ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Украинский проект Запада: развязка не за горами

14:37 10.04.2021 • Федор Игнатиадис, издатель русскоязычной газеты «Афинский курьер» (Греция)

Комедийному актёру, одесситу Владимиру Зеленскому, выпало завершить переживший на сто лет своих создателей австро-венгерский проект «Украина».

Обострение военного противостояния в Донбассе, которое открыто провоцирует Киев, приобретает зловещий оттенок новой войны. Все признаки предстоящей войны четко прослеживаются: идейная, или идеологическая подоплека, обработка общественного мнения как внутри страны, так и за рубежом, перегруппировка войск и масштабные учения, заключение внешних союзов.

В конце февраля Зеленский подписал закон о деоккупации Крыма, который добавился к подобному же закону 2017 года о деоккупации Донбасса. Таким образом, Киев подвёл идейную базу для начала военных действий на Востоке Украины, пытаясь предстать перед всем миром в качестве жертвы российской агрессии.

Второй, не менее значимый предвестник войны – это обработка общественного мнения, как внутри страны, так и за её пределами. Антироссийская истерия Киева достигла апогея. Кроме того, Украина продолжает целенаправленно разрушать торгово-экономические связи с Россией, нанося в первую очередь вред собственной экономике. Запрет на ввоз туалетной бумаги из России мог бы вызвать лишь улыбку, если бы не был показателем глубины отторжения всего российского и русского.

Не менее одиозно выглядит и запрет на вещание русскоязычных каналов на Украине. Киевские власти таким путем пытаются максимально обесточить влияние «агрессора» на общественное мнение внутри страны, взять под полный контроль все СМИ, включая электронные.

Огромную помощь на международной арене Киеву оказывают его заокеанские опекуны. На Западе развязана оголтелая антироссийская пропаганда, согласно которой агрессивное поведение России ставит под угрозу само существование Украины. Понятно, что на думающего европейца эта пропаганда имеет ограниченное воздействие.  Но для обывателей она выглядит вполне убедительно. А их, к сожалению, всегда и везде – большинство.

Стягивание украинских ВС к линии разграничения и постоянные обстрелы мирных жителей непризнанных республик – еще один тревожный сигнал. Если к этому добавить обещание некоторых союзников Киева поддержать Украину поставками военной техники (Турция, Великобритания, США) – то, ситуацию иначе как тревожной нназвать невозможно. Об этом прямо заявила и представитель МИД России Мария Захарова. Но в Киеве, после разговора Зеленского с Байденом, царит эйфория. Создается впечатление, что там напрочь забыли и Дебальцево, и Иловайск, и бегство ВСУ под Мариуполем.

Кому война, а кому мать родна

Не будем недооценивать умственные способности украинской правящей элиты – как политической, так и олигархической. Никто в Киеве не верит в возможность забрать обратно даже гектар «оккупированной» земли. Что касается Крыма, то это не требует даже малейшего разъяснения. Но и Донецк с Луганском Россия в беде не оставит. Об этом недавно еще раз заявил Президент России. Мечтать о деоккупации могут разве что обкуренные фанаты «Правого сектора» и идейные до мозга костей последователи Степана Бандеры. Первых новые «кураторы» украинского проекта рассчитывают использовать в качестве «пушечного мяса», вторые, в случае поражения, будут укрыты в холодной, но гостеприимной Канаде.

Украинские олигархи не могут пойти против воли Вашингтона. В один миг они могут лишиться всего того, что удалось нажить «непосильным» трудом в лихие 90-е. Не обладает своей волей и креатура Коломойского Володимир Зеленский. Дабы никто не сомневался, кто в доме хозяин, на днях в США началась процедура конфискации имущества Бени Коломойского – яркого представителя новой прослойки украинского общества с характерным самоназванием – жидобандеровцы.

Поэтому перечить желаниям Вашингтона в Киеве могут лишь «ставленники» Москвы из Оппозиционного блока, которых уже руками Зеленского пытаются запугать, лишить имущества и права голоса. Про Компартию Украины, запрещенную ещё при Порошенко, я вообще молчу.

Итак, все понятно: как говорится на языке кураторов, who is who. Но зачем заокеанским кукловодам неизбежное поражение Киева в новой авантюре? Все просто: Украине уготована роль «сакральной» жертвы. Она позволит ввести новые, на этот раз «дьявольские» санкции против России, такие как отключение от системы платежей SWIFT, отключение от Всемирной Сети и т.п. То есть возвести новый железный занавес в Европе, на это раз отгородив Европу от России.

О простых украинцах за океаном не шибко заботятся. Если бы заботились, то хотя бы поставили вакцины западного производства на Украину. В обмен на запрет закупать российскую. Что же касается своих «сукиных детей», то кого-то приютят, а кто-то пойдет в расход. На войне не без потерь…

Из истории проекта

Тупиковость ситуации с украинской государственностью нельзя объективно оценить без знания истории создания «украинской нации», без знания истории появления «украинского проекта».

С момента переноса столицы новообразованного русского государства из Великого Новгорода в Киев и до конца ΧΙΧ века – на протяжении 1000 лет – все восточные славяне составляли единый православный этнос с единым языком и, самое главное, с единым самоназванием. Единственным исключением являлись униаты-русины Галиции и часть жителей Западной Белоруссии, признавшие власть Папы после подписания Брестской Унии в 1596 году. После разделов Речи Посполитой практически все белорусские униаты и большая часть униатов Малороссии вернулись в лоно православия, и лишь часть русин Галичины под покровительством Габсбургов остались греко-католиками.

Различий в диалектах русского языка 19 века – великорусского и малоросского – было не больше, чем в сегодняшних диалектах греческого (критском, кипрском или понтийском). Я уже не говорю про различия в диалектах итальянского или немецкого языков, которые до сих пор сильны – 150 лет спустя после создания централизованных Германии и Италии. Но никто, за исключением разве что части лингвистов, не объявляет баварский, сицилийский или понтийский отдельными языками.

На территории современной Украины в конце 19 века проживали две этнографические группы единого русского народа: русины – на территории Австо-Венгрии –  и малороссы – на территории Российской империи. Все гетманы Украины, включая предателя Мазепу, считали себя русскими, или для точности, – «русськими» людьми, и никогда слов украинцы и Украина не употребляли.

Создателями и вдохновителями украинского проекта выступили спецслужбы Австро-Венгрии под высоким покровительством самих монархов. Боясь усиления российского влияния на славян империи, они решили работать над проектом создания буферного государства с ядром в Галиции и планом его расширения на все губернии Российской империи, населенные малороссами.

Вначале были символы. Во время венгерского восстания в 1848 году Габсбурги призвали на помощь полки из других частей империи. Особо отличились при этом галичане. В благодарность император Франц Иосиф Ι позволил Галиции иметь свой флаг. Им стал «жовто-блакiтный прапор» Нижней Австрии, старейшей земли империи, самой большой по площади и второй по населению земли Австрии по сей день. В 1893-м для русин и малороссов были официально узаконены термины Украина и украинцы на основе польского термина «оукраина»,  введенного в широкий оборот польским королём Стефаном Баторием для обозначения русских земель, захваченных Речью Посполитой.

Затем австрийцы взялись за создание нового языка. Для него вначале придумали алфавит на основе латинского, однако это вызвало отторжение у народа. Тогда австрийцы пошли на хитрость. За основу был взят алфавит писателя Пантелеймона Кулиша, созданный в 60-е годы позапрошлого столетия с целью ликвидации неграмотности среди малороссов. Из алфавита исчезли буквы «ё», «ы», «э» и «ъ» и были добавлены «є», «ґ», «і» и «ї». Дальше на основе «кулишовки» совместно с поляками – «старыми друзьями» России – стали создавать новый «русско-польский язык» с заменой общей с русским лексикой на слова из польского, немецкого, или же попросту на неологизмы.

Даже украинофил Кулиш, сообразив, к чему ведет такое надругательство над языком, говорил, что из его грамоты «делают политическое знамя». Судя по его заявлению: «Видя это знамя в неприятельских руках, я первым по нему ударю и отрекусь от своего правописания во имя русского единства», — легко сделать вывод, к какой нации относил себя малоросс Пантелеймон Кулиш.

В 1893‑м  австрийский парламент утвердил украинскую письменность, а уже в 1894-ом на деньги австрийского правительства из Киева в Лемберг (Львов) переезжает преподавать отец украинского национализма, псевдоисторик Михаил Грушевский. В переписях Российской и Австро-венгерской империи украинцев нет, даже писавшей на украинском, привлеченный Грушевским к преподаванию во Львовском Университете Иван Франко считал себя русином («Меня сегодня обозвали украинцем, хотя все знают что я – русин»).

В преддверье Первой Мировой, в мае 1914 года проект «Украина» во всех деталях был рассмотрен на секретном совещании австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда в присутствии представителей правительств и генеральных штабов Австро-Венгрии и Германии. На деньги австрийцев финансировался Союз за освобождение Украины, ставивший своей целью «достижение национальной независимости путем первоначальной оккупации страны Центральными державами», сиречь Австро-Венгрией и Германией.

Так оно и получилось. Во время немецкой оккупации в 1918 было провозглашено квази-независимое украинское государство, непризнанное, кстати, тогда Великобританией, Францией и США. Но «украинский проект» нашел поддержку у не любившего Россию-«матушку» Владимира Ильича, начавшего проект коренизации, точнее сказать насильственной украинизации, населения УССР. Проект с 1925 года курировал щiрый украинец Лазарь Моисеевич Каганович. В какой-то мере проект свернул «отец народов», хотя полностью он не прекращался до самого распада СССР.

Таким образом, сегодняшняя Украина, яростно проводящая декоммунизацию,  унаследовала от СССР не только территориальные подарки Кремля в виде Западной Украины и Закарпатья, Донбасса и Харькова, но и «мову», на которой за семьдесят с небольшим лет были написаны миллионы книг и учебников. Почившей в бозе Австро-Венгерской монархии такое и не снилось…

Логичный конец

После распада СССР «украинский проект» сменил кураторов. На смену Центральным державам, пришли англо-саксы, которые, надо отдать им должное, сохранили историческую традицию руководства проектом. То есть прямолинейность и жёсткость. На смену австрийским концлагерям Терезин и Талергоф, дивизии «Галичина-СС» пришли обстрелы и гибель мирных жителей Донбасса, убийства и преследование несогласных, оголтелая русофобия и лженаучная историография. За семь лет, прошедших после майданного переворота, страна потеряла миллионы граждан, покинувших страну в поисках лучшей доли, внешние рынки сбыта своей продукции, погрузилась в перманентный экономический, политический, а теперь уже и санитарно-эпидемиологический кризис.

При этом кураторы кормить новую колонию не собираются: МВФ заморозил транши последнего займа, а экономическая отдача от безвиза в условиях мирового кризиса резко упала. Пуск «Северного потока-2» лишит Украину ежегодного дохода в 2-3 млрд долларов от транзита российского газа. Разрыв отношений с Китаем по указке из-за океана тоже не способствует экономическому процветанию «Незалежной».

Особенно характерна позиция кураторов Киевского режима в вопросе помощи Украине в борьбе с коронавирусной инфекцией. Поставки вооружений, включая летальные – пожалуйста, можно судами, можно военными транспортниками. Поставки вакцины на нуле. Даже от AstraZeneca, которую европейские друзья не особо жалуют, а за океаном складируют десятками миллионов доз на всякий случай. Логика кураторов предельно проста: Украина нужна для удара по России в качестве тарана, а сами украинцы никому не нужны. Зачем тратиться, всем итак понятно: агония режима уже близко и предотвратить ее кураторы проекта просто не в состоянии.

Три сценария

Последние новости, приходящие с Украины, показывают одно: майданный режим перешёл Рубикон, и обратного хода у украинского проекта уже нет. Зеленский, идя на военную конфронтацию с Россией, сжигает все мосты, ясно давая понять запуганному бандеровцами населению, что тот, кто не снами, тот против нас. С другой стороны именно эта безысходность, возможно, подействует отрезвляюще на многих граждан страны, которые вынуждены будут занять чёткую гражданскую позицию в противостоянии с неонацистким необандеровским  режимом.

То, что развязка близка, не видит разве что равнодушный наблюдатель. Однако, по какому сценарию пойдет развитие событий, не знает, пожалуй, пока никто. Слишком много в этом противостоянии коллективного Запада и России непредсказуемых параметров. На мой взгляд, существует три возможных сценария развития событий.

Первый, он же ограниченный, предполагает строгое соблюдение военного нейтралитета Москвой и Вашингтона, кроме, естественной помощи техникой и советниками. Поражение ВСУ в Донбассе, даже локальное, приведет к глубокому внутриукраинскому политическому кризису, так как будет потеряна всякая надежда на построение унитарного государства в границах 1991 года. Это запустит за собой центробежные процессы, так как местные элиты (местечковость всегда была присуща Малороссии) будут спасаться в одиночку. Чем-то напоминая хаос столетней давности. При этом европейцы не станут слепо следовать за Вашингтоном, предпочитая не рвать экономические связи с Россией.

Второй сценарий – дипломатический или компромиссный. Трезво оценивая все риски, Москва и Запад согласятся отложить на время решение украинского вопроса, пойдя по боснийскому пути. То есть по пути федерализации Украины по Дейтоновскому сценарию. Русскому языку и русскоязычному населению дадут при этом вздохнуть, окончательное же разделение зон влияния пройдет под знаком не вооруженного, хотя и жесткого политического противостояния Русского мира и разношерстной прослойки общества, живущей под лозунгом "Україна - це Європа". На этот сценарий указывают последние высказывания о русском языке щiрых украинцев Авакова, Мендель и др. Обратите внимание, что, несмотря на идеологическое господство бандеровского абсолютного меньшинства, главные действующие лица украинской политики продолжают говорить на русском намного лучше, чем на «мове»: Янукович, Тимошенко, Порошенко, наконец, сам Зеленский. Не говоря уже о большей части олигархов.  

Третий сценарий – радикальный. Спровоцировав Киев на широкую эскалацию военных действий, Вашингтон добьётся прямого участия Москвы в конфликте на стороне Донбасса и в интересах русскоязычного населения Украины. При этом Вашингтон готов будет принести в жертву Украину, которую удерживать в своей зоне влияния становится все затратнее. Естественно, со всеми паяцами украинской трагикомедии. В остатке у Штатов останется железный занавес с самыми непредсказуемыми санкциями, которые ввести так просто без большой войны нельзя, и, конечно же, единение коллективного Запада под дулами автоматов.

На этот сценарий указывают: постановка вопроса о быстром вхождении Украины в НАТО, открытая переброска американской  военной техники, согласие Киева на размещение натовских баз на своей территории без официального вхождения в альянс.

Недавние события в Белоруссии, нынешнее обострение ситуации на Украине с особой остротой указывают на необходимость объединения всех трех восточнославянских народов в единое государственное образование. Как оно будет называться – Союзное государство, Конфедерация или Российская Федерация – вопрос вторичный. Запад никогда не откажется от желания расчленить единство Русского мира для своего расширения на Восток.

Если только ему не сказать – баста! Или же, ответить фразой паяца Тонио в лучших традициях итальянского музыкального театра: "La commedia è finita". Более подходящей кандидатуры на эту роль, чем Володимир Зеленский, история подобрать не могла.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати