ГЛАВНАЯ > Читайте в новом номере

Об участии международных финансовых организаций в противодействии распространению пандемии коронавируса и содействии пострадавшим странам

15:07 22.01.2021 • Роман Маршавин, Исполнительный директор в Группе Всемирного банка от Российской Федерации и Сирийской Арабской Республики, кандидат экономических наук; Алексей Соколов, Заместитель директора Департамента экономического сотрудничества МИД России, Чрезвычайный и Полномочный Посланник 1 класса, кандидат экономических наук

Положение дел в мировой экономике еще до начала пандемии коронавируса вызывало серьезные опасения. В 2019 году показатели роста глобального ВВП и международной торговли, согласно оценкам Международного валютного фонда (МВФ), достигли минимальных значений за десятилетие (2,9% и 0,3% соответственно). Продолжала ухудшаться ситуация с глобальной задолженностью: уровни госдолга и дефицита бюджета во многих странах были близки к критическим.

Распространение пандемии коронавируса дополнительно привело к фактической «заморозке» ряда ключевых секторов мировой экономики, разрывам глобальных цепочек добавленной стоимости, крайней волатильности товарных и финансовых рынков, крупнейшему в истории оттоку капитала из стран с развивающейся экономикой. В результате мир столкнулся с самой глубокой рецессией после Второй мировой войны, которая уже в два раза превзошла масштабы финансовых потрясений 2008-2009 годов. Осложняющим обстоятельством является синхронность распространения кризиса, одновременно охватившего практически весь мир (170 стран, или 90% населения планеты). При этом отсутствие понимания, как долго продлится пандемия и сколько времени займет вакцинирование населения, значительно затрудняют оценку сроков восстановления глобальной экономики.

Примечательно, что если на раннем этапе распространения пандемии большинство экспертов предполагали, что речь идет лишь о локальном эпизоде в КНР, то сейчас очевидно, что речь идет о потенциальной глобальной перенастройке многих мирохозяйственных процессов. Так, во многих странах активизировалась дискуссия о деглобализации, необходимости возвращения промышленных производств из-за рубежа и диверсификации поставок с целью снижения зависимости от импорта из одного источника. Даже в ключевых развитых странах, в частности в США, аналитики дискутируют о необходимости импортозамещения и перехода на отечественные разработки, особенно в отраслях, имеющих стратегическое значение для национальной безопасности, - медицине, управлении энергетическими объектами и т. д.

В то же время, как представляется, большинство руководителей крупного бизнеса на данном этапе вряд ли будут готовы полностью отказаться от сложившейся системы международного разделения труда, поскольку транснациональные компании нуждаются в глобальных рынках для обеспечения масштабов своих продаж и высокой рентабельности. Таким образом, в обозримой перспективе возможна лишь частичная диверсификация сбытовых цепочек, скажем, путем переноса части производств из Китая в страны Юго-Восточной Азии, чтобы в случае повторного полного закрытия стран на карантин не зависеть от единственного источника (например, лекарств, защитных средств, вентиляторов и т. д.) и не лишиться критически важных поставок. Однако, как видится, полноценный перенос целых звеньев производственных цепочек - процесс длительный и затратный.

Схожих тенденций можно ожидать и в сельском хозяйстве. Закрытие границ между государствами в условиях пандемии привело к тому, что многие импортеры продовольствия не могли вовремя получить заказанные грузы из-за сбоев в логистических цепочках, приостановок в работе портов, перевалочных пунктов и т. п. В этой связи страны будут стремиться наращивать стратегические запасы продовольствия, а также развивать собственное сельхозпроизводство, причем даже в относительно неблагоприятных климатических условиях, что, в свою очередь, может повлечь колебания цен и возникновение дефицита. Что касается рисков глобального продовольственного кризиса в результате пандемии, то, как предупреждает Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО), каждый девятый житель планеты в этом году может столкнуться с голодом, причем число людей, которым грозит голодная смерть, может вырасти вдвое - со 130 до 265 миллионов. И пандемия здесь является не первопричиной, а, скорее, катализатором.

В этих условиях Всемирный банк продолжает анализировать динамику ситуации с продовольственной безопасностью во всех странах, развивать международное сотрудничество и координацию, не допускать возникновения новых торговых барьеров, адресно помогать бедному населению через продовольственные карточки или прямые денежные субсидии. И конечно же, еще активнее предоставлять фермерам кредиты на закупку современной техники, оказывать содействие в организации сбыта выращенной продукции (цифровые торговые площадки, мощности для хранения и т. д.), прокладывать дороги и линии электропередач к удаленным фермам.

Среди секторов экономики, понесших наибольшие потери от пандемии коронавируса, - туристическая (по данным Всемирной туристской организации, по итогам 2020 г. сокращение составит более 45% по сравнению с 2019 г., что, по оценкам, приведет к убыткам в размере 1 трлн. долл.) и нефтегазовая отрасли, авиаперевозки (суммарный ущерб по итогам года составит свыше 100 млрд. долл.), автомобилестроение (спад на 32%), торговля потребительскими товарами (в том числе падение продаж легковых автомобилей на 17%), бытовой электроникой и микроэлектронными компонентами.

К числу позитивных явлений, безусловно, стоит отнести то, что нынешняя пандемия значительно ускорит процессы цифровизации, автоматизации и роботизации, которые набирали обороты и до ее начала. За счет широкого внедрения элементов дистанционного обучения значительный потенциал имеет трансформация системы образования.

В своем январском 2021 года докладе «Перспективы развития мировой экономики» (Global Economic Prospects) Всемирный банк ожидает, что спад мировой экономики в 2020 году составит порядка 4,3%. Начавшаяся осенью вторая волна эпидемии дополнительно увеличила нагрузку на здравоохранение и бюджетные системы, а процесс выхода из рецессии сделала еще более растянутым и болезненным. По сути, экономика пострадавших стран столкнулась с тройным шоком, связанным с неспособностью правительств стимулировать экономику за счет увеличения расходов, неготовностью бизнеса к инвестициям в условиях неопределенности и падением потребительского спроса, поскольку большинство населения в условиях массовой безработицы попросту лишалось своих сбережений.

Так, именно в целях минимизации рисков наступления второй волны эпидемии Всемирный банк резко активизировал помощь странам на укрепление систем здравоохранения и соцзащиты. Было заявлено о переводе в режим «доступности» специального «финансового пакета» размером в 14 млрд. долларов из текущих ресурсов Банка, а также выделении 160 млрд. долларов на протяжении 15 месяцев на устранение последствий пандемии. C учетом запланированного софинансирования со стороны региональных банков развития эта сумма достигнет порядка 240 млрд. долларов. Кроме того, совместно с МВФ Всемирный банк стал соавтором инициативы о приостановке на один год платежей со стороны беднейших стран на обслуживание долга перед кредиторами, что позволит им получить передышку и направить высвободившиеся средства на неотложные нужды. 12 млрд. долларов было зарезервировано на цели закупки вакцин для беднейших стран.

Приоритетными направлениями финансирования в текущих условиях являются закупка аппаратов вентиляции легких, масок и других защитных средств, внедрение систем тестирования, переоборудование больничных палат в реанимационные, обучение медперсонала методической помощи. Помимо этого, Банк активно участвует в рабочей группе под эгидой ВОЗ по финансированию вакцин против коронавируса.

Большинство аналитиков подтверждают, что столь драматичных последствий пандемии можно было бы избежать, если бы не хроническое недофинансирование здравоохранения во многих странах. Однако стоит отметить, что наряду с объемами потраченных средств большую роль играет эффективность их применения. К примеру, США являются одними из лидеров по показателю расходов на медицину (порядка 18% ВВП). Вместе с тем в условиях распространения пандемии многие американские эксперты признали несовершенство собственной системы здравоохранения.

Особо уязвимым регионом с этой точки зрения еще долго будут оставаться страны Африки южнее Сахары, количество вентиляторов и реанимационных палат в которых крайне ограничено, а проблемы с тестированием не позволяют даже оценить реальных масштабов пандемии. Во многих из этих стран до сих пор не решен вопрос доступа к электричеству, что делает невозможным предоставление современных медицинских услуг. Примечательно, что Россия и республики бывшего СССР, а также государства Восточной Европы оказались в более выигрышном положении благодаря сделанным еще в советские годы вложениям в общедоступное здравоохранение.

Другим приоритетом Всемирного банка является поддержка систем социальной защиты, в том числе посредством предоставления адресной помощи наиболее пострадавшим слоям населения в бедных странах. Так, в частности, по линии одного из его подразделений - Международной финансовой корпорации (МФК) - осуществляется поддержка кредитных институтов и компаний, столкнувшихся с кризисом ликвидности, чтобы они смогли пережить кризис, избежать дефолтов и сохранить сформировавшиеся за долгие годы торговые и производственные цепочки.

Учитывая, что наряду с краткосрочными мерами реагирования представляется крайне важным продолжить обеспечить поддержку инфраструктуры как локомотива долгосрочного развития, особенно энергетики и водоснабжения. По российской инициативе в апрельское и октябрьское коммюнике Комитета по развитию Всемирного банка и МВФ удалось включить тематику обеспечения энергобезопасности и всеобщего доступа к энергии, что также поддержали партнеры по БРИКС, США, Австралия и большинство развивающихся стран.

Как уже отмечалось, электричество и водоснабжение являются базовыми элементами инфраструктуры, без которых не сможет функционировать ни один госпиталь. В целом в мире число людей, не имеющих никакого доступа к электричеству, до сих пор составляет 840 млн. человек, а каждый третий житель Земли не имеет доступа к чистой воде. Обращает внимание, что еще до начала пандемии и глобальной рецессии ООН оценивала ежегодную нехватку финансирования для достижения Целей устойчивого развития (Sustainable Development Goals) в 2,5 трлн. долларов.

В этой связи особую озабоченность вызывает то, что одним из наиболее негативных экономических последствий пандемии потенциально станет увеличение числа людей, которые окажутся в состоянии крайней нищеты. По подсчетам Банка, такая участь может ждать до 60 млн. человек. Это в определенной степени нивелирует позитивные достижение последних 20 лет, когда удавалось постепенно снижать показатели бедности в мире, выведя из зоны экстремальной бедности более 1 млрд. человек и снизив число людей, живущих на менее 1,9 доллара в день, с 30% до менее 10%, не в последнюю очередь за счет успехов Китая.

На сегодняшний момент наименее развитые страны, где проживает основная масса беднейшего населения планеты, столкнулись с беспрецедентными угрозами здоровью и серьезным падением доходов населения. Кроме того, все более явно проявилась неспособность предотвратить распространение инфекций (не только коронавируса), что привело к многочисленным человеческим жертвам. Ситуация усугубляется неразвитостью систем здравоохранения, общим обнищанием бедного населения вследствие потери рабочих мест из-за закрытия ресторанов, гостиниц, торговых центров и т. д. Все это снижает производительность трудовых ресурсов в долгосрочном плане, притом что именно от «человеческого капитала» в конечном счете зависит процветание экономик.

К макроэкономическим шокам, с которыми сталкиваются наименее развитые государства, следует отнести следующие: падение внешнего спроса на продукцию развивающихся государств и экспортной выручки (особенно у стран-экспортеров сырья), сокращение доходов от туризма и объемов денежных переводов трудовых мигрантов, бегство капитала и трудности с привлечением иностранных инвестиций, снижение ликвидности финансового сектора, обесценение национальных валют, отсутствие возможности нарастить госдолг (который и до кризиса уже приближался к преддефолтным уровням) и увеличить помощь бедным за счет госбюджета, угроза разрыва международных производственных цепочек, частью которых являются эти страны.

В этом свете представляется чрезвычайно актуальной инициатива Президента Российской Федерации, выдвинутая на мартовском саммите «Группы 20» о создании под эгидой МВФ специального фонда, финансируемого в первую очередь средствами центральных банков - эмитентов валют, входящих в корзину МВФ.

Важной задачей для большинства стран остается недопустимость обострения социальной напряженности, сдерживание роста протестных настроений граждан из-за падения доходов и уровня жизни, не говоря уже о межэтнических и иных конфликтах, включая геополитические.

Следует отметить, что ожидаемое Всемирным банком падение ВВП России по итогам 2020 года (4,0%) меньше, чем в целом в развитых странах (5,4%), и особенно в еврозоне (7,4%). И это даже несмотря на позитивное влияние на экономики членов ЕС за счет снижения цен на энергоносители и металлы, а также масштабы поддержки финансового сектора.

Как представляется, в целях укрепления потенциала долгосрочной конкурентоспособности важным направлением является продолжение внедрения передовых элементов цифровизации, прежде всего в систему образования и повышения квалификации, доказавших свою эффективность. Современные коммуникации предоставляют возможность даже в самых отдаленных деревнях и селах получать доступ к лекциям ведущих преподавателей с мировым именем. Кроме того, принимая во внимание высокий уровень образования в России, а также хорошую научную базу, развитию которой повышенное внимание уделяют Президент Российской Федерации и Правительство Российской Федерации, наша страна обладает всеми элементами долгосрочной конкурентоспособности, а следовательно, и необходимыми предпосылками для успешного преодоления последствий глобальной рецессии.

В условиях глобальных кризисов, когда обостряются политические и экономические вызовы, как никогда возрастает роль дипломатии и многостороннего сотрудничества. Отметив в минувшем году юбилей Великой Победы, мы вспоминаем, как тогдашние идеологические противники СССР смогли объединить с нами усилия по во имя победы над общей угрозой фашизма. Сейчас также необходима консолидация усилий всех государств в скорейшем решении проблемы коронавируса и восстановления глобальной экономики.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати