Два года спустя после «пятидневной войны»

00:00 13.08.2010 Андрей Арешев, эксперт Фонда стратегической культуры, к.и.н.


В канун второй годовщины нападения Грузии на Южную Осетию в ряде европейских городов состоялись акции, организованные международной ассоциацией осетинских обществ «Возрождение». В Брюсселе, Страсбурге и Берлине, а также в Анкаре прошли митинги и пикеты, участники которых требовали признания независимости Южной Осетии, осуждения политики Грузии и освобождения осетинских заключенных. Представители осетинских землячеств в Европе, власти Республики Южная Осетия, общественные организации ряда европейских стран предприняли значительные усилия с тем, чтобы Европа впредь выслушивала не только аргументы грузинской стороны. В частности, переведены на английский и французский языки основные документы, касающиеся разгрома Южной Осетии меньшевистскими властями Грузии в 1920 году. Издан ряд работ, включающих свидетельства жертв нападения грузинских войск на Южную Осетию в 2008 году.

В преддверии трагической годовщины 08.08.08 г. в Страсбурге состоялась международная конференция «Два года спустя: уроки, реалии и будущее. Взгляд европейцев на трагические события «пятидневной войны» в Южной Осетии». Основные выступления и дискуссии были связаны с интерпретациями «пятидневной войны» в “глобальных” CМИ и с перспективами развития ситуации в Кавказском регионе. Были интересные выступления представителей европейских общественных организаций, высказывавших точку зрения, не совпадающую с позицией сочувствующих грузинской стороне. И в то же время за фасадом этой «публичной демократии» нетрудно обнаружить весьма ограниченный круг лиц, принимающих ключевые внешнеполитические решения.

Вспомним, как освещались события два года назад. Против России была развёрнута широкомасштабная информационная и политико-дипломатическая война, приуроченная к нападению Грузии на Южную Осетию. Эта война продолжается и сегодня, вряд ли прекратится в будущем, многие схватки в ней ещё впереди.

Существенных сдвигов в оценках грузино-осетинской войны августа 2008 года в Европе не произошло. Там по-прежнему сочувствуют Грузии и считают действия России, в лучшем случае, «неоправданными». «Грузинская тема» в отношениях Россия - США и Россия - ЕС в силу ряда обстоятельств отошла на второй план, но это в любой момент может измениться. Например, в случае нанесения США и/или Израилем ракетно-бомбового удара по Ирану, за которым последуют крупномасштабные вооруженные провокации на Кавказе. В Европе до сих пор не признают Южную Осетию независимым государством, рассматривая ее как часть Грузии, которая остается союзником Вашингтона. По мнению Джульетто Кьеза, после «кризиса Газы» израильские самолеты, базировавшиеся в Турции, могут быть передислоцированы в Грузию.

Августовские события 2008 года стали важным этапом «схлопывания» и без того не слишком эффективных инструментов международного права, что неминуемо ведет к росту значения фактора силы в международных отношениях. После печально известного вердикта Международного Суда ООН по Косову можно надолго забыть об общих политико-правовых механизмах предотвращения межэтнических и межгосударственных конфликтов. Вопрос урегулирования межэтнических конфликтов окончательно сместился из правовой в политическую плоскость, что крайне опасно.

Никакие расчёты на то, что российской дипломатии удалось бы добиться (скажем, на уровне ООН) безоговорочного осуждения действий режима Саакашвили, ввести эмбарго на поставки ему вооружений и т.п., изначально не имели под собой почвы. В Европе продолжается борьба за включение Грузии и Украины в НАТО. Тот факт, что российской дипломатии не удалось зафиксировать в международном общественном мнении вину грузинского руководства за развязывание войны против Южной Осетии, не должен быть неожиданностью. «Двойные стандарты» еще долго будут править бал в мировой политике. Именно поэтому действиями российского руководства изменившийся статус-кво на Кавказе был закреплён де-юре, что продолжает вызывать стойкое раздражение у представителей ведущих западных (в частности, британских) «мозговых центров». Это проявилось и на форуме в Страсбурге…

Все действия официального Тбилиси свидетельствуют о продолжении линии на максимальное вовлечение США и Евросоюза в дела Кавказа. Вместе с тем ЕС при всех попытках активизации его кавказской политики (план «Восточное партнерство», продвижение Соглашений по ассоциации и т.д.) воспринимается на Кавказе как второстепенный игрок по сравнению с Соединёнными Штатами или Россией.

Все стороны конфликтов продолжают быть уверенными в том, что их «справедливое» решение возможно только при участии внешних сил: Грузия продолжает апеллировать к США и ЕС, Абхазия и Южная Осетия – к России. Женевские консультации ни к чему не привели и не могут привести, пока их главной задачей остается выработка юридически обязывающих договоренностей о неприменении силы. Грузинская сторона отказывается взять на себя соответствующие обязательства, подписав документ с Абхазией и Южной Осетией, заявляя, что подписание подобного соглашения возможно лишь между Российской Федерацией и Грузией.

Геополитические расчёты и неоформленные ожидания стратегической перегруппировки сил в регионе заметно преобладают над разговорами о создании всеобщей системы европейской безопасности.

Временное ослабление антироссийской риторики, которое мы сейчас наблюдаем, слишком напоминает перегруппировку сил перед новым «раундом» политико-дипломатического давления на Москву. Всё может измениться в случае ужесточения внешнеполитической линии США (например, после прихода к власти новой администрации, либо победы республиканцев на осенних перевыборах части Конгресса). В этом случае все старые стереотипы и клише вновь выйдут на поверхность. Более «мягкий» вариант может быть продавлен в формате «перезагрузки», которая уже привела к сближению позиций Москвы и Вашингтона по иранскому и некоторым другим вопросам.

С абхазской и юго-осетинской точек зрения, долгосрочные интересы России, связанные с обеспечением своего влияния в регионе, позволяют народам этих стран сохранить гарантии собственной безопасности, завоеванные путем кровопролитной борьбы и окончательно юридически оформленные по итогам признания их независимости. Сухум и Цхинвал твёрдо надеются на то, что геополитические интересы России приведут её к тесному союзу с Абхазией и Южной Осетией. Ожидается, что стратегический интерес России в отношении Грузии в целом не изменился, не изменится и будет преобладать над попытками договориться с Тбилиси, в том числе путем ревизии политико-дипломатических итогов «пятидневной войны».

Борьба между Россией и Западом за лидерство на Кавказе будет продолжаться, несмотря на риторику «перезагрузки». Визиты вице-президента США Джо Байдена в Тбилиси (июль 2009 года) и госсекретаря США Хилари Клинтон в Баку, Ереван и Тбилиси (год спустя), а также все последующие события свидетельствуют о том, что этот регион остаётся ареной прямого и скрытого соперничества между Вашингтоном, Брюсселем и Москвой. Американцы не желают оставлять Южный Кавказ России, и в ближайшее время вряд ли можно ожидать решающего воздействия ЕС на соотношение сил в регионе. К тому есть целый ряд причин:

1) отсутствие единой позиции в посреднических усилиях ЕС;

2) собственные серьезные проблемы Евросоюза;

2) нежелание серьезно менять соотношение сил на Кавказе с учетом риска столкнуться с Москвой по вопросам, не являющимся для ЕС жизненно важными;

3) возможная роль ЕС как приводного ремня в новой американской стратегии, которая предусматривает максимальное дистанцирование новых государств Кавказа (прежде всего Абхазии) от России;

4) отсутствие ясных перспектив и четких критериев возможного будущего вовлечения Грузии и других стран Кавказа в процессы европейской интеграции.

В то же время Сухум и Цхинвал надеются, что им удастся нормализовать отношения с Евросоюзом, постепенно прокладывая путь к интеграции с Европой, хотя эта задача представляется им менее важной, чем выстраивание отношений с Россией как гарантом безопасности новых государств Кавказа. Рассуждения о «европеизации» региона как средстве решения конфликтов будут сводиться на нет официальной позицией Брюсселя, рассматривающего Южную Осетию исключительно в границах бывшей Грузинской ССР.

В среднесрочной перспективе ситуация вокруг Южной Осетии будет выглядеть «игрой с нулевой суммой», когда выигрыш одной из сторон автоматически является проигрышем другой.

Борьба интерпретаций как вокруг событий двухлетней давности, так и на тему будущего отношений Грузии и ее бывших автономий, продолжится на самых разных уровнях. Многое здесь зависит от того, насколько ясной и последовательной будет позиция российской дипломатии, властей Южной Осетии, а также осетинских землячеств, заметно активизировавшихся на международных, и в частности, европейских «площадках». Общественно-политические акции, проходившие в начале августа во многих европейских странах, позволяют смотреть в будущее с оптимизмом.

 

www.fondsk.ru

Версия для печати