ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Климатические беженцы: как природные катаклизмы повлияют на потоки миграции

11:07 16.09.2020 • Андрей Кадомцев, политолог

Расположенный в Лондоне Институт экономики и мира представил Доклад, в котором попытался комплексно оценить экологические угрозы для государств и территорий, а также для социально-экономической стабильности в международном масштабе. По данным исследования, «в 2050 году жизненное пространство более миллиарда людей может оказаться под угрозой». Основными причинами станут изменения климата, «ураганы, наводнения, дефицит воды и продовольствия». «Многие жизненные пространства больше не будут пригодными для жизни»[i].

По оценкам авторов Доклада[ii], изменения климата влияют на динамику и направления перемещения масс населения, по меньшей мере, двояким образом. Во-первых, тем значительнее они будут, чем сильнее природные катаклизмы разрушают привычную среду обитания людей. Во-вторых, эти процессы будут зависеть от того, в какой степени климатические факторы дестабилизируют ситуацию в области продовольственной безопасности, ограничивают или лишают значительное число людей доступа к пресной воде и пище.

В свою очередь, динамика и география миграционных процессов непосредственным образом воздействуют на состав и структуру населения стран и регионов. Между тем, в политическом отношении, демография выступает в качестве одного из важнейших факторов, определяющих уровень устойчивости и исторические перспективы политических режимов. В значительной мере влияет на социальную политику государств, их геополитический потенциал, внутренние электоральные процессы.[iii]

Бедные страны с растущим населением будут подвержены возрастающему риску «политической нестабильности и насилия». Уменьшение численности жителей трудоспособного возраста с высокой вероятностью негативно отразиться на темпах экономического роста «во многих развитых и некоторых развивающихся странах». Трансграничная миграция превратится во все более значимый фактор политических процессов. Наибольший прирост населения прогнозируется в следующие 20-30 лет для Африки, где расположено большинство беднейших и наименее стабильных стран мира. Согласно негативным сценариям, это породит новую волну глобальной миграции «невиданного прежде масштаба», которая спровоцирует активное вмешательство в дела региона внешних держав.

По данным Доклада, такие страны, как Индия и Китай в наибольшей степени подвержены угрозе нехватки пресной воды. А Пакистан, Иран, Кения, Мозамбик и Мадагаскар сталкиваются с «комбинацией угроз, с которыми им всё труднее справляться». По оценке авторов доклада, Пакистан, Эфиопия и Иран – три государства, где «самое незначительное» ухудшение ситуации в области экологии, наряду с природными катаклизмами, способно спровоцировать появление наиболее значительного числа вынужденных мигрантов.

В целом, согласно оценкам составителей Доклада, наиболее острая нехватка ресурсов социально-экономической стабильности, вызванная негативными климатическими изменениями, прогнозируется, в порядке убывания: в странах Африки, южнее Сахары, на Ближнем Востоке, в Северо-Африканском регионе, а также в Южной Азии. 17 из 28 государств мира, в наибольшей степени страдающих от нехватки жизненно-важных ресурсов, расположены в «черной» Африке. Еще 4 – в регионе Магриба и на Ближнем Востоке.

Опираясь на данные закономерности, авторы Доклада предсказывают формирование «мощных миграционных потоках, пострадать от которых могут в первую очередь европейские страны, считающиеся относительно кризисоустойчивыми». «С 2015 года мы наблюдали, как относительно небольшое число мигрантов может спровоцировать масштабные политические беспорядки и события», - рассказал руководитель исследования Стив Киллелеа (Steve Killelea) в интервью агентству dpa.[iv]

Не вызывает сомнений, что значительный рост числа климатических беженцев и вынужденных переселенцев можно прогнозировать в первую очередь при возникновении негативной комбинации факторов роста населения и увеличения площади территорий, страдающих от нехватки водных ресурсов. Как показывает история, политическая нестабильность, вызванная нарастающей нехваткой воды, может поставить под сомнение долгосрочные планы социально-экономического развития целых регионов и даже континентов.

Среди регионов, в которых будут разворачиваться в ближайшие годы конфликты, спровоцированные изменениями климата, окажутся территории к югу от границ России. К примеру, в государствах Центральной Азии, в Иране, Афганистане, Турции, площадь территорий, страдающих от снижения количества осадков, возрастают из года в год. Таким образом, феномен «климатических беженцев» превращается в одну из потенциальных угроз стабильности и безопасности Российской Федерации.

В число экологических проблем, часто ускользающих из поля зрения наблюдателей, однако уже способных спровоцировать массовое перемещение населения,  входят т.н. «тепловые волны» (heatwaves) - периоды аномально высокой жары. Между тем, уже в наши дни они провоцируют «избыточную» смертность населения во многих регионах мира, включая наиболее развитые страны. По данным The Economist, тепловая волна, охватившая Европу в 2003 году, унесла жизни порядка 70 тысяч человек. Данная проблема будет также приобретать всё более острый характер по мере дальнейшего роста среднегодовых температур, а также развития процессов урбанизации.

Резкое увеличение числа климатических беженцев способен спровоцировать и рост уровня мирового океана. По прогнозу Института экономики и мира, наибольшему риску в следующие 30 лет подвергаются прибрежные территории в Китае, Бангладеш, Индии, Вьетнаме, Индонезии и Таиланде. Согласно оценке, приведенной в Докладе, уровень воды в мировом океане может повыситься более чем на 2 метра к 2100 году. В результате, под угрозой затопления окажутся территории, нынешнее население которых составляет не менее 200 млн. человек.

Трансграничная миграция, вызванная, в том числе, экологическими факторами, уже способствует усилению политических сил «крайнего» толка. Бедные страны с растущим населением особенно подвержены возрастающему риску насилия и политической нестабильности. В целом подобные тенденции, усиливает тенденции к пересмотру политического дискурса. В частности, речь идет о новом этапе усиления регулирования социально-экономических процессов со стороны государства.  Кроме того, как отмечает руководитель Центра французских исследований Института Европы РАН, доктор исторических наук Ю.И. Рубинский, «массовая миграция становится объектом, а иногда и инструментом внешней политики целого ряда государств».

Изменения климата, провоцирующие усиление процессов трансграничной и внутренней миграции, способны сыграть свою роль в усилении сепаратистских движений во многих регионах мира, включая Европу. Дробление государств на более мелкие территориальные образования увеличивает риск конфликтов, а также создает предпосылки для вмешательства внешних сильных держав. В конечном счете, объективная потребность в расширении международной кооперации для решения глобальных проблем, будет сталкиваться со столь же объективной тенденцией роста национализма и изоляционизма.

Определенное понимание опасности проблемы климатических беженцев уже существует на международном уровне. Формально, Конвенция ООН о статусе беженцев не распространяется на людей, спасающихся от ухудшения климатических условий. Тем не менее, Исполнительный комитет Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) принял решение расширить мандат Управления «и включил в него обязанности в отношении беженцев, которые не хотят или не могут вернуться в свою страну по причине климатических изменений». Активную поддержку вопросам оказания международной помощи жертвам экологических бедствий оказывает лично Генеральный Секретарь ООН Антониу Гутерриш.[v]

Вместе с тем, целостной международной системы долговременной помощи беженцам и мигрантам, в том числе климатическим, их переселения и адаптации на новом месте, сегодня не существует. Политика ведущих стран и регионов мира, являющихся наиболее желанной целью для подавляющего большинства потенциальных климатических беженцев и мигрантов, весьма противоречива. В первую очередь, вследствие роста общественного недовольства «наплывом мигрантов» в предыдущие десятилетия.[vi]

Так, «в Европейском союзе одна из самых детально разработанных систем миграционной политики, подобно которой нет ни в каком другом регионе мира». Одним из интересных достижений ЕС является предложенный Еврокомиссией «механизм функционирования чрезвычайного трастового фонда по стабильности и адресной помощи в связи с проблемами мигрантов, беженцев в странах Африки»[vii]. Но, как мы знаем, это не решает проблемы Европы, связанные с мигрантами и недовольством населения в связи с увеличением их числа.

Поэтому легко понять мотивы властей тех стран Европы, которые отказываются поддержать Всемирный пакт ООН о миграции, подписанный в декабре 2018 года. Более двух миллионов беженцев, приехавших на европейский континент после 2013 года, спровоцировали серьезные потрясения на внутриполитической арене ведущих государств Европы. И даже поставили под сомнение само существование ЕС в его нынешнем виде. В результате, большинство государств ЕС ведут напряженную политическую борьбу с Брюсселем по вопросам возвращения своего суверенитета в вопросах регулирования миграции.

В США, исторически принимавших у себя миллионы переселенцев, к 2016 году вопросы иммиграции приобрели столь острый характер, что стали одной из ведущих тем президентской предвыборной кампании. Однако, как и в предыдущие годы, эмоции явно преобладали над фактами, а также попытками предложить взвешенное и комплексное решение проблем. К настоящему времени, оппоненты обвиняют администрацию Трампа в том, что ее драконовская миграционная политика уже лишает Америку тысяч высококвалифицированных иммигрантов, указывая на Канаду, которая гораздо охотнее принимает мигрантов, хотя и на основе системы весьма жестких критериев.

Особый подход до недавнего времени демонстрировала Япония, которая вносит значительные средства в фонды УВКБ ООН, однако почти не принимает мигрантов на своей территории. В последние годы, общественное мнение в стране становится всё более терпимым в отношении беженцев и вынужденных переселенцев. Токио изучает опыт Австралии, которая готова принимать много иммигрантов, но только в организованном порядке. В то же время, очень жесткая политика Канберры в отношении «нелегалов», которых отправляют в лагеря принудительного содержания, расположенные в труднодоступной местности в Новой Гвинее и Науру, вызывает всё больше нареканий со стороны международного сообщества.

В целом, как представляется, климатические изменения, провоцирующие деградацию окружающей среды, а также социально-политические конфликты, будут оказывать все более значимое, а, порой, даже определяющее, влияние на процессы миграции. Это, в свою очередь, будет становиться катализатором проблем политического, социально-экономического, а также геополитического порядка.

Одновременно деградация окружающей среды не только сама провоцирует социально-политические конфликты. Военные действия и даже продолжительные по времени масштабные общественные волнения могут сами по себе наносить значительный вред экосистемам. Возникает порочный круг.  В этой связи международному сообществу раньше или позже придется сосредоточиться на политических, экономических и социальных мерах, которые бы помогли человечеству лучше адаптироваться к объективным тенденциям природы.

При этом, судя по всему, в ближайшие годы едва ли можно ожидать усиления координации ведущих стран мира по миграционной проблеме. Как показывает опыт 2010-х годов, вопрос миграции будет решаться каждой из стран - потенциальных реципиентов «по мере возникновения». Для многих рядовых избирателей проблема миграции «выглядит как одна из наиболее явных и реальных». Однако они не осознают всей её многоплановости. Поэтому наибольшей поддержкой пользуются лишь «простые», тактические по своей сути и последствиям решения. А главным вызовом нынешних миграционных процессов останется поиск баланса между вопросами гуманизма и глобальной безопасности в контексте изменения климата. И значимость этого контекста будет со временем только возрастать.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати