ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Чего хочет Польша на востоке?

19:00 04.05.2021 • Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»

В последнее время все выглядит так, что главной целью внешней политики Варшавы является провоцирование конфликтов между государствами, расположенными как за восточной границей Польши, так и за западной. В последнем случае речь идёт о стараниях, направленных на возбуждение вражды между Германией и Россией. Этой задаче посвятил свои мысли не один польский стратег, как и задаче создания на территории бывшего СССР условий для возникновения в дальнейшем гражданских, торговых и дипломатических войн. 

Официально Варшава подчёркивает свою приверженность делу мира и соблюдению демократических норм на европейском континенте. Неофициально Варшава совсем не заинтересована в установлении прочного мира между бывшими советскими республиками, особенно между Россией, Украиной, Белоруссией, Молдавией и Прибалтикой. Польские геополитики прошлых и нынешних лет, не стесняясь, заявляли о заинтересованности Польши в раздроблении геополитического пространства за восточной границей. Ввиду этого Польша выступает за сугубо национальный принцип формирования государств и сохранения этого принципа в будущем. Польша хочет видеть на востоке столько государств, сколько там проживает народов, и противится любым интеграционным процессам, способным естественным образом консолидировать эти государства в любой геополитический союз, не говоря уже о многонациональном образовании.

Такой расклад вполне устраивал бы Варшаву, так как укладывается в ее идеологическую региональную стратегию. Так Адольф Бохеньский (1909-1944), чьи труды пользуются большим почётом среди нынешних польских специалистов, выступал за радикальную перекройку границ Восточной Европы. Консолидация государств, окружающих Польшу, в мощные империи и альянсы (Германская и Австро-Венгерская империи, Российская империя/Советский Союз), не позволяли Польше стать самостоятельным влиятельным образованием и расширяться на запад и на восток. При этом дело «защиты границ» Польши Бохеньский призывал понимать активно, как стратегию нападения, а не пассивной обороны (1).

В тон Бохеньскому выражались почти все классики польской геополитики - Владислав Гизберт-Студницкий (1867-1953), Юлиуш Мерошевский (1906-1976), Ежи Гедройц (1906-2000), Влодзимеж Бонковский (1905-2000). Гизберт-Студницкий, правда, отличался тем, что оставался фанатиком польско-германского союза даже во время Второй мировой, но конечной его целью видел, как и прочие его «братья по разуму», раздробление геополитического пространства на востоке. В том же духе рассуждают многочисленные современные польские геополитики, политические публицисты, режиссёры и историки. 

Есть и иные нетривиальные подходы к данной теории. "Мы должны заботится о бандеровской Украине", - пишет Ежи Любах на страницах газеты Niezalezna в статье "И пусть война на целом свете" (2). Вопреки официальной точке зрения, главный тезис Любаха гласит: дружба даже с бандеровской Украиной выгодна Польше, и потому, по его мнению, поляки, постоянно напоминающие об ответственности Украины за Волынскую резню 1943 г. - "пятая колонна" России. Директор экспертно-аналитического центра при Академии военного искусства Ежи Таргальский (Jerzy Targalski) в 2017 г. высказал мечту оккупировать Москву вместе "с казаками", т.е. украинцами. Бывший советник главы МИД Пшемыслав Журавский вел Граевский (Przemyszlaw Żurawski vel Grajewski) призывает не считать Волынскую резню геноцидом и оправдывает рост неонацистских настроений на Украине необходимостью навредить России (3).

Симпатии к пронацистским движениям в постсоветских республиках стали для польской правящей элиты почти нормой. В стране окружены ореолом почёта лица, выступавшие за союз Польши с украинскими, белорусскими, литовскими коллаборационистами (Ежи Гедройц, Юлиуш Мерошевский), и даже была издана "Майн кампф" Гитлера (4).

Польша всегда гордилась преданностью католической вере и никому до сих пор не желает уступать звание antemurale Christianitatis – «защитного вала католичества» от т.н. «восточных схизматиков», т.е. православия. В свое время Варшава объединила обе идеи - идею «защитного вала» и идею поддержки бандеровской Украины, породив уродливый союз польского католичества с фашистским коллаборационизмом. Готова ли Варшава это открыто признать сейчас? Ведь подавляющее большинство карателей ОУН-УПА и дивизии СС "Галичина" были униатами, т.е. религиозно-идеологическим порождением польского влияния. Не пора ли указать Варшаве на её ответственность за появление столь уродливого исторического явления как униатский коллаборационизм времен Второй мировой войны? 

Под стремлением расколоть постсоветское пространство на взаимно конкурирующие осколки Польшей подведена идеология прометеизма (prometeizm). Согласно ей, Польша, сродни древнегреческому Прометею, самоотверженно несёт народам бывшего СССР «огонь свободы» польского образца. Забавно, что в психологии термином "прометеизм" обозначают состояние человека, болезненно преувеличивающего собственную значимость в текущих событиях. В философии Гегеля поступок древнегреческого Прометея оценивается как лишённый высоко духовного измерения, научивший людей эгоизму и грубой практичности (5). 

Восторженно и пылко политическую идеологию прометеизма воспринимают только в Польше. Он служит облагораживающим прикрытием для её истинных целей. Как уже было сказано, польские геополитики всегда советовали работать на подрыв мирных отношений между Москвой и Берлином, и вредить той из двух сторон, которая будет больше стремится к миру. Такой же подход они исповедуют в отношении постсоветских республик: стравливать Украину с Белоруссией, если Минск откажется от следования в фарватере польской политики, и Белоруссию с Украиной, если откажется Киев. 

При этом постсоветские республики не являются для Польши ценностью сами по себе. Ценностью для Польши является то состояние, к которому она старается их привести - состояние взаимной конкуренции и взаимного ослабления. Крепкий мир в Восточной Европе означает для Польши невозможность осуществления её геополитических мечтаний, поэтому Польша осознанно подтачивает основы добрососедства и регионального сотрудничества в регионе с целью посеять смуту и добиться состояния постоянной нестабильности за своей восточной границей. 

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

1) Adolf Bocheński "Między Niemcami a Rosją"

2) https://m.niezalezna.pl/392220-niech-na-calym-swiecie-wojn

3) https://kresy.pl/wydarzenia/polska/zurawski-vel-grajewski-rzez-wolynska-nie-byla-ludobojstwem/

4) https://www.novayapolsha.pl/article/main-kampf-stoit-li-seichas-izdavat-gitlera/

5) Георг Гегель "Лекции по эстетике"

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати