ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

«Мягкая сила» и коронавирус: кто в плюсе и кто в минусе

13:07 10.04.2020 •

Ректор Дипломатической академии МИД России Александр Яковенко, специально для Seldon.News

Распространение пандемии, принявшее непредсказуемый оборот в западных странах, неизбежно поставило вопрос о "мягкой силе" вообще и такой ее составляющей, как имидж государств, в особенности. До сих пор Запад был абсолютно уверен в своем преимуществе над остальным миром по части "мягкой силы". Под этим американский политолог, почетный профессор Гарвардского университета Джозеф Най предлагал понимать общую привлекательность западных стран, основанную на их политической системе, "либеральных" ценностях и эффективности "надлежащего" управления.

Что мы видим сейчас, если абстрагироваться от глобального финансового кризиса 2008 года, который отнюдь не закончился и грозит всех накрыть своей второй волной, будь то с коронавирусом или без оного? Похоже, что Запад не знает, что делать. Пока ни о какой солидарности говорить не приходится. Яркие доказательства тому дает Евросоюз, где итальянцы на начальном этапе кризиса почувствовали себя брошенными партнерами в своей беде, что заставило их усомниться в преимуществах европейской интеграции в кризисных ситуациях. Не лучше повели себя и США, которые попытались перехватить поставки медицинских масок и перекупить немецких медиков-разработчиков вакцины против нынешнего вируса, что стало достоянием гласности. Такой демонстрации национального эгоизма не было за весь послевоенный период, причем в условиях гуманитарного кризиса.

Получается, что если нравственные ценности не работают в самих западных странах, то что можно от них ожидать в плане глобальном, когда требуется укреплять уже международную сплоченность. Оказывается, что ничего, кроме рутинной политики "сдерживания" и давления на того, кого на Западе рассматривают в качестве стратегического "вызова", к которым относят многих, включая КитайРоссию и ИранИрану, к примеру, отказывают в финансовой помощи на борьбу с пандемией по линии МВФ/ВБ. Китай, в свою очередь, Вашингтон явно пытался максимально изолировать под предлогом того, что тот стал "рассадником" болезни. Россия остается под западными санкциями. Но санкции в обход Совета Безопасности ООН, как и торговые войны, развязанные Америкой Дональда Трампа, не только разрушают международную солидарность, но и покушаются на глобализационный проект самого Запада. Если речь идет о чрезвычайной ситуации планетарного масштаба, то не время ли признать, что холодная война завершилась 30 лет назад?

Западная политика наоборот выглядит как отлитая в чугуне или бетоне. США даже пытаются в бедах Америки обвинить ВОЗ. Эффективность в противодействии инфекции демонстрируют не западные страны, а Китай и Россия: первый эффективно преодолел эпидемию, вторая ее эффективно сдерживает. Обе страны готовы помогать другим на двусторонней основе, раз наши инициативы о коллективном реагировании ветируются западными странами в ООН.

В итоге, на уровне имиджа, а значит, и "мягкой силы" Запад, разрывающийся между интересами экономики/бизнеса и императивом спасения жизни собственных граждан, получает "черные шары" не только в своих странах, но и на международной арене. А выигрывают в производстве "международных товаров" (international goods) другие, кто не претендует на "обладание" нынешним миропорядком и универсальность своих ценностей. Последний жест главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен о помощи в 15 млрд евро наиболее уязвимым странам ничего не меняет, хотя лучше поздно, чем никогда, да и требуются не деньги, а реальные ресурсы, включая оборудование и персонал.

Утратив преимущество по части "жесткой" (военной) силы, Запад, похоже, рискует лишиться значительной части своей "мягкой силы". В формирующейся новой, меритократической системе геополитических координат будет важен реальный вклад государств в решение общих проблем человечества.

В то же время, когда читаешь аналитические статьи, публикуемые на Западе, то создается впечатление, что там намерены продолжить линию на разрушение международного правопорядка, полагая заменить международное право пресловутой "западной солидарностью". Из этого можно заключить, что нынешняя пандемия вряд ли создаст качественно новую реальность. Скорее, надо ожидать ускорения вызревания тех явлений, которые ранее заявили о себе. Это уже много, хотя хотелось бы видеть признаки трансформации сознания западных элит.

Как быть? В целом, накопилось много вопросов, которые могли бы послужить новой тканью международных отношений — вполне в соответствии с императивами нашего времени. Президент Владимир Путин в свое время призвал к созыву саммита "пятерки" постоянных членов СБ ООН именно для этого. С тех пор вопросов для обсуждения стало больше, да и приоритеты изменились. Вашингтон хотел обсуждать контроль над вооружениями в трехстороннем формате с Китаем. Сейчас на первом плане — коронавирус и глобальная рецессия, которую усугубила пандемия. Словом, только возросла актуальность разговора на таком уровне о своего рода прочистке всей международной системы под углом новых реалий и новых задач. Вопрос в том, услышат ли в западных столицах этот призыв, или всем надо будет ждать завершения очередного электорального цикла у наших партнеров.

Что до ВОЗ и всей системы Всемирной организации, то в них заинтересованы все остальные государства, а их больше 160 (из 193 членов ООН). Поэтому этот "караван" продолжит свой путь даже без участия Америки и ее союзников. То же относится к международному праву, которое сложилось исторически и которому нет альтернативы как основы и рамок межгосударственного сотрудничества и координации, международных отношений вообще.

 

news.myseldon.com

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати