Камбоджийский геноцид

00:00 30.07.2010 Александр Мезяев, кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой международного права Академии управления (г. Казань)


26 июля сего года был объявлен первый приговор Международного трибунала по Камбодже (1). Данный трибунал является особой, «гибридной», разновидностью международных трибуналов и состоит наполовину из камбоджийских и иностранных судей. Все органы трибунала сформированы по принципу совместной работы местных и международных юристов. Составы суда, прокуратуры и даже защиты строятся по принципу представленности как местных, так и международных участников. За всё время деятельности трибунала (с 2006 года) прокуратура подготовила обвинения лишь по двум делам. По первому проходят четыре человека – бывший глава государства (председатель Государственного президиума Кампучии) Кхиеу Сампфан, бывший заместитель секретаря Компартии Кампучии и премьер-министр Нон Чеа, бывший министр иностранных дел Иенг Сари (2) и жена последнего, бывший министр по социальным вопросам Иенг Тририт.

Однако первый процесс начался по второму делу, по которому проходил всего один обвиняемый – Кенг Гуек Ив, чаще именуемый по своей партийной кличке Дойк. Во время правления Пол Пота он был начальником главной тюрьмы Пномпеня С-21, в которой погибло, как было доказано на процессе, около 14 тысяч человек.

Первый осуждённый Международного трибунала по Камбодже Кенг Гуек Ив

Несмотря на то, что судебный процесс длился всего 77 дней, к моменту объявления вердикта Дойк уже отсидел в тюрьме более 10 лет. За время процесса было заслушано всего 24 свидетеля и 9 экспертов. О сложностях процесса говорит тот факт, что буквально за неделю до объявления приговора Дойк заявил об отказе от услуг своего международного адвоката. Причиной этого стали события, действительно, странные. Во время заключительных слушаний, когда адвокаты уже приводили последние аргументы, камбоджийский защитник потребовал оправдать обвиняемого, а международный защитник – назначить небольшой срок заключения. Таким образом, защита раскололась по поводу главного вопроса процесса – вины или невиновности обвиняемого! Справедливости ради следует отметить, что неожиданный шаг совершил именно камбоджийский адвокат, так как на протяжении всего процесса Дойк постоянно каялся и просил прощения. В этой ситуации требовать оправдания было несколько странным.

И вот после восьмимесячных прений 26 июля трибунал огласил свой вердикт. Дойк был признан виновным в совершении убийств, пыток, изнасилований, содержании в рабстве и других бесчеловечных актов, составляющих международные преступления против человечности. Он был приговорён к 35 годам лишения свободы, из которых вычитаются пять лет как компенсация за незаконное заключение в военной тюрьме до того, как Дойк был арестован трибуналом. Таким образом, с учётом проведённых в заключении 11 лет Дойк должен будет провести в заключении еще 19 лет.

Нельзя не обратить внимания на то, что приговор трибунала содержит значительную «историческую» часть, в которой даётся изложение событий 1975-1979 годов. Вероятно, теперь это будет официальной историей Камбоджи тех времён. Это ещё раз подтверждает, что международные трибуналы не только судят конкретных лиц, но и пишут историю, и эта их функция отнюдь не менее важная, а порой даже является основной. В приговоре Дойка есть и ряд важных заявлений, которые, вероятно, могут не понравиться ряду стран, в частности Вьетнаму, а также Франции, так как содержат весьма резкие формулировки, касающиеся истории колонизации Юго-Восточной Азии. По мнению трибунала, к кризису середины 1970-х годов привели действия ряда стран, и соответственно они могут рассматриваться в качестве косвенной причины прихода к власти режима «красных кхмеров» (3).

Весьма интересным, с точки зрения права, является раздел приговора, в котором Дойк обвиняется в том, что вьетнамские заключённые тюрьмы С-21 не имели никаких преимуществ по сравнению с камбоджийскими. По мнению суда, вьетнамцы должны были иметь эти преимущества в связи с тем, что в то время между Кампучией и Вьетнамом был вооруженный конфликт и должны были применяться Женевские конвенции 1949 года, предоставляющие военнопленным особую защиту.

Первый вердикт Международного трибунала по Камбодже был вынесен на фоне глубокого кризиса самого трибунала. О сложностях, которые переживает этот суд, говорит множество фактов. Налицо, например, проблема разлада между камбоджийским и международным прокурорами касательно выдвижения новых обвинений. Так, международный прокурор объявил, что будет работать над подготовкой новых обвинений, в то время как камбоджийский прокурор считает, что выдвижение новых обвинений «поставит под угрозу мир в стране». Таким образом, за геноцид 1975-1979 годов, во время которого, как утверждают СМИ, погибли около 3 миллионов человек, по мнению камбоджийского прокурора, несут ответственность всего четыре человека (пятый, Дойк, не в счёт, так как в его адрес обвинение в геноциде не выдвигалось). Понятно, что многие организаторы и исполнители преступлений уже умерли (включая Пол Пота), но как-то не верится, что их осталось лишь четверо.

Другим примером нелёгкого положения трибунала является отказ всех руководителей страны подчиниться суду и явиться для дачи показаний. Среди «отказников» - министры иностранных дел и финансов, председатель сената и ряд депутатов парламента. Следует напомнить и слова премьер-министра Камбоджи Хун Сена, который выразил надежду, что трибунал «провалится», и как можно скорее.

Наконец, следует отметить совсем недавнее назначение в трибунал нового должностного лица, именуемого «специальным советником». Впрочем, полномочия «советника» говорят о том, что он будет не столько советовать, сколько осуществлять независимую защиту сотрудников трибунала. При этом он сам не будет входить в состав сотрудников трибунала, а в его компетенцию включены вопросы «антикоррупционных мер, гарантирование должного судебного процесса, защита сотрудников от мести, связанной с их сообщениями о нарушениях других сотрудников». Одно перечисление полномочий «советника» говорит о многом из того, что происходит за стенами этого судебного учреждения?

Впрочем, нельзя не отметить и ряд положительных новаций, внесённых в современное международное уголовное право Трибуналом по Камбодже. Так, «царица доказательств» международного правосудия конца ХХ – начала ХХI века – теория «совместных преступных действий третьей категории» (СПД-3) была отвергнута трибуналом. Напомним, что теория СПД-3 использовалась в Международном трибунале по бывшей Югославии и ряде других трибуналов для осуждения лиц, которые не только не совершали преступления лично, но даже не знали об их совершении другими. Кроме того, Трибунал по Камбодже не признаёт сделки с прокуратурой, поэтому, несмотря на то, что Дойк признал свою вину по большинству обвинений, суд всё равно заслушивал свидетелей по этим обвинениям. И правильно сделал, потому что в последние дни перед оглашением приговора Дойк отказался от своего покаяния! Однако это уже станет объектом рассмотрения в апелляционной палате трибунала.

Следует также отметить, что впервые в истории международного правосудия в завершившемся процессе принял участие новый субъект – гражданская сторона, иными словами – жертвы преступлений обвиняемого. Однако трибунал не имеет полномочий по назначению компенсаций жертвам, поэтому в данном случае участие гражданских истцов ограничилось лишь их моральным удовлетворением.

Конечно, процесс над Дойком был лишь пробным шаром в деятельности этого уникального трибунала. Судьба главных обвиняемых в камбоджийском геноциде 1975-1979 годов будет решаться осенью этого года с учётом опыта первого процесса. А опыт этот оказался весьма противоречивым: во-первых, состав суда раскололся по поводу применимости внутреннего права самой Камбоджи, а также относительно принципов назначения наказания. Так, судья Жан-Марк Лаверн в своём несогласном мнении, приложенном к решению большинства, отметил, что суд из всех вариантов применимого права выбрал самое тяжкое законодательство для обвиняемого, что не соответствует принципам международного уголовного права. Как видим, к началу главного процесса Трибунала по Камбодже судьям ещё предстоит окончательно разрешить важнейшие правовые вопросы.

______________________________

(1) Точное название данного трибунала – «Чрезвычайные палаты в судах Камбоджи» – не отражает его международного характера, поэтому его часто именуют по аналогии с другими гибридными и международными трибуналами (по Сьерра-Леоне, Ливану, бывшей Югославии и Руанде).

(2) В конце 70-х годов прошлого века власти страны назывались «режимом Пол Пота – Иенг Сари».

(2) Смотри страницы 20-42 приговора трибунала. С полным текстом приговора можно ознакомиться на официальном сайте трибунала  

www.fondsk.ru

Версия для печати