ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Китай приходит на Балканы, ЕС волнуется…

12:05 09.03.2020 • Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук

Балканы в целом и Сербия в частности все более активно превращаются в арену противоборства ключевых мировых игроков, причем особую активность в последние годы в этом направлении проявляет Китай. Как заявил в этой связи в интервью американскому журналу The Foreign Policy сербский президент Александар Вучич, сотрудничество его страны с Пекином вызвало озабоченность Запада, большую по масштабам, чем контакты Москвы и Белграда. По его словам, в последнее время Европейский союз задает все больше вопросов из-за китайских инвестиций в Сербию. Президент отметил, что даже в США не волнуются так, как в Евросоюзе. При этом Александар Вучич подчеркнул, что гордится тем, что Сербия является частью китайского проекта «Один пояс, один путь», и назвал Китай важным и постоянным партнером Белграда.[1]

Для подобных оценок есть объективные основания. Укрепление позиций Китая на Балканах происходит, прежде всего, в рамках реализации глобальной инициативы Пекина «Один пояс, один путь». При этом особая роль инвестиционной политики для последующего развития государства была отмечена в Китае еще во второй половины 1970-х годов, когда новое китайское руководство приняло первые документы, регламентирующие инвестиционную деятельность. В 1999-2000 годах тогдашний председатель КНР Цзян Цзэминь провозгласил политику «идти вовне», ставшую ключевым обоснованием международной инвестиционной политики страны. В 2015 году Китай принял документ, послуживший «дорожной картой» по реализации инициативы «Один пояс, один путь». В нем выделены основные направления реализации данной инициативы, включающие в себя политическое взаимодействие с государствами-участниками проекта, реализацию инфраструктурных проектов и развитие транспортно-логистического сообщения, либерализацию торговых отношений, обеспечение свободного движения капитала и развитие культурных связей.

При этом инициатива «Один пояс, один путь» реализуется не как традиционная модель регионального сотрудничества, - иными словами, она не предполагает создания союзов и органов с наднациональными полномочиями. Характерной чертой проекта «Один пояс, один путь» изначально также стало отсутствие каких-либо четких географических рамок. Китайская сторона неоднократно заявляла о возможности любого государства принять участие в сотрудничестве в рамках вышеуказанной инициативы.

Тот факт, что одним из ключевых финансовых участников инициативы выступает Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, свидетельствует о значении, придаваемом данному проекту партийно-политическим руководством Китая. Как озабоченно отмечает в этой связи американская газета The New York Times, участие данного банка «подтверждает», что «Китай, обладающий огромным богатством и ресурсами, теперь соперничает с США за глобальным экономическим столом». «Азиатский банк инфраструктурных инвестиций будет давать кредиты в размере 10–15 млрд. долларов США в год в течение первых пяти или шести лет», и его создание является еще одним доказательством перебалансировки мировой экономики с Запада на Восток», - свидетельствует эксперт Сиднейского университета по проблемам китайской и американской экономики Сальваторе Бабонес.

В этой связи следует особо отметить, что укрепление позиций на Балканах и в целом в Европе представляет собой для Пекина один из ключевых инструментов противостояния США в продолжающейся, несмотря на временное перемирие, глобальной «торговой войне».

«Китай начал свой Великий поход», - весьма обоснованно подчеркивают в этой связи аналитики международной инвестиционной компании ING: «Мы воспринимаем это всерьез. Это означает, что торговая война стала не просто технологической, но полномасштабной бизнес-войной».[2]

В последние годы стремление Китая усилить в целом европейский вектор своей внешней политики не вызывает сомнений – что, в свою очередь, и вызывает достаточно нервную реакцию со стороны ЕС. Исходным пунктом можно считать инициативу, озвученную китайским руководством в 2011 году. К тому времени деятельность Китая в Европе заключалась, в первую очередь, в активной скупке на волне начавшегося в 2008 году финансового кризиса различных европейских фирм и компаний, в том числе, действующих на рынке недвижимости. Однако осенью 2011 года европейский вектор Китая приобрел существенный геополитический аспект. Пекин предложил Евросоюзу оказать антикризисную финансовую помощь этой организации в виде займов на общую сумму 100 млрд. долларов в обмен на определенные уступки, в том числе повышение статуса и роли Китая в МВФ и ВТО.

Ответная реакция Евросоюза оказалась однозначно негативной. Брюссель назвал предложения Пекина «унизительными и опасными» и со своей стороны инициировал новый виток «торговой войны» с Китаем. Первым шагом стало введение в 2013 году Еврокомиссией дополнительной импортной наценки на китайские солнечные батареи (сначала – на 8,6%, а спустя два месяца - на 47,6%).

Парадоксальность ситуации в плане интересов Евросоюза была тем более очевидной, что Китай к этому времени уже стал вторым торговым партнером ЕС, совсем немного уступая США. По итогам 2013 года общий внешнеторговый оборот у ЕС с США составил 484 млрд. евро (14,2% в общей структуре), а с Китаем - 428 млрд. евро (12,5%). При этом лидерство Китая уже было неоспоримо в структуре европейского импорта - 298 млрд. евро (16,6% импортного баланса ЕС). На долю США приходится 196 млрд. евро (11.6%).[3]

Неудивительно, что целый ряд государств-членов ЕС решили напрямую развивать сотрудничество с Китаем – тем более, что со стороны Пекина прослеживается аналогичное стремление. Стороны явно не удовлетворены нынешним состоянием торгового взаимодействия, хотя и сегодня Китай занимает существенное место в структуре внешнеторгового оборота стран региона. Так, в структуре импорта Чехии Китай за последние годы вышел на 4-е место сразу после Словакии и опережая Россию. В структуре венгерского импорта Китай идет третьим (после России). Среди поставщиков продукции на польский рынок Китаю принадлежит четвертое место.

Аналогичный расклад наблюдается и в структуре внешнеторгового оборота Сербии. По данным национального статистического агентства, уже в 2013 году Китай занял четвертое место в структуре сербского импорта, уступая лишь Италии, Германии и России.[4]

В 2014 году именно в Белграде прошел экономический саммит государств Центральной и Юго-Восточной Европы и Китая. Китайская делегация во главе с премьером Госсовета КНР Ли Кэцяном подчеркнула заинтересованность Пекина в «динамичном сотрудничестве» с центральноевропейскими государствами. Примечательно, что визит китайского премьера в Белград стал первым событием подобного уровня за последние 28 лет, – то есть, со времен распада единой Югославии.

Среди подписанных в Белграде документов, заложивших основы современного торгово-экономического сотрудничества Сербии и Китая, выделялось соглашение о сооружении при финансовом содействии Китая высокоскоростной железнодорожной магистрали Белград-Будапешт, призванной стать ключевым элементом трансграничного торгового пути, обеспечивающего более активное экономическое проникновение Китая в Евросоюз.

Участвовавшие в саммите главы правительств Сербии, Венгрии и Китая Александар Вучич (ныне – президент Сербии), Виктор Орбан и Ли Кэцян подчеркнули свое намерение «создать быстрый наземный и морской путь, опирающийся на высокоскоростную железнодорожную магистраль Будапешт-Белград», а также на греческий порт в Пирее. Как подчеркнул тогда Александар Вучич, данный железнодорожный путь «станет позвоночным хребтом транспортных магистралей, связывающих эту часть Европы с Китаем».

Одновременно китайская сторона подписала предварительное соглашение с Боснией и Герцеговиной на предмет финансирования сооружения 62-километрового участка автотрассы на боснийской территории. Цель все та же – создание интегрированной общебалканской транспортной инфраструктуры. Помимо портовых терминалов в Пирее, ее уже существующим важным элементом является новый мост через Дунай протяженностью 1,5 километра и стоимостью 136,5 млн. евро. Он явился первым конкретным результатом реализации китайских строительных инфраструктурных проектов в Европе.

В последние годы ключевыми получателями китайских инвестиций в регионе Центральной и Восточной Европы выступают Венгрия и Сербия. Объемы китайских инвестиций в их экономику оцениваются в несколько миллиардов евро. Далее идут Польша и Румыния.

«Существование Запада находится под угрозой, так как он расколот и при этом сталкивается с вызовом со стороны Китая. Европа, включая Великобританию, уже давно находится в своего рода конфликте с США и Китаем», - весьма показательно указывает в этой связи германское издание Der Freitag.[5]

Подобная ситуация объективно расширяет возможности Сербии и других балканских стран в план реализации своих внешнеполитических приоритетов. С другой стороны, она требует от ключевых мировых игроков, – и в том числе России, - более активных усилий в плане обеспечения собственных политических, торгово-эконмических и военно-технических интересов в регионе.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

Примечания:

[1] URL: https://regnum.ru/news/polit/2875769.html

[2] URL: https://www.vedomosti.ru/opinion/quotes/2019/06/04/803251-velikii-pohod-kitaya]

[3] URL: http://trade.ec.europa.eu/doclib/docs/2006/september/tradoc_122530.pdf

[4] URL: http://webrzs.stat.gov.rs/WebSite/public/PublicationView.aspx?pKey=41&pLevel=1&pubType=2&pubKey=2194

[5] URL: https://www.freitag.de/autoren/icvo/ist-der-westen-wirklich-in-gefahr

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати