимировать древние «пиратские республики». Наконец, Китай, уже ставший «мастерской мира», выстраивает свою транспортную стратегию, а для этого ему нужно утвердиться в регионе.

Что касается России, то ее вовлеченность в ближневосточные дела определяется уже географией: от Идлиба до Махачкалы – 1200 километров, а до Сочи – 890. На сегодняшний день – это не расстояния, в том числе и для террористов. Однако, удачный опыт военно-политической помощи в сирийском конфликте совсем необязательно применять в других регионах: примеры США, ряда европейских стран и того же СССР – тому подтверждение.

Москва, сделав ставку на инклюзивный диалог, успешно зарекомендовала себя в качестве посредника в разрешении целого ряда конфликтных ситуаций. Например, сегодня ее военная полиция старается снизить напряжение в сирийском городе Деръа.

Впрочем, на Востоке и посредник должен опираться если не на религиозный авторитет, то на военную силу: тогда его слушают внимательнее.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати