ГЛАВНАЯ > Актуальное интервью

Иван Тимофеев: Санкции вводятся на основе определенного мнения

09:59 13.10.2020 • Елизавета Антонова, журналист-международник

Главы МИД стран ЕС достигли соглашения по вопросу введения санкций против России из-за отравления Алексея Навального. Такое решение приняли 27 министров иностранных дел ЕС. Как заявил глава МИД Финляндии Пекка Хаависто, ЕС начал подготовку санкционного списка. Комментирует ситуацию программный директор РСМД Иван Тимофеев.

Иван Николаевич, Европейский Cоюз пришел к консенсусу по введению новых санкций против некоторых представителей России и они являются не секторальными. Каков месседж именно у такого формата санкций?

Ну, все-таки, это экономические санкции, потому что те лица, которые появятся в списке, в приложение к «решению 1545» от октября 2018 года, именно это решение используется, как правовой механизм для введения санкций. Оно, все-таки, будет поддерживаться, так называемым, блокирующими санкциям, то есть, активы этих людей на территории ЕС, если они есть, замораживаются. Кроме того, ни один европейский банк юрисдикции ЕС не сможет обслуживать, даже банковские проводки. Грубо говоря, если у вас есть недвижимость в Финляндии или еще где-то, и вы хотите заплатить за услуги, у вас не получится. Ну и плюс, это визовые ограничения. Им будет запрещен въезд на территорию ЕС. То есть, экономический элемент там есть. Другое дело, что, конечно, это не секторальные санкции. Собственно, «решение 1545, которое создавало правовой механизм по санкциям применения предполагаемого химического оружия, оно никогда и не подразумевало секторальные санкции, и вопрос так даже не стоял. Я считаю, что секторальные санкции в данном случае, были бы просто таким «экшен». То есть, чрезмерной реакцией и они самому ЕС, в общем, навредили бы. Тем более, что в этом деле очень много вопросов и в ЕС тоже понимают это. Почему именно такие санкции используются? Потому что у санкций, помимо того, что они наносят ущерб и по идее, заставляют страну цель менять курс. Есть другая функция - эта функция сигнальная, так называемая. То есть, они тем самым показывают, что мы недовольны тем, что происходит. Мы не довольны делом Навального, и мы вам таким образом послали более сильный сигнал, чем просто дипломатическое решение. То есть, по факту, большого ущерба экономического России они не нанесут. То есть, скажем так, символический жест, но они тем самым показывают, что это нечто большее, чем просто дипломатическое внушение.

Грубо говоря, против «Cеверного потока-2», в данном случае, санкции не могли быть?

Нет. К этому призывает резолюция Европарламента, тут вопрос причинно-следственной связи. Зачем наносить ущерб самим себе? А это наносит ущерб Евросоюзу, когда дело,  вызвало резонанс, но по своей сути его трудно назвать, скажем так, фундаментальным для европейской безопасности. Потому что, строго говоря, инцидент произошел не на территории ЕС. Это «решение 1544» гласит, что неважно, где применялось химическое оружие, в любой точке земного шара, ЕС все равно на этом условии может вводить санкции. Но, здесь еще один момент есть связанный с тем, что озвучили уже 9 официальных лиц и сотрудников предприятия, на котором, якобы, изготавливался этот «новичок», но проблема в том, что ведь не было, какого-то серьезного расследования этого дела и нет подозреваемых в нем. И, если посмотреть заявления министров иностранных дел Германии и Франции, они так сказали, что никто кроме России этого сделать не мог, но это их мнение. Санкции вводятся на основе определенного мнения. То есть, никакого расследования, никакой фактуры нет. Они действуют именно вот таким методом исключения. Поэтому, в общем, такой здесь есть момент неопределенности.

Понятно. Как Вы думаете, все-таки, против «Северного потока» продлится информационная кампания?

То, что предлагал Европарламент, на уровне резолюций, на уровне заявлений, - да, они будут звучать. Давайте мы закроем «Северный поток» и так далее. Но, все-таки, этот проект, он же не просто, какая-то затея. Это проект для Европы: Германия делает ради себя, прежде всего, ради своей энергетической безопасности, ради гарантированных поставок. Там довольно много денег вложено и так далее. Поэтому, из-за Навального закрывать этот проект было бы очень странным.

Дорого, по крайней мере.

И дорого, и непонятно, а что это изменит. Да, если бы отмена «Северного потока» гарантировала, что инцидентов подобных больше не будет, ну, в глазах ЕС -  это одно. Но можно, конечно, закрыть, тогда вообще не будет никаких результатов, только хуже будет. А так они, в общем, показывают, что да, мы недовольны, мы ввели санкции, какие мы молодцы, европейское единство, мы все вместе так решили. Мы за демократию в России. Там в заявление еще говорит, что надо сократить им  с гражданским  обществом сотрудничество, с российским народом отлаживать контакты, а против должностных лиц санкции вводить. Это их позиция, они пока больше видимо ничего сделать не могут.

Иван Николаевич, Вы, достаточно, давно занимаетесь санкционной тематикой. Вы изучали вопрос того, как обычные граждане Евросоюза относятся к своей, уже ставшей привычной, санкционной политике в отношении других стран и людей?

Честно скажу, что я опросов таких не видел, но строго говоря, это не так важно, потому что они же, все-таки, не столько на мнение граждан ориентируются, это раз. А, во-вторых, мнение граждан, очень зависит от того, что им подают в СМИ. То есть, если в СМИ подается, что Россия плохая, что во всем виновата, граждане в это верят, так работает общественное мнение. В общем, вот эти настроения в отношении зарубежных стран, они очень коррелируют с контентом. Как только контент меняется, меняется отношение.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати