ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Израиль и европейский газовый рынок

12:15 09.08.2019 • Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук

Уже в ближайшие месяцы на газовом рынке Европы может появиться новый активный игрок. Как заявил в конце июля министр национальной инфраструктуры, энергетики и водных ресурсов Израиля Юваль Штайнитц, его страна в течение ближайших четырех месяцев начнет экспорт газа в Египет. Кроме того, по сообщению телеканала Al Arabia, член израильского правительства анонсировал на «ближайшие недели» сделку по покупке акций Восточно-Средиземноморской газовой компании, что, по его словам, приведет к укреплению экономического сотрудничества между двумя странами. [1]

Перспективы газового экспорта Израиля напрямую связаны с вводом в действие месторождения «Левиафан». Оно было открыто в 2004 году и является одним из крупнейших газовых месторождений в Средиземном море с оценочными запасами в 450 млрд. кубометров газа. Согласно имеющейся информации, уже оцененных ресурсов хватит для удовлетворения энергетических потребностей Израиля в течение следующих 40 лет. [2]

Однако планы Израиля предусматривают максимальное использование ресурсов «Левиафана» для организации экспортных потоков в Северную Африку и Европу. Первые поставки газа с данного месторождения запланированы на конец 2019 года именно в Египет.

Речь идет о реализации ранее согласованного проекта на общую сумму в 15 млрд. долларов по экспорту израильского газа в Египет, позволяющего значительно увеличить его объемы по сравнению с максимально возможным на сегодняшний день объемом в 7 млрд. кубометров газа в год, поставляемым через существующий трубопровод EMG на Синайский полуостров. Юваль Штайнитц ранее уже объявил израильско-египетский план частью более широких усилий по «превращению Восточного Средиземноморья в центр экспорта энергии на пороге Европы». По его словам, трубопровод «будет транспортировать газ с израильских морских месторождений «Левиафан» и «Тамар» на действующие СПГ-заводы Египта для переработки и реэкспорта». [3]

Ресурсы «Левиафана» способны помочь Израилю не только стать ключевым поставщиком энергоресурсов в соседний Египет, но и в целом радикально изменить свои отношения с остальным миром, в том числе повлиять на расстановку сил в Европейском союзе, - причем не только в экономической, но и в политической сферах. В частности, прямые поставки израильского газа в Европу на фоне сокращения собственной добычи в странах ЕС могут укрепить позиции «европейского произраильского лагеря». Такой вывод сделали эксперт из канадского Университета Святого Франциска Ксаверия Джейми Левин и представитель калифорнийского Колледжа Помона Мечислав Бодужински в своей статье в издании The Foreign Policy. «Вполне вероятно, что, если бы Израиль стал важным источником поставок СПГ в Германию, Берлин более прочно вошел бы в произраильский лагерь, тем самым существенно изменив баланс про‑ и антиизраильских сил на континенте», - подчеркивается в статье. «Левиафан» может сыграть переломную роль с точки зрения отношений между Израилем и остальным миром, включая вопрос об отношении иностранных правительств к продолжающейся израильской оккупации палестинских территорий», - делают вывод североамериканские эксперты. [4]

В данной связи следует особо отметить ключевой выбор момента запуска газового экспорта из Израиля. В первом полугодии текущего года в странах ЕС наблюдается устойчивое сокращения собственной добычи газа - в том числе у основных его поставщиков Великобритании (на 4%) и Нидерландов (на 16,4%), - что сопровождается одновременным снижением на 21% объемов поставок газа из Алжира. [5]

Следующим важным фактором развития ситуации на европейском газовом рынке «в привязке» к экспорту израильского газа выступает его возможная интеграция в систему «Южного газового коридора», запущенного в мае текущего года из Каспийского региона в Европу. В его рамках предполагаются ежегодные поставки 6 млрд. кубометров азербайджанского газа в Турцию, а после 2020 года до 10 млрд. кубометров в Европу. В перспективе пропускная способность коридора может быть расширена до 31 млрд. кубометров газа за счет строительства дополнительных газокомпрессорных станций. Участниками проекта выступают Азербайджан, Грузия, Турция, Болгария, Греция, Албания и Италия с потенциальным подключением Боснии и Герцеговины, Хорватии и Черногории.

Однако проект «Южного газового коридора» предполагает расширение ресурсной базы, поскольку одного азербайджанского месторождения «Шах-Дениз» недостаточно для обеспечения заявленных объемов поставок, а подключение Туркменистана в ближайшей перспективе представляется маловероятным ввиду ориентированности этой страны в направлении Китая и нерешенности проблемы раздела акватории Каспийского моря. В этих условиях именно Израиль, а также России выступают ключевыми потенциальными участниками проекта. Не случайно на торжественной церемонии открытия первого участка газопровода «Южный газовый коридор» в Баку принял участие бывший замминистра энергетики России, генеральный секретарь Форума стран - экспортеров газа (GECF) Юрий Сентюрин. Он заявил, что реализация проекта укрепит энергобезопасность Европы, и до 2024 года экспорт газа увеличится в 1,5 раза. ​

Согласно имеющейся информации, в настоящее время рассматриваются вопросы подключения к системе «Южного газового коридора» как России, так и Израиля. Это может позволить обойти существующие ограничения и претензии со стороны Брюсселя, так как указанный проект ранее уже получил исключение из Третьего энергопакета ЕС, запрещающего производителям газа контролировать 100% газопровода в Европе. Министр энергетики Азербайджана Натиг Алиев еще в 2017 году заявил, что его страна, а также Турция готовы использовать «Южный газовый коридор» для транзита газа из Ирака, Израиля и Кипра. Израиль и Турция сообщали, что могут построить в будущем газопровод, который свяжет израильское газовое месторождение «Левиафан» и Tрансанатолийский трубопровод (TANAP).

В стратегическом отношении новая труба увеличит значимость Азербайджана не только как экспортера природного газа, но и как транспортера и транзитера газа через территорию Турции в западном направлении, - свидетельствует эксперт Оксфордского института энергетических исследований Гюльмира Рзаева. По ее словам, поскольку пропускная способность трубопровода может достичь 31 млрд. кубометров, это дает возможности SOCAR и ее партнерам в будущем транспортировать не только азербайджанский газ, но и газ из других стран. В этом случае партнеры смогут поставлять по этому маршруту до 60 млрд. кубометров газа ежегодно, - отмечает вице-президент по инвестициям и маркетингу азербайджанской государственной нефтяной компании SOCAR Виталий Беглярбеков. [6]

Согласно прогнозу компании IHS Markit, спрос на газ в Европе увеличится к 2035 году с нынешних 541 млрд. до 572 млрд. кубометров. [7]

Однако укрепление взаимодействия Израиля и Турции в рамках проекта «Южного газового коридора» объективно вступает в противоречия с другим вектором усиления позиций Израиля на европейском газовом рынке – реализацией проекта сооружения подводного газопровода в Восточном Средиземноморье, связывающего Кипр, Грецию и Израиль. Проект предусматривает поставки около 10 млрд. кубометров газа в ЕС через Грецию и Италию, что позволит, по оценке его авторов, обеспечить 10-15% прогнозируемых потребностей ЕС в природном газе. Рассматривается вопрос подключения к данной системе также крупнейшего египетского месторождения «Зохр». В перспективе поставки по указанному газопроводу могут возрасти до 20 млрд. кубометров газа в год. Юваль Штайнитц уже объявил этот проект «самым длинным и самым глубоким газопроводом в мире». Согласно первоначальным расчетам его стоимость составит порядка 7 млрд. долларов, а процесс строительства займет 5-6 лет. [8]

Реализация данного проекта объективно направлена против интересов Турции – что способно завязать еще один опасный узел противоречий у европейских границ. Анкара оспаривает у Кипра газовые месторождения в его акватории, в том числе угрожая применить военную силу, и, очевидно, предпримет активные усилия для того, чтобы воспрепятствовать появлению в регионе конкурента для собственных газотранспортных маршрутов. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган уже заявил, что категорически против любых разработок газовых месторождений Кипра в его исключительной экономической зоне без урегулирования кипрского конфликта. [9]

Кроме того, реализация масштабных планов Израиля в энергетической сфере неизбежно усилит его противостояние с арабскими соседями, а также с Ираном. «Несмотря на постоянные заявления Израиля о возможности выделения части своих газовых ресурсов для выхода на европейские рынки, эти амбиции сталкиваются со множеством препятствий. Поэтому «празднование» в Израиле в честь проекта европейского трубопровода выглядит как преувеличение, чтобы представить еврейское образование как нечто неизбежное для развития региона», - так прокомментировало планы Тель-Авива ливанское издание Al-Akhbar. Оно приводит весьма показательное высказывание министра Штайнитца, позволяющее прогнозировать, что в противостояние в Восточном Средиземноморье вполне могут вмешаться и более крупные игроки – в том числе ОПЕК. «Десятилетиями мы жаловались, что арабы влияют на Европу в нефтегазовой сфере», - заявил Юваль Штайнитц в ноябре 2018 года: «Экспорт израильского газа в Европу приведет к определенной корректировке и уравновесит арабскую мощь в области энергетики». Но ливанское издание при этом считает:«Экономическое преимущество израильского газа в Средиземноморском регионе неоспоримо, особенно в том, что касается самого рынка Израиля. Однако за его пределами, когда речь идет о европейском рынке, становится очевидно, что его переоценили». [10]

В сложившейся ситуации многое будет зависеть от двух факторов – ситуации во взаимоотношениях Европы и России в энергетической сфере и от позиции США. Именно Вашингтон выступает здесь в качестве наиболее непредсказуемого фактора. Что же касается российских интересов в газовой сфере, то они заключаются в поддержании конструктивного взаимодействия со всеми участниками рассматриваемых проектов с тем, чтобы использовать собственные преимущества на газовом рынке для возможного вхождения в проекты, отвечающие долгосрочным интересам России.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

Примечания:

[1] URL: https://regnum.ru/news/polit/2672152.html

[2] URL: https://regnum.ru/news/polit/2683216.html

[3] URL: https://www.vestifinance.ru/articles/113187

[4] URL: Подробности: https://regnum.ru/news/polit/2683215.html

[5] URL: https://www.kommersant.ru/doc/4052442

[6] URL: https://www.rbc.ru/business/29/05/2018/5b0d2a389a79472bcb56ab94#ws

[7] URL: http://www.gazprom.ru/f/posts/41/295497/investor-day-2018-en.pdf

[8] URL: https://www.vestifinance.ru/articles/113217

[9] URL: https://www.vestifinance.ru/articles/112819

[10] URL: https://inosmi.ru/politic/20190207/244512564.html

Версия для печати