ГЛАВНАЯ > История без купюр

Бывший чешский президент о трагедии Югославии

14:31 17.03.2021 •

Вацлав Клаус, второй президент Чехии, а также бывший премьер-министр этой страны (1992 – 1998) родился 19 июня 1941 года в оккупированной нацистской Германией Праге. Возможно, этот факт биографии сделал его особенно чувствительным к темам оккупации, войны и правам человека. Получив экономическое образование, и уже погрузившись в научную работу в Академии наук Чехословакии, он вынужден был прервать ее, когда отказался вступать в коммунистическую партию. Последнее обстоятельство не дало возможности будущему президенту Чехии ездить в Югославию в отличие от многих чешских туристов – любителей теплого моря и солнца.

Клаус признался позже, что до югославского кризиса считал Югославию гораздо более монолитной. «Я знал, - писал Клаус, - что во время Второй мировой войны хорватские усташи ужасающе вели себя по отношению к сербам, и что это не могло быть забыто их потомками, но у меня не было личного опыта и знаний, и к тому же мне, как экономисту, не была близка сама югославская модель самоуправления, которая…. так нравилась нашим коммунистам-реформаторам».

В своей книге «Мы, Европа и мир» Клаус назвал попытки Соединенных Штатов и государств Западной Европы поспешно и непродуманно решить вопрос о независимости Словении и Хорватии переломным моментом, который привел к резкому обострению ситуации в самой Югославии и мире.

В январе 1992 года Клаус был членом правительства и присутствовал на его заседании, проходившем, как обычно, по средам. Бывший в то время министр иностранных дел Иржи Динтсвер принес с собой «маленький, внешне невинный материал», и, нарушая существующую процедуру, хотел в экстренном порядке обсудить его на заседании. Министр утверждал, что в документе все ясно, и он не нуждается в особом изучении. К удивлению Клауса этот документ касался такого «маленького» вопроса как признание за Словенией и Хорватией статуса независимых, самостоятельных государств. При этом все это предлагалось сделать «без какого-либо предварительного обсуждения и согласования плана по разделу Югославии, то есть без договоренности внутри самой Югославии».

Чтобы придать вес таким непродуманным и скоропалительным шагам, членам правительства было объявлено, что этот план усиленно лоббирует германский министр иностранных дел Геншер и вообще Германия. Надо отдать должное Клаусу, он воспротивился такому решению и вместе с некоторыми членами правительства проголосовал против, но они оказались в меньшинстве. «Я уверен, - вспоминает Клаус, - что наше решение не сыграло определяющую роль, но оно было…. ошибочным и имело дурные последствия».

Автор этих строк уверен, что необдуманный и поспешный раздел Югославии привел к трагическим событиям войны против Югославии в марте 1999 года. «Мой вывод и тогда и сейчас однозначен и бескомпромиссен: я обвиняю международное сообщество и главных игроков в том, что они это допустили и тем самым сделали возможным балканскую драму, которая «в тихой версии» длится до настоящего времени».

Клаус признается, что уже тогда, в начале 90-х годов он не мог без раздражения наблюдать за односторонней интерпретацией мировыми СМИ и политиками происходящего в Югославии.

Клаус был также категорически против так называемых «гуманитарных бомбардировок» Белграда и уничтожения мостов в Нови-Саде. Он не упоминает в своих воспоминаниях бомбардировок белградского телецентра, китайского посольства, а также факта использования авиацией НАТО запрещенного оружия, в частности кассетного и уранового, которые нанесли непоправимый ущерб гражданскому населению и экологии этой страны. Клаус приводит саркастическое высказывание одного из известных сербских диссидентов, противников Милошевича: «Если бы мы думали, что, уничтожив мосты через Дунай, устраним Милошевича, то сделали бы это сами».

В целом второй президент Чехии назвал анти-югославскую акцию «одним из самых лицемерных жестов западного, политически корректного, выступающего в защиту прав человека мира, а именно его ведущих политиков». Еще более жесткую оценку дает Клаус воздушным бомбардировкам НАТО против страны, не имевшей серьезной авиации и противовоздушной обороны. «Хвастливые заявления, что при этом не был ранен ни один из нападавших, я считаю особенно трусливым способом ведения войны. Бомбардировка Ливии сильно от этого не отличается».

Клаус, как мог, сопротивлялся тому, чтобы Чешская Республика под давлением Евросоюза и министра иностранных дел Чехии Шварценберга признала Косово в качестве независимого от Сербии государства. Он свидетельствует, что по этому вопросу не было никаких консультаций с президентом Республики, и он не голосовался в правительстве. Будучи в тот момент президентом страны Клаус сделал заявление, что пока он занимает этот пост, он не назначит в Косово ни одного чешского посла и сдержал свое слово.

И все же самым важным последствием событий на Балканах, по мнению Клауса, явилось то, что военная операция НАТО против Югославии стала «увертюрой к войнам в Ираке и Афганистане, которые изменили мир. Он стал менее стабильным, и, хотя подобные операции показали себя малоэффективными, их побочные эффекты, к сожалению, оказались очень значительными».

Подготовил П. Журавлев

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати