Индо-Тихоокеанский регион и выборы в Новой Каледонии

10:27 16.05.2019 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Результаты завершившихся 12 мая 2019 г. в Новой Каледонии (особое административно-территориальное образование Франции) парламентских выборов указали на сохранившийся политический раскол в местном обществе. Двадцать восемь мест из 54 в местном конгрессе получили сторонники сохранения французского управления (лоялисты). Их оппоненты, выступающие за большую автономию региона вплоть до полной независимости, получили двадцать шесть мест (1).

Разделение местного общества определяется политическими и географическими контурами. Коренное меланезийское население (канаки) с 1969 г. пребывает в меньшинстве и на текущий момент составляет 39%. Меланезийцы составляют большинство (70%) в двух из трёх провинций архипелага (в Северной провинции и провинции Луайоте). В Южной провинции, где сосредоточены про-французские настроения, оно составляет меньшинство (26%).

Выборы в Новой Каледонии не являются событием сугубо местного значения и вызывают обеспокоенность Франции и Австралии (2).

Позиция Франции. Новая Каледония – наиболее удалённая от метрополии колония (17 тыс.км.). До 2022 г. на архипелаге могут состояться ещё два референдума о независимости по условиям Нумейского соглашения 1998 г., которое даёт каледонцам право их проведения при условии, если по итогам первого референдума сторонники независимости окажутся в проигрыше. Первый референдум прошёл 4 ноября 2018 г.(57% голосов отдано за сохранение статуса заморской территории Франции).

Возможное обретение Новой Каледонией широкой автономии или независимости изменит стратегический рисунок региональной безопасности – придаст импульс сецессионистским настроениям в заморских владениях США и европейских государств (Французская Полинезия, Реюньон, Уоллис и Футуна с исключительной экономической зоной 226 тыс.кв.км.), лишит Париж значительной доли влияния в регионе.

Франция видит Индо-Тихоокеанский регион (ИТР) в виде оси Париж – Нью-Дели – Канберра – Нумеа (столица Новой Каледонии)(2). Сохранение владычества над Новой Каледонией позволяет Франции оставаться в клубе мировых держав, присутствовать в ИТР и участвовать в диалоге с «четырёхугольником» США – Индия – Япония – Австралия (Quadrilateral). «Четырёхугольник» создан для противодействия проникновению Китая в ИТР, что совпадает с интересами Парижа (3).

Париж опасается, что в случае автономии или полного суверенитета Новая Каледония обратится за финансовой помощью к Пекину в обмен на доступ китайских компаний к недрам архипелага.

Новая Каледония выступает в качестве опоры военного присутствия Франции в Тихом океане, базой для научно-исследовательской деятельности и служит источником стратегически важных ресурсов – хрома, кобальта, марганца, золота, меди, свинца, никеля. По запасам последнего архипелаг занимает пятое место в мире, объём экспорта никеля в 2021 г. может достигнуть 4 млн.т. в течение последующих восьми лет.

Ближайшая задача Парижа – минимизировать последствия дробления про-французского политического крыла, которое представлено сразу несколькими партиями – Calédonie Ensemble, Le Repubilcans Calédoniens и др. Несмотря на проигрыш сецессионистских сил на выборах 12 мая, в абсолютных цифрах их результаты улучшаются. С 2004 по 2014 г. они увеличили своё присутствие в парламенте с 18 до 25 мест, а по итогам выборов 12 мая – до 26 мест.

Канакское население демонстрирует политическую активность. Явка на референдуме о независимости 4 ноября 2018 г. достигла 81% при показателе 40% на общегосударственных выборах в органы власти метрополии. Это говорит о заинтересованности канаков вопросами суверенитета. При этом только 3% этнических канаков проголосовали за лоялистов. К 2022 г. численность избирателей-канаков увеличится, численность избирателей-французов останется на прежнем уровне.

Позиция Австралии. Новая Каледония граничит на юго-западе по морю с исключительной экономической зоной Австралии, разделяя с ней потенциальные запасы углеводородов. На юго-востоке граничит с островным государством Фиджи, власти которого придерживаются курса на сближение с Китаем.

Канберра обеспокоена идеологическим влиянием создавшейся ситуации в Новой Каледонии на сецессионистские движения на о. Бугенвиль в составе Папуа-Новой Гвинеи и Западном Папуа (провинция в составе Индонезии). Индонезия для Австралии – стратегически важное направление внешней политики, учитывая угрозу исламизма и нелегальной миграции. Кооперация с Индонезией в сфере экономики, науки, культуры, обороны, нейтрализации последствий стихийных бедствий является для Канберры приоритетом.

Неконтролируемый парад суверенитетов в южной части Тихого океана грозит дестабилизировать выстраиваемую Канберрой систему региональной безопасности. Потенциальная независимость Новой Каледонии поставит под угрозу соглашение оборонных ведомств Франции и Австралии, частью которого является предоставление австралийским ВМС доступа к французским военным базам на архипелаге.

Австралийские власти и австралийская оппозиция, несмотря на разницу во мнениях на формат сотрудничества с Пекином, признают целесообразность выстраивания доверительных отношений между двумя странами, с упором на экономическую составляющую (4).

В этом взгляд Канберры на будущее ИТР отличается по ряду пунктов от позиции Парижа. Канберра воздерживается от прямолинейного противодействия Китаю в ИТР, предпочитая поиск баланса интересов с учётом мнения всех присутствующих в регионе игроков, особенно в рамках международных объединений (Quadrilateral, FRANZ, ANZUS, АТЭС, Форум тихоокеанских островов и др.).

Франция для сохранения статуса тихоокеанской державы привержена более конфронтационному подходу. Финансовая помощь Австралии государствам Океании во много превышает помощь от Франции ($1,3 млрд. против $100 млн.) (2). При этом Канберра выступает за увеличение гуманитарной составляющей в политике Франции в Океании.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

1) https://www.lemonde.fr/politique/article/2019/05/12/elections-provinciales-en-nouvelle-caledonie-les-loyalistes-restent-majoritaires-au-congres_5461117_823448.html

2) https://www.lowyinstitute.org/publications/new-caledonia-s-independence-referendum-local-and-regional-implications#sec36781

3) https://www.csis.org/analysis/quadrilateral-security-dialogue-and-maritime-silk-road-initiative

4) https://interactives.lowyinstitute.org/features/australia-votes-2019/issues/relations-with-china/